Риторика (др

МЕНЮ


Главная страница
Поиск
Регистрация на сайте
Помощь проекту
Архив новостей

ТЕМЫ


Новости ИИРазработка ИИВнедрение ИИРабота разума и сознаниеМодель мозгаРобототехника, БПЛАТрансгуманизмОбработка текстаТеория эволюцииДополненная реальностьЖелезоКиберугрозыНаучный мирИТ индустрияРазработка ПОТеория информацииМатематикаЦифровая экономика

Авторизация



RSS


RSS новости


2022-05-01 02:55

Философия ИИ

Первоначальное значение слова риторика — наука об ораторском искусстве — впоследствии расширилось до теории прозы, аргументации. Европейская риторика началась в Древней Греции, в школах софистов, практиковавших обучение красноречию и собиравших стилистические и грамматические правила. Риторика развивалась под влиянием Аристотеля[3], Цицерона и Квинтилиана. Расцвет христианского красноречия относится к IV—V векам. Западное красноречие было особенно сильным в Италии (Бембо и Кастильоне; XVI век), где, благодаря противостоянию латинского (научного) и итальянского (народного) языков получило развитие учение о трёх стилях. В России до Петра I существовало исключительно духовное красноречие, которое преподавали в юго-западных духовных школах с XVII века на латыни и которое изучается гомилетикой. Первые русские научные труды по риторике были изданы М. Ломоносовым («Риторика», 1748, и «Рассуждение о пользе книг церковных», 1757).

Возникновение риторики (V в. до н. э.)

По словам Диогена Лаэртского, Аристотель приписывал изобретение риторики пифагорейцу Эмпедоклу, сочинение которого неизвестно нам даже по названию. Из текстов самого Аристотеля и из других источников известно, что первый трактат по риторике принадлежал ученику Эмпедокла Кораксу, любимцу сиракузского тирана Гиерона I, политическому оратору и адвокату (судебному оратору). Он сформулировал не лишённое интереса определение красноречия: «красноречие есть работница убеждения (др.-греч. ??????? ??????????)». Он первый делает попытку установить чёткое деление ораторской речи на части: вступление , предложение , изложение , доказательство или борьба, падение и заключение. Он же высказал положение, что главная цель оратора — не раскрытие истины, но чёткость и убедительность при помощи вероятного , для чего чрезвычайно полезны всякие софизмы. Труд Коракса до нас не дошёл, но древние писатели сообщают нам примеры его софизмов, из которых особенной славой пользовался так называемый крокодилит. Ученик Коракса, Тисий, развивал ту же систему софистических доказательств и главным средством преподавания риторики считал заучивание образцовых речей судебных ораторов.

Традиционно учеником Эмпедокла считается и Горгий, который, по словам Платона, «открыл, что вероятное важнее истинного, и умел в своих речах малое представить великим, а великое малым, выдать старое за новое и новое признать старым, об одном и том же предмете высказывать противоречивые мнения».

Метод преподавания у Горгия тоже состоял в изучении образцов; каждый его ученик должен был знать отрывки из произведений лучших ораторов, чтобы уметь дать ответ на чаще всего выставляемые возражения. Горгию принадлежал любопытный трактат «О приличном случаю» (др.-греч. ???? ??? ??????), где говорилось о зависимости речи от предмета, от субъективных свойств оратора и аудитории, и давалось наставление, как при помощи насмешки уничтожать серьёзные доводы и, наоборот, на насмешку отвечать с достоинством. Красивое говорение (красивую речь, др.-греч. ???????) Горгий противопоставлял утверждению истины (правильной речи, ?????????).

Он приложил много сил к созданию правил относительно фигур: метафор, аллитерации, параллелизма частей фразы. Из школы Горгия вышли многие знаменитые риторы: Ликимний Хиосский, Фрасимах, Эвен Паросский, Феодор Византийский[en]. К тому же стилистическому направлению риторики принадлежали софисты Протагор и Продик, а также знаменитый оратор Исократ, разработавший учение о периоде.

Направление этой школы можно назвать практическим, хотя оно и подготовило богатый психологический материал для выработки общих теоретических положений об ораторском искусстве и этим облегчило задачу Аристотелю, который даёт в своей знаменитой «Риторике» научное обоснование прежним догматическим правилам, пользуясь чисто эмпирическими приёмами.

Риторика Аристотеля

Аристотель в своей «Риторике» значительно расширил область риторики, сравнительно с точкой зрения, распространенной на неё в то время. Так как дар речи, по его мнению, имеет характер всеобщности и находит применение при самых разнообразных случаях и так как действие при подаче совета, при всякого рода разъяснениях и убеждениях, приводимых для одного лица или для целых собраний (с которыми имеет дело оратор), по существу одинаково, то риторика так же мало, как и диалектика, имеет дело с какой-нибудь одной определённой областью: она обнимает все сферы человеческой жизни. Риторикой, понимаемой в таком смысле, пользуются все на каждом шагу: она одинаково необходима как в делах, касающихся житейских нужд отдельного человека, так и в делах государственной важности: раз человек начинает склонять к чему-нибудь другого человека или отговаривать его от чего-нибудь, он необходимо прибегает к помощи риторики, сознательно или бессознательно. Понимая риторику таким образом, Аристотель определяет её как способность находить возможные способы убеждения относительно каждого данного предмета.

Из определения риторики становится ясна цель, которую преследовал Аристотель в своём трактате: он хотел, на основании наблюдения, дать общие формы ораторского искусства, указать, чем должен руководиться оратор или вообще всякий, желающий убедить кого-либо в чём-либо. Сообразуясь с этим, он разделил свой трактат на три части. Первая часть посвящена анализу тех принципов, на основании которых оратор (то есть всякий говорящий о чём-нибудь) может побуждать к чему-нибудь своих слушателей или отклонять их от чего-нибудь, может хвалить или порицать что-нибудь. Вторая часть говорит о тех личных свойствах и особенностях оратора, с помощью которых он может внушить доверие своим слушателям и таким образом вернее достигнуть своей цели, то есть уговорить или отговорить их. Третья часть касается специальной (технической) стороны риторики: Аристотель говорит здесь о тех способах выражения, которыми должно пользоваться в речи (о стиле), и о построении ораторской речи.

Множество тонких психологических замечаний по вопросу о взаимодействии оратора и аудитории (например, о значении юмора, пафоса, о влиянии на молодых людей и на стариков) и анализ силы используемых в речи доказательств придают работе Аристотеля универсальное значение.

Эллинистическая и римская риторика

Труд Аристотеля оказался менее востребован, чем практические руководства (др.-греч. ??????, их авторов называли «технографами») для ораторов. Первое такое руководство принадлежит Анаксимену Лампсакскому (около 340 г. до н. э.). После македонского завоевания исчезло политическое красноречие демосфеновского типа, пришло в упадок судебное красноречие, зато риторика процветала в школах, где обычным упражнением стало сочинение речей для вымышленных судебных дел.

В Древний Рим риторика проникла в I веке до н. э.. Древнейшей латинской риторикой считается анонимная «Риторика для Геренния» (80-е гг. до н. э.). Труды о риторике Цицерона — одна из самых значимых частей его наследия (7 трактактов, датированных между 85 и 44 гг. до н. э.). Трактат Дионисия Галикарнасского (жившего в Риме) «О соединении слов» (2-я половина I в. до н. э.) интересен рассмотрением риторики литературной в связи с риторикой музыкальной (в частности, автор проводит чёткое разграничение между ораторской речью и вокальной музыкой). Все эти труды основаны на греческих (эллинистических) образцах. Наиболее полное выражение римская риторика получила в масштабной работе Квинтилиана «Наставления оратору» в 12 книгах (около 95 года н. э.), автор которой видит в ораторе идеал человека. Красноречие для Квинтилиана стоит выше, чем астрономия, математика и другие науки.

Эллинистическая риторика (в Риме сложилась ко времени Цицерона) делилась на 5 частей:

- Инвенция (в латинской терминологии — inventio, букв. «нахождение», «обретение») — систематизация речи и используемых в ней аргументов. В классике инвенция означала не «креативность», то есть не создание предмета обсуждения «из воздуха», изобретение идеи per se, а работу над уже имеющимся предметом (например, судебным случаем) — в направлении отыскивания в этом предмете ключевых аргументов, тем, проблем и т. д.

- Диспозиция (dispositio, букв. расположение <материала>) — «план выступления». У римлян диспозиция стандартно представлялась состоящей из 6 частей: вступление (по-русски иногда «эксордий»), изложение, пропозиция (постулирование сущности, в отношении которой существует консенсус, и сущности, в отношении которой существует контроверза; из констатации противопоставления этих сущностей указанная часть диспозиции также называлась divisio, «деление»), доказательство (своего взгляда), опровержение (противного взгляда) и заключение. В латинской терминологии, соответственно, exordium, narratio, propositio, confirmatio, refutatio и conclusio.

- Словесное выражение (elocutio, букв. «красноречие») — учение об отборе слов, о сочетании слов, о тропах и риторических фигурах — всего того, что формирует стиль речи.

- Запоминание (memoria, букв. «память»).

- Преподнесение (pronuntiatio, букв. «произнесение») — техника преподнесения материала, приёмы ораторской речи, придающие ей убедительность для слушателей.

В состав учения о словесном выражении входило и учение о трёх стилях: в зависимости от использования стилистических средств — о простом (низком), среднем и высоком стиле речи. Эта теория сохраняла своё значение в Средние века и в эпоху Возрождения.

После исчезновения демократии античная риторика ориентировалась главным образом на два типа речей: на судебные и парадные речи. Соответственно двум этим целям (утилитарной и эстетической) формируются два направления в теории стиля: аттицизм (аттикизм, аттическое направление), заботившийся преимущественно о точности выражения, и азианизм (азианство, азиатское направление), ставивший целью занимательность изложения и выработавший особый высокий стиль, основанный на контрастах, изобилующий сравнениями и метафорами.

В римской риторике продолжался спор об азианизме и аттицизме. Первым последователем азианизма был Гортензий, а впоследствии к нему примкнул Цицерон, высказывающийся, впрочем, в некоторых сочинениях и в пользу аттицизма. Наиболее изящным представителем аттицизма в римской литературе можно считать Юлия Цезаря.

Разработка материала в римской риторике подчинялась особой конечной цели, убеждению, в котором различались три аспекта — docere («учить», «сообщать»), movere («побуждать», «возбуждать страсти»), delectare («развлекать», «доставлять наслаждение»). Каждый из них был неразрывно связан с остальными, но, смотря по обстоятельствам, мог занимать господствующее положение. Было унаследовано и учение о разработке пяти этапов речи.

С падением республики красноречие как таковое приходит в упадок (описанный Тацитом в «Диалоге об ораторах»), зато риторические приёмы проникают в поэзию. Пионером здесь выступил Овидий, добавляющий с помощью антитез остроумия своим стихам. Напротив, Сенека и Лукан стремятся достичь трагического эффекта нагнетанием пафоса.


Источник:
Fatal error: Call to undefined function getPostSource() in /var/www/u36739/data/www/ai-news.ru/news-det.php on line 158