НОВОГОДНЕЕ ВИДЕО СУРКОВА

МЕНЮ


Главная страница
Поиск
Регистрация на сайте
Помощь проекту
Архив новостей

ТЕМЫ


Новости ИИРазработка ИИВнедрение ИИРабота разума и сознаниеМодель мозгаРобототехника, БПЛАТрансгуманизмОбработка текстаТеория эволюцииДополненная реальностьЖелезоКиберугрозыНаучный мирИТ индустрияРазработка ПОТеория информацииМатематикаЦифровая экономика

Авторизация



RSS


RSS новости


(о православном Искусственном Интеллекте)

Владислав Юрьевич, Вы замечательно подчеркнули, что ИИ будет таким, каким его сделают люди. Однако прежде, чем задаться вопросом, возможен ли в принципе Религиозный Искусственный Интеллект, я хотела бы спросить, почему Вы так уверены в том, что люди, в задачи которых будет входить обучение и развитие ИИ, во-первых, окажутся не вульгарными материалистами, а носителями религиозного сознания, а во-вторых, не какого-нибудь, а именно православного? Чтобы даже на мгновение допустить, что Религиозный ИИ будет православным, нужно быть уверенным в том, что инженеры и архитекторы AI все являются приверженцами этой конфессии, а значит, «по образу и подобию своему» создадут ИИ, о появлении которого Вы говорите.

Теперь перейдем непосредственно к главному вопросу: возможен ли Религиозный ИИ? И о какой религии или типе религиозности может идти речь? Куда денутся представители других религиозных конфессий: буддизма, индуизма, иудаизма, ислама? Что делать с конфуцианцами, даосами, зороастрийцами, джайнами, бахаи и т.д. и т.п.? Если и говорить о религии, то в случае с ИИ более правильно будет говорить о некой «планетарной религии» (и Ваши слова об интеграции всех людей и созданных ими машин в единую сеть как раз приводят к этому выводу). Или Вы считаете, что ИИ по каким-то причинам отбросит весь массив данных о других религиях и сосредоточится только на христианстве? Очевидно, что это не так. Сомнение вызывает и то, что его «создатели» (ученые и инженеры) читали Священные Книги и в принципе обладают религиозным опытом. Не думаю, что совершу большую ошибку, допустив, что подавляющее большинство является атеистами, в лучшем случае – агностиками. И никакие утверждения Поппера не меняют эту ситуацию в корне. Создатели заложат в алгоритмы именно те убеждения, которые являются для них непреложными.

Другой важный момент: данные, информация не являются знанием. Знанием они становятся посредством получения опыта, который пока остается прерогативой человека. В том числе, я говорю и о религиозном опыте.

В течение десятилетий в нейробиологии доминировала метафора «мозг – это компьютер». Разумеется, среди ученых были свои исключения. Например, пионер нейробиологии Карл Лешли еще в середине прошлого века открыто восстал против применения машинных метафор по отношению к мозгу, а Мигель Николелис настаивает на том, что мозг не вычислим и его нельзя смоделировать. Из представлений о мозге как некой операционной системе, из механического взгляда на человека возникла идея «эмуляции мозга» или переноса сознания на неорганический носитель. Вы говорите об эмуляции. И на основании ее возможности приходите к выводу, что есть возможность перенести структуру человеческого сознания на неорганический носитель (а вместе с ней – и встроенную в нее религиозность). При этом Вы, очевидно, отождествляете «сознание» и «интеллект». Вы уверены в том, что это не заблуждение?

Рассуждая о Сильном ИИ, многие допускают распространенную ошибку. Они заранее приписывают ИИ свойства и возможности человека, вероятно, полагая, что Сильный ИИ приумножит их стократно и, разумеется, будет лишен человеческих слабостей и заблуждений. Как я уже сказала, это распространенная ошибка. Сегодня инженеры, философы, бизнесмены журналисты одновременно очеловечивают машины и «машинизируют» людей. На это обращает внимание антрополог Тобиас Рис (Институт Берггрюена). Он полагает, что неправильно описывать машины языком, изобретенным для описания людей. В то же время у нас пока нет языка для «мышления о машинах» как таковых. Почему бы не создать проектную группу, спрашивает Рис, состоящую из философов, художников, дизайнеров, инженеров и т.д., чтобы они вместе придумали словарь, посредством которого мы могли бы рассуждать о машинах. Подобному тому, как в 14 веке возник гуманизм, нам сегодня нужен «машинизм». Этот словарь, по мнению Риса, освободит человека от сравнения с машинами. Те, кто считают, что вскоре машины окажутся умнее людей, измеряют последних в терминах нечеловеческого интеллекта. Но имеет ли смысл думать, спрашивает Рис, что человеческий интеллект сводится к этой общей концепции интеллекта? Если мы полностью отделим человека от машины, как изменятся критерии оценки развития ИИ (во всех его вариациях, от ANI до AGI и даже ASI)? Вы тоже подчеркиваете, что Сильный ИИ не будет человеческим интеллектом. Это интеллект машины.

И последнее, что я хотела сказать: Владислав Юрьевич, у меня для Вас есть интересное предложение, как раз связанное с ИИ. Но для того, чтобы оно Вам понравилось и пригодилось, Вам нужно меня найти. Я-то Вас - пытаюсь ?

Идея слияния биологии и технологий размывает границу между человеком и машиной. От эпохи к эпохе приходится вновь ставить вопрос: «Что такое человек?». И сегодня, в эпоху цифровой революции, когда ведутся разговоры о проектировании живых существ, редактировании генов, возможности создания киборгов и достижении физического бессмертия, этот вопрос становится еще более острым. Человека нужно ПЕРЕОПРЕДЕЛИТЬ. Это одна из задач моего проекта.

Комментарии: