Продолжаю публиковать главы из книги о зависимости, которая выйдет в этом году

МЕНЮ


Главная страница
Поиск
Регистрация на сайте
Помощь проекту
Архив новостей

ТЕМЫ


Новости ИИРазработка ИИВнедрение ИИРабота разума и сознаниеМодель мозгаРобототехника, БПЛАТрансгуманизмОбработка текстаТеория эволюцииДополненная реальностьЖелезоКиберугрозыНаучный мирИТ индустрияРазработка ПОТеория информацииМатематикаЦифровая экономика

Авторизация



RSS


RSS новости


2022-01-13 10:13

Психология

«МЕНЯ НЕТ. Роман с зависимостью»

Автор: Татьяна Фишер

Часть I. ДНО

Глава 4. Змея

«Клиника душевных болезней»… Приятное название. Будто кто-то весь морок, ад и беспредел, которым она наполнила свою жизнь и жизни своих близких, считал душевной болезнью. Будто кто-то считал, что она не тварь последняя, а просто ее душа болеет… будто кому-то было не все равно на ее душу… будто у нее была душа… бред, конечно, но чем-то этот бред нравился.

Приемный покой в подвальном помещении. Она уже знала правила - сменить одежду, сдать телефон, снять все украшения… долго неуверенными движениями пыталась расстегнуть цепочку с крестиком… с трудом сняла с отекшего пальца обручальное кольцо… не глядя отдала все мужу.

Вчерашний вечер после магазина она не помнила. Утром привычно собрала вещи и успела по пути обманом, ссылаясь на необходимость снять в банкомате деньги, купить фляжку коньяка, перелить ее в бутылку с колой и потихоньку в дороге набраться. Муж заметил только в середине пути… Его взгляд... Бессилие. Тоска. Отчаяние. Ненависть. Горе. Она очень хорошо знала, как смотрит человек, которого постоянно предают. Но остановиться было невозможно. Там он был ее врагом. Врагом, который мешает, контролирует, останавливает, противодействует. Врагов не бывает жалко. Врагам хочется делать больно.

Не так давно у нее начались встречи с психологом. Дима. Он был не первый, не второй и даже не третий мозгоправ. Обычно все заканчивалось после первой встречи. Дураки ничерта не знающие о ней. Этот был другой. Он раньше пил. Он будто знал. Будто был там. А оттого казался «своим», «таким же», «неврагом». Ей захотелось с ним разговаривать. На второй встрече Дима попросил нарисовать зависимость. Она стала думать об этом и внутри родился образ большой змеи. Эта змея жила в груди. Огромная, занимающая весь объем грудной клетки. Сильная. Хитрая. Безжалостная. Иногда месяцами она мирно спала, но если просыпалась, а она обязательно просыпалась - змею нужно было кормить веществом. Тогда ее – жены, мамы, дочери, человека - больше не было. Змея была хозяином. А все кто против – врагами...

Она сухо попрощалась с мужем. Медицинская сестра повела ее в отделение. Длинные темные коридоры. Двери. Двери. Двери. Небольшая палата. Решетка на окне. Кровать. Капельницы. Несколько уколов... Засыпая показалось, что она чувствует как змея трется своей жесткой чешуйчатой шкурой о ее ребра, успокаиваясь и сворачиваясь внутри.

Как у любой аддикции, у зависимости от алкоголя есть свои стадии. Процесс формирования алкоголизма чем-то похож на спуск лыжника-любителя по сложной горнолыжной трассе. Если по началу скорость небольшая и есть возможность притормаживать, поворачивать и даже при необходимости останавливаться, то с каждым метром спуска скорость быстро увеличивается, а возможность контроля падает и он уже просто несётся вперёд в надежде как-то доехать до низа склона, не разбившись о дерево или кочку.

Продромальная стадия или так называемый продром

Это бытовое пьянство, когда человек употребляет по ситуации, редко напивается, может на любое необходимое время отказаться от вещества. Спокойно относится к тому, будет ли выпивка (к примеру на мероприятии), не имеет желания “догнаться” покупкой дополнительного алкоголя после вечеринки.

Первая стадия алкоголизма.

Основное в первой стадии - постепенное увеличение количества и частоты употребления. Человек нашел простой и быстрый путь к своему “хорошо” и его тянет туда все чаще, ведь мозг наш, как известно, ленив и оттого очень хорошо запоминает кратчайшие пути к искомым состояниям.

Появляется психическое влечение к алкоголю и вот уже состояние внутреннего комфорта, которое раньше давали разговоры с друзьями, прогулки, хобби, начинает напрямую ассоциируется исключительно с состоянием опьянения.

Становятся заметны подавленность и перепады настроения, вызванные интоксикацией, появляются первые признаки нарушения сна.

Часто на этой стадии пропадает рвота - защитная функция организма на чрезмерное количество яда. Кстати, если бы алкоголь изобрели только сейчас - он был бы причислен по своим характеристикам к тяжелым наркотикам и не продавался в магазинах. Но реальность такова, что в любой торговой точке человек достигший 21 года может законно купить себе порцию подсахаренного, подкрашенного, разведенного для более приемлемого вкуса наркотического этанола.

Исчезает чувство отвращения на утро после сильного употребления и уже на этой стадии человек может начать опохмеляться, но пока не по физической необходимости, а скорее в связи с нечувствительностью к интоксикации.

Появляется толерантность к ухудшению состояния после употребления, и соответственно человек начинает употреблять чаще, иногда многодневно, ежевечерне, но продолжая работать и выполнять другие социальные роли. “Плохо” на следующий день после употребления начинает внутренне восприниматься как адекватная плата за предыдущее “хорошо”, а последующее употребление - исключительно как желание убрать наступившее “плохо”.

Изменяются проявления опьянения. Успокаивающее действие алкоголя сменяется возбуждающим, стимулирующим к действию. Появляются провалы в памяти, пока в сравнительно легкой форме.

На этой стадии человек еще может сказать себе “нет”. По сути, все, что для этого зачастую нужно - достаточная осведомленность о возможности заболевания и внимательность к своим реакциям.

Вторая стадия алкоголизма.

Влечение к алкоголю становится постоянным (как в трезвом так и в пьяном виде). Мысли о веществе становятся неотъемлемым фоном в сознании (так называемое “алкогольное мышление”). Борьба мотивов выпить/не выпить сменяется влечением, которое сложно преодолеть.

Алкоголь становится веществом, необходимым для ощущения физического комфорта. Без вещества становится сложно уснуть, невозможно полноценно расслабиться и отдохнуть.

Амнезии становятся регулярными и возникают не только при глубокой степени опьянения, но и при средней.

Опохмеление становится не выбором, но потребностью, что говорит о том, что человек начинает не только психологически зависеть от вещества, но и физически.

Могут возникать многодневные запои, хотя их отсутствие совсем не гарантирует, что человек все еще вне физической зависимости.

Велика вероятность появления алкогольных психозов и алкогольного делирия (белая горячка)

Продолжает ухудшаться сон вплоть до полной бессонницы.

Становится заметна деградация личности (ухудшается память, пропадает мотивация, ослабевают интеллектуальные способности).

В состоянии тяжелой абстиненции после запоя, без помощи по детоксикации или отсутствия возможности опохмелиться, может наступить смерть.

На этой стадии человеку без помощи остановить прогрессирующую болезнь уже крайне сложно, к тому же значительно усиливается психологическая защита отрицания заболевания.

Третья стадия алкоголизма.

Это стадия, в которой произошедшие за время употребления поражения мозга уже не обратимы. Сопровождается психическими, соматическими и неврологическими нарушениями. В том числе появляются признаки алкогольной энцефалопатии.

Характерно ухудшение аппетита, снижение массы тела, ухудшение координации движений, постоянная усталость, тревожность, неустойчивость настроения и нарушения памяти.

Человек становится грубым, циничным, агрессивным. Пропадает всякая внутренняя критика к своим состояниям. Он словно отключил внутри часть себя отвечающую за здоровую критику, “совесть”, сожаление и полностью отдался зависимому себе.

Снижается толерантность к этиловому спирту и теперь опьянение наступает при малых дозах.

Алкоголь употребляется систематически и запоями. В течение запоя возрастает непереносимость алкоголя, отвращение, рвота, состояние после приема ухудшается.

Возникают судорожные припадки, отказывают ноги или другие части тела, алкогольные психозы и делирии, но вместе с тем и отрицание (как психологическая защита) заболевания достигает своей максимальной силы. Человек может находиться при смерти, но отчаянно отрицать связь своего состояния с алкоголизмом.

Запой прерывается невозможностью продолжать употребление, наступает непереносимость спиртного. Похмельный синдром значительно тяжелее чем на второй стадии.

К четвертой стадии алкоголизма относят состояние, когда (как правило уже пожилой человек, чудом оставшийся в живых при многолетнем употреблении) теряет невыносимую тягу к алкоголю и употребление постепенно затухает. Это связано как с тем, что в мозгу уже просто напросто не осталось того, чем “получать удовольствие”, так и с ухудшением здоровья в силу возраста.

“Очень показательно исчезновение эйфории в опьянении. Некоторые больные подчеркивают, что алкоголь ни веселит, ни бодрит и потребление его становится ненужным и бессмысленным. Попытка выпить по прежнему опыту большую дозу спиртного приводит к резкому ухудшению физического состояния (слабость, подскок артериального давления, головные боли, кардиалгии, тошнота, рвота и т.д.). В результате происходит полный отказ от потребления спиртного. Влечение к опьянению не возникает”. (Клиническая наркология / А.Г. Гофман. — 2-е изд. — Москва : ООО «Издательство «Медицинское информационное агентство»,

2017 — 376 с.)

До стадии затухания, как очевидно, доходят единицы. Тогда как смертность от алкоголя, если учитывать смертность опосредованно связанную с употреблением, по праву занимает одну из лидирующих позиций в мире.

Комментарии: