О сексуальных «отклонениях», или судьбы сексуального влечения.

МЕНЮ


Главная страница
Поиск
Регистрация на сайте
Помощь проекту
Архив новостей

ТЕМЫ


Новости ИИРазработка ИИВнедрение ИИРабота разума и сознаниеМодель мозгаРобототехника, БПЛАТрансгуманизмОбработка текстаТеория эволюцииДополненная реальностьЖелезоКиберугрозыНаучный мирИТ индустрияРазработка ПОТеория информацииМатематикаЦифровая экономика

Авторизация



RSS


RSS новости


2022-05-09 00:37

Психология

Во-первых, это общая заметка-размышление, а не теоретическая разработка (можно сказать, мысли вслух).

Во-вторых, понятие «отклонение» я взял в кавычки, а также выбрал именно это слово, поскольку оно указывает, что нечто отклоняется (уходит в сторону) от какого-то первичного направления.

Итак, под сексуальным «отклонением» здесь будет пониматься сексуальное влечение, которое направлено на нетипичный для сексуальности объект и/или применяет нетипичные для удовлетворения способ.

Что значит «типичный»? Как известно из физиологии ВНД и аффективной нейронауки, мозг человека от рождения – не чистый лист, а содержит в себе унаследованные филогенетически системы. Здесь я использую модель Яака Панксеппа, который выделил 7 гомологичных для всех млекопитающих базовых (!) мотивационно-аффективных систем, одна из которых – LUST (ПОХОТЬ в русском переводе) [cм. Panksepp, J. Cross-Species Affective Neuroscience Decoding of the Primal Affective Experiences of Humans and Related Animals].

Хочу заметить, что аффективные системы Панксеппа – это «корни», если применять древесную метафору, то есть «база», ниже которой уже проходят процессы не-психического характера.

Короче, система Похоть состоит из: (1) кортикомедиальная миндалина; (2) терминальный ствол (BNST); (3) передний гипоталамус; (4) вентральный и медиальный гипоталамус; (5) околоводопроводное серое вещество (PAG).

Данная система работает на своих метаболитах, значимую роль средь которых играет окситоцин и вазопрессин (вся эта система в мозге пересекается с системой Забота, к слову).

Система эта очень древняя. По мнению Панксеппа, система Забота и Привязанность эволюционно выросли именно из системы Похоть (сексуальное поведение). В этом есть логика. У млекопитающих выхаживание детеныша довольно длительное и зависимое от матери. Она попросту должна держаться всё время рядом с выводком, иначе тот погибнет от хищников, голода и холода (мы теплокровные). Соответственно, если система Похоть у млекопитающих открывает репродуктивное поведение, то системы привязанности и заботы попросту его логически продолжают.

Хочу заметить, что млекопитающие эволюционно относятся к синапсидам, а рептилии и птицы – к завропсидам. А вот уже синапсиды и завропсиды имеют общего предка в кладе амниотов. Короче, у людей и рептилий есть очень древний общий предок. Но у рептилий нет системы привязанности и заботы. Точнее сказать, там на уровне мозга, возможно, очень отдаленно что-то и присутствует, но в таких ничтожных объемах, что в поведении практически не проявляется.

Это я к чему. Это я к тому, что система Похоть (сексуальное поведение) есть и у млекопитающих, и у рептилий (хотя у последних нет систем Забота, Паника (привязанность) и Игра (социальное взаимодействие)). То есть система сексуального поведения – чудовищно древняя в рамках существования нервной системы с ее вариантом, где есть мозг. А потому и чудовищно сильная.

Иными словами, эта система эволюционно обусловлена размножением. И погодите возмущаться, как это сегодня модно: мол, человек – это ого-го себе, это не то, а другое и всё прочее. Тот факт, что вы сейчас читаете эти строчки, является следствием того, что вся линия ваших предков крайне активно и, надеюсь, по своей воле, переводили в поведение систему Похоть. То есть совокуплялись с последующим результатом, конечным (а может уже и нет) результатом в виде вас. То есть мы с вами – это плод невообразимо длительного, в масштабах поколений и целых видов, полового акта, где одни актеры сменялись другими.

Как можно заметить из описания выше, система сексуального поведения находится в подкорковых слоях мозга и функционально относится к той самой, нашей горячо любимой функциональной системе, которую дедушка наш Фрейд называл «ид». Напомню, что «ид» - это неизменяемая, генетически наследуемая в рамках филогенеза функциональная система психики, в которой органическая потребность переходит в психическую. Именно эту систему в нейропсихоанализе (и не только в нем, как оказывается) соотносят с возбуждающими (!) системами мозга, от которых, в сущности, и распространяется энергия. И еще ранние психоаналитики говорили, что инстинкты (кои и подразумевались под тем, что Панксепп назвал базовыми нейроаффективными системами) имеют химическую природу. В случае системы Похоть – это в основном окситоцин и вазопрессин.

Как бы то ни было, мозг наш устроен так, что мы должны размножаться и воспроизводить потомство. Но как же так?! А что же насчет тех людей, кто не размножается?!! А?!! А ничего. Никто не говорил о том, что верхние отделы головного мозга, как, например, лобная кора, не способны подавлять ту или иную форму поведения. Напомню, что у хорошо развитых лобных долей – очень сильные тормозящие влияния, о которых чуть ниже.

К слову, хочу заметить, что выживание для организма является крайне первичным в плане приоритетов. А в некоторых случаях – выживание и всего вида (или хотя бы племени). Обратите внимание, что даже среди крайне разумных homo наших sapiens’ов далеко не все одаренные субъекты в виду жажды приключений доживают до репродуктивного возраста.

Короче, филогенетически мы должны размножаться. Но! Система Похоть как структура, находящаяся в подкорковых системах в области восходящих возбуждений, очень плоха в прогнозах. Она ничего не «знает» о детях. Зато она знает про оргазм. И знает, что это приятно, потому что в результате происходит полная разрядка свободной энергии, которая образовалась в ничем не занятой системе. То есть, как бы это странно ни звучало, всякое млекопитающее, вступающее в половой акт с товарищем по виду, по сути, ищет… оргазм. Это мы с вами, пользуясь высшими отделами мозга, можем хотеть наследников.

То есть базовым, филогенетически обусловленным параметром результата действия в работе системы Похоть будет сексуальный контакт с объектом одного вида, противоположного пола, с проникновением и оргазмом. В противном случае, если эта «информация» в рамках вида никак не будет унаследована и закреплена с возможностью ее воспроизвести, то уповать на пресловутое научение (которое в этом вопросе, безусловно, нужно) – это обречь весь вид на гибель. Он просто не будет никак воспроизводиться. Научение – это, конечно, хорошо и обнадеживает, только кто научил тех, кто учит? А кто научил учителей? А кто научил учителей учителей?

В результате мы видим, что понятие сексуального «отклонения» здесь имеет свою логику: это отклонение влечения системы Похоть от филогенетически «закрепленного» способа удовлетворения потребности данной системы. И здесь речь вообще не идет о патологии – нет. Речь идет о том, что некий субъект разряжает данную систему неспецифическим способом или объектом.

Но вот меня волнует вопрос: откуда в человечески сообществах возникают подчас причудливые формы подобного отклонения? Например, то, что в быту называют «извращениями». Хочу обратить ваше внимание, что наибольшая концентрация различных «извращений» встречается в социальной среде, где содержится повышенный запрет на сексуальное. Да, я не проводил социологические опросы и всё такое, поэтому здесь говорю за свой опыт наблюдения.

Вопрос: почему? А теперь давайте взглянем на табу. Табу всегда предполагает предсказание некой кары, наказание за определенное сексуальное поведение или проявление сексуальности вообще. Но табу – это область тормозящих систем мозга, то есть та часть психического аппарата в метапсихологии, которая обозначается как «супер-эго». Иными словами, возбуждение системы Похоть в «ид» (приток энергии) сталкивается с торможением со стороны нисходящих процессов «супер-эго».

А теперь то же самое, но на уровне современных когнитивных нейронаук. В рамках любого влечения возникает сознательная или бессознательная предикция (предсказание, или образ ожидаемого результата). Если влечение направлено на некий объект и предполагает определенный способ взаимодействия с ним, то данный «образ» будет тормозиться, если вступает в конфликт с внутренним «табу». Мозг подавляет предсказание и формирует новое. Но и новое предсказание может так же попасть под запрет и угрожать серьезной карой.

Теперь представьте, что таких «предсказаний» (предикций) мозг отсечет в промышленных масштабах. Чем больше таких ограничений мозг задаст, тем всё дальше и дальше будет отклоняться сексуального объекта и способа с ним взаимодействовать. А почему?

Фрейд был очень прозорливым человеком, когда говорил, что «ид» не знает принципа реальности (который говорит о том, что можно, возможно или нельзя). Данная система просто хочет. В ней царствует первичный процесс, то есть свободная энергия, не занятая работой, а потому стремящаяся к разрядке немедленно (иначе энтропия и все дела неприятные).

Короче говоря, заблокированная работа системы Похоть, столкнувшаяся с запретами на любые варианты, начинает искать выход там, где не ждали. И вот мы уже видим мужчину, которому не нужна женщина, а вот женские туфли – услада для паховой области. А почему туфли? А потому, что первичный процесс (свободная энергия) еще в рамках изучения сновидений характеризовался ассоциативным мышлением. Это потом стало известно, что есть ассоциативная память, и она работает бессознательно, быстро и первично. Женские туфли как объект с чем будут ассоциироваться? С женщиной. А женщину нельзя до брака. А очень хочется. А если отыграть хотелку – кара, что не расплатишься ни в жизнь. О, чей туфля? Мой…

Эволюционно для социальных существ (да и еще с таким сложными системами общественного устройства и построения отношений) вот это очень важно, поскольку сексуальное поведение может стать поводом социальных же конфликтов.

Напомню, что homo наш sapiens одновременно и очень социальный, и очень агрессивный. Драка двух человеческих самцов может буквально закончится смертью другого. В своё время среди дворянства (когда оно только зарождалось) были приняты нормы этикета. Помните по историческим лентам и книжкам это «Не изволите ли, милостивый сударь, посетить игорный домъ с мадмуазелями и преферансомъ?». Одна из версий, откуда есть пошёл этот этикет – это (а) демонстрация отсутствия (или по крайней мере контроля) агрессии и (б) снижение вероятности действий, которые способны повлечь за собой тяжкие последствия. К слову, вспомните из истории литературного бомонда 19 века, сколько наших известнейших «рэперов» золотой эпохи погибло в перестрелках. Вот эту «славную» традицию не могли вытравить очень долго, что даже за дуэли ссылали далеко и надолго, чтобы хоть как-то снизить эту напряженку. А вы же понимаете: один другого задуэлил насмерть, его родственники негодуют и хотят крови дуэлянта, и пошло-поехало…

Так вот, из ревности реально убивают. Сегодня тоже. Хотя, казалось бы, 21 век, прогресс и космос! Поэтому жесткие табу на реализацию системы Похоть были культурно обусловлены, чтобы сдерживать порывы нестерпимого зуда в паховых областях. А, соответственно, чем больше запретов, тем больше отсекаемых предсказаний, которые рано или поздно из-за отсутствия «внятных» вариантов начнут отклоняться всё дальше от объекта и способа в сторону по ассоциативной цепочке. Поэтому не удивительно, что человек буквально может испытывать влечение к объектам, которые с источником влечения первично-то никак не связаны.


Источник: vk.com

Комментарии: