Труд и подвиг психологов в годы Великой Отечественной войны

МЕНЮ


Главная страница
Поиск
Регистрация на сайте
Помощь проекту
Архив новостей

ТЕМЫ


Новости ИИРазработка ИИВнедрение ИИРабота разума и сознаниеМодель мозгаРобототехника, БПЛАТрансгуманизмОбработка текстаТеория эволюцииДополненная реальностьЖелезоКиберугрозыНаучный мирИТ индустрияРазработка ПОТеория информацииМатематикаЦифровая экономика

Авторизация



RSS


RSS новости


2022-05-12 21:39

Психология

В первый же день войны была объявлена всеобщая мобилизация военнообязанных 1905-1918 г. рождения. Многие психологи, в соответствии с этим, призывались в ряды действующей армии

Многогранной и многоаспектной была деятельность советских психологов в годы Великой Отечественной войны:

проведение научных исследований по оборонной тематике; работа в эвакогоспиталях по восстановлению здоровья раненых бойцов;

обеспечение психологической подготовки кадров для тыла и армии и учебно-воспитательного процесса;развертывание научно-просветительской, санитарно-гигиенической и профилактической работы;непосредственное участие в боевых операциях (в составе кадровых частей, народного ополчения, партизанских отрядов);строительство защитных сооружений; работа в тылу (на производстве, в сельском хозяйстве и практическом здравоохранении).

Тыловой восстановительный госпиталь нейрохирургического профиля в первые месяцы войны был организован А. Р. Лурией в деревне Кисегач близ Челябинска. В последствие он вспоминал:

"Я выбрал для этой цели (создания госпиталя - примеч. авторов) недавно открытый санаторий на 400 мест в маленькой деревне Кисегач близ Челябинска. Все помещения санатория были переоборудованы для терапевтического лечения и восстановительной работы и уже через месяц я с группой моих бывших московских сотрудников начал работать в госпитале... Госпиталь был скромно оборудован нейрофизиологическими приборами, нейрохирургической аппаратурой и аппаратурой гистологической лаборатории. В таких условиях нам приходилось ставить диагнозы и лечить самые разнообразные нарушения психических функций, начиная с дефектов ощущений, восприятия и движения до нарушений интеллектуальных процессов. Выручала наша преданность делу»

Вот перечень нарушений психонервной деятельности, восстановлением которых занимались психологи в годы войны:

o Двигательные дефекты интеграции (различные парезы и нарушения тонуса и координации движений).

o Дезинтеграция двигательных актов при поражениях высших уровней кортикальной организации (различные виды апраксий , или нарушений структуры действий: разрешение пространственной и временной организации движения, внутреннего кинестетического и условно-символического плана действия, нарушения предметного уровня организации движения).

o Нарушение оптического гнозиса зрительного восприятия (разные формы оптической агнозии: литерализная (от слова литера, т.е. буква) оптическая и вербальная алексии , сужение поля зрительного восприятия).

o Дефекты речевых функций (разные формы травматической афазии : нарушение артикулированной речи, четкого различения речевых звуков, константного смысла слов и спонтанного воспоминания речевых образцов, письма и чтения, понимания и продуцирования развернутой фамматической речи, активных форм речевого мышления).

o Нарушения активного мышления ( деменция , изъяны спонтанного течения мысли).

По свидетельству В.А. Каращана, специалиста в области истории военной и авиационной психологии, тематика исследования практического мышления полководцев возникла не случайно. Перед началом Великой Отечественной войны к Б.М. Теплову обратилось руководство страны, Советской Армии с просьбой помочь вернуть в строй оставшихся в живых незаслуженно репрессированных в 30-е гг. офицеров, военачальников. Теплов, сам много лет, отдавший военной службе в 20-е гг. в качестве военного психолога-исследователя, должен был теперь оценить меру сохранности личности этих безвинно пострадавших людей, уровень их мышления, поработать с ними в качестве не только диагноста, но и психотерапевта. В результате Советская Армия получила блестящих командиров, таких, как маршал Конев, Рокоссовский и др.

Группа психологов под руководством И.С. Шпильрейна, исследовала процесс лётного обучения в школе военных летчиков в г. Ейске. В группу исследователей-психологов входили С.Г. Геллерштейн, В.М. Коган, Ротштейн, Э.Л. Лапан. Все они прошли в качестве курсантов цикл обучения летному делу и совершили свой первый полет с инструктором. По воспоминаниям В.М. Когана, оказалось, что до 90 % курсантов оказывались непригодными к летному делу после того, как они, завершив цикл теоретического обучения, допускались к первому полету с инструктором. Учебный самолет был оборудован двумя местами с параллельным управлением самолетом. Радиосвязи не было и контакт между курсантом, сидевшим впереди, и инструктором, сидевшим сзади него, осуществлялся жестами. Курсант видел в боковое зеркало, что инструктор, подняв самолет в воздух, в определенный момент поднимал вверх обе руки. Это означало, что самолет лишен управления и курсант должен взять его на себя.

Курсанты, плохо владевшие собой, не могли совладать со страхом, который приводил к полной парализации разумных действий, при этом курсанты зажимали руль управления и нередко это приводило к гибели экипажа. Для того чтобы вывести курсанта из состояния ступора, инструктор брал заранее приготовленную палку и ударял курсанта по голове. Таким образом, некоторые курсанты приходили в сознание и начинали пробовать двигать руль управления. Иногда страх, сопровождающий человека, впервые попавшего на высоту и понимающего, что от его действий зависит состояние самолета, проявлялся в беспорядочных движениях за рулем, что также могло привести и приводило к катастрофе. В результате исследований были выявлены и описаны необходимые летные умения, свойства, требующие тренировки и развития, включая наземную подготовку. Результаты работы были одобрены командованием.

Ещё одним направлением практической работы советских психологов в годы войны, особенно на первых ее этапах, являлась разработка рекомендаций по психологическим основам цветомаскировки.

В этой связи особый интерес представляет деятельность руководимой Б. Ананьевым группы сотрудников отдела психологии Ленинградского Института мозга (А. И. Зотов, З. М. Беркенблит, Р. А. Каничева и др.), перед которой была поставлена задача подготовки рекомендаций по цветомаскировке ряда зданий Ленинграда с целью их сохранения при массировных артобстрелах города. Учеными была разработана программа экспериментального исследования, которое было начато в августе 1941 г. Несмотря на трудоемкость и сложность эксперимента, большой объем полученных эмпирических данных, исследование было завершено в кратчайшие сроки, и уже зимой 1942 г. его результаты использовались в практике маскировки высотных строений города — Исаакиевского собора, Адмиралтейства и других архитектурных шедевров.

Выполнение работы в столь сжатые сроки было обеспечено, во-первых, фактически круглосуточным проведением экспериментов, во-вторых, творческим переосмыслением и использованием довоенных разработок в области цветовосприятия. Воспоминания непосредственных участниц исследования Каничевой и Ярмоленко позволяют осознать его масштаб и значимость: ведь благодаря самоотверженности ученых были сохранены бесценные памятники нашей культуры.

Формой практического участия психологов в деле защиты Отечества являлась консультационная работа и проведение военно-психологической экспертизы.

В годы войны советская психология понесла большие потери. Погибли или умерли в тылу А. П. Болтунов, И. И. Волков, Н. К. Гусев, А. А. Дернова-Ярмоленко, Г. Лосев,П. С. Любимов, Ф. И. Музылев, Л. И. Шварц, С. Н. Шпильрейн, О. Эфрусси.

Советские психологи с честью выдержали строгий экзамен войны. Их деятельность получила высокую оценку партии, правительства и широкой общественности. Возрос авторитет психологической науки и увеличились ее теоретические и практические возможности.

Вклад советских психологов в дело Победы не стоит на самом видном для широкого круга месте в истории Войны.

Но именно их самоотверженный труд в эти годы спас множество жизней. Жизней разных людей. А значит, наша профессия в это страшное время доказала слова великого Карла Юнга

"Я не то, что со мной случилось, я — то, чем я решил стать."


Источник: vk.com

Комментарии: