Шизофрения – это болезнь, симптоматика которой выходит за пределы однотипной группы признаков

МЕНЮ


Главная страница
Поиск
Регистрация на сайте
Помощь проекту
Архив новостей

ТЕМЫ


Новости ИИРазработка ИИВнедрение ИИРабота разума и сознаниеМодель мозгаРобототехника, БПЛАТрансгуманизмОбработка текстаТеория эволюцииДополненная реальностьЖелезоКиберугрозыНаучный мирИТ индустрияРазработка ПОТеория информацииМатематикаЦифровая экономика

Авторизация



RSS


RSS новости


Шизофрения – это болезнь, симптоматика которой выходит за пределы однотипной группы признаков. Она изобилует своим разнообразием, и поэтому долгое время патологию выдавали не за одно отдельное, а целую группу заболеваний.

Множественность и разносторонность симптомов расстройства в некоторой степени затрудняют его диагностику. Они требуют тщательного и длительного наблюдения за их проявлениями и динамикой.

СОВРЕМЕННАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА

При шизофрении основной характеристикой является ее схизис, то есть расщепление. Отсюда и название заболевания. Раньше его так и называли – схизофрения.

Схизис – это не расщепление личности, когда в человеке уживается сразу несколько «персонажей»? а утрата единства психики, потеря ее гармоничного уклада, нарушение взаимосвязи основных процессов психики: восприятия, мыслей, чувств, действий.

Современная медицина объединяет все симптомы и признаки заболевания в три группы:

продуктивные симптомы;

негативные симптомы;

когнитивные расстройства.

Главные представители продуктивной симптоматики – это галлюцинации и бред.

Галлюцинации при шизофрении, как правило, слуховые. То есть, в голову больного непроизвольно «приходят» всякого рода голоса, нашептывающие ему разнообразную белиберду. При этом в голове возникают неприятные соматические ощущения: сдавление и распирание, чувство жжения, ощущение «тяжелой головы», трудности в мыслительной деятельности.

Кроме этого, под положительной симптоматикой понимают дезорганизацию речи и поведения.

Движения таких больных вычурны и непонятны для окружающих. Они не имеют направленности, хаотичны, несогласованны, напоминают игру оркестра без дирижера, где каждый инструмент играет по-своему. Внешний вид шизофреников также претерпевает изменения. Их одежда вычурна, экстравагантна. Меняется походка: она приобретает угловатые, неестественные черты. Человек может идти вприпрыжку либо резко размахивает руками.

Сам больной описывает свое состояние как лодка, которая дрейфует в море и движется в неизвестном направлении. Он не понимает, что ему нужно делать, и что с ним происходит.

Бред

Голоса провоцируют у шизофренического больного появление бреда – ложных умозаключений и представлений, не соответствующих действительности. Сразу стоит отметить, что разубедить больного в его бредовых представлениях – задача просто невыполнимая. Любые доводы, приводимые ему в качестве контраргументов, плавно вписываются в его бредовую картину. Он находит им свои неадекватные объяснения, а родных и друзей, пытающихся его переубедить, причисляет в ранг заговорщиков или врагов.

Бред бывает двух видов. Интерпретативная его форма представляет собой ложные суждения о реальных событиях. Например, больной, забыв купить продукты и, соответственно, увидев пустой холодильник, утверждает, что всю еду из него украл сосед, и неважно, когда и каким путем он попал в квартиру.

Но для шизофрении в большей степени характерна чувственная форма бреда. Свои нереальные суждения и идеи человек черпает непосредственно из своей головы.

Такой бред может быть самых различных категорий. Среди них — идеи, связанные с верой или сверхъестественными силами. Подобные суждения встречаются при шизофрении довольно часто. Это может быть убежденность в том, что больной – это пророк или миссия. Бог послал его на землю, чтобы очистить ее от греха. В отдельных случаях человек выдает себя за Бога или дьявола. Он предсказывает конец света, апокалипсис. С другой стороны, может зарождаться уверенность в том, что под кожей или внутри пациента обитают насекомые или более крупные животные. Так, один пациент утверждал, что у него в желудке поселился выводок щенят. Он ощущает их движения, подкармливает их молочком и другой «щенячьей» едой.

Другой вид бреда – уверенность в том, что ему хотят причинить вред или следят за ним. Самый распространенный при этом вариант – бред преследования. Больной говорит о том, что за ним следят спецслужбы либо кредиторы. Из других подобных суждений известны высказывания о том, что больного хотят отравить, приписывают ему совершение незаконных действий и преступлений, которых он на самом деле не совершал. Шизофреник может быть убежден в том, что его лишают каких-либо прав. Встречаются бредовые мысли обнищания или нанесения ущерба, порчи имущества.

Экспансивный бред проявляется суждениями о своем превосходстве. Больной приписывает себе обладание некими сверхспособностями, отождествляет себя с великими учеными и изобретателями, приписывает себе их творения. Он рассуждает о своем бессмертии, он уверен в своем высоком происхождении, родителей считает приемными или воспринимает их в качестве гувернеров. У других хворых встречается идея собственного совершенства, они ведут себя как типичные нарциссы, но с признаками шизофрении.

Депрессивные бредовые суждения заключаются в уверенности, что пациент имеет смертельное заболевание, у него отсутствует определенная часть тела, орган либо он вообще мертв. Или что он совершил какой-либо неправомерный поступок.

Бред двойника проявляется в утверждении, что его близких подменили. Или, наоборот, в незнакомых людях он видит своих родных. Больной также способен видеть в каждом встречном какое-то одно лицо.

Характерным симптомом шизофрении является синдром Кандинского – Клерамбо (синдром автоматизмов). Больному кажется, что мысли, ощущения, действия навязываются ему другими людьми.

Бредовые идеи при шизофрении имеют яркую и многоликую окраску. Они разнообразны, устойчивы и непоколебимы для больного.

Когнитивные расстройства

Это нарушение процессов, участвующих в мыслительной деятельности: памяти, внимания, восприятия и т.д. И, как результат – дезорганизованность мышления. Однако стоит отметить, что при шизофрении страдает не интеллект, а взаимосвязь между компонентами мыслительной деятельности. Нарушается процесс обобщения, правильность соотнесения понятий, но их значение может сохраняться неизменным. Больная Н., 17 лет: «Х (называет фамилию известного актера) – президент 2014 года. Я сама в шоке». На вопрос, кто такой Х, отвечает: «Вы что, не знаете? Актер известный, обожаю его». Перечисляет его фильмы, сюжет, год выпуска (что соответствует действительности).

Мышление «шизофреников» очень своеобразно, и отличается рядом особенностей. Для него характерна расплывчатость и неадекватное оперирование значимыми стимулами. Если говорить конкретнее, то большее внимание уделяется второстепенным понятиям и суждениям, нежели более существенным. Суждения таких людей слишком обобщенные, являются синтезом случайно подобранных понятий и терминов, не соответствуют действительности. «Радость – это способ разумных взаимоотношений, отражающийся в физике, биологии и психологии».

У больных страдает способность к абстракции. Если предложить им объединить группу предметов по единому признаку, они выбирают среди таких черт не основные, а второстепенные. Могут предложить несколько вариантов, используют собственные критерии выполнения теста. Например, могут объединить слова в одну группу, основываясь на их одинаковом окончании (рыба, пила, смола). Или, опираясь на количество букв (лес, рот, оса). Могут проводить сортировку по роду предметов: женскому или мужскому.

Они не улавливают скрытый смысл: не понимают значения пословиц и не смеются над анекдотами. Например, пословица: яблоко от яблони недалеко падает, трактуется как то, что яблоко, как и все предметы, подвержено всемирному притяжению по закону Ньютона.

Мышление также характеризуется разорванностью или словесной «окрошкой». Речь становится смесью слов, не связанных по смыслу. Наблюдаются соскальзывания: человек вроде бы адекватно повествует о чем-либо и внезапно переключается на другую тему либо его рассказ становится и вовсе бессвязным.

Появляются неологизмы – новые слова, придуманные пациентом. Часто они выступают продуктом соединения нескольких реальных слов. Наблюдаются эхолалии, когда человек бездумно повторяет точь-в-точь сказанное кем-то.

Для шизофрении характерно патологическое резонерство, то есть разглагольствование. Оно бессвязное, не имеет направленности, выбор его предмета неадекватен. Присутствует выхолощенность ассоциаций, то есть повествование лишено живого интереса, скучно и утомительно.

Для примера мыслительного процесса шизофренических больных приведен отрывок письма больного к своей дочери: «Пишу тебе письмо из безымянной бесконечности достижений человеческого совершенства ума и способности разума. В данное время мое личное самочувствие удовлетворительно-отличное».

Негативная симптоматика

Негативными называют симптомы, заключающиеся в утрате нормальных поведенческих реакций организма. Среди них выделяют:

абулия – безволие;

алогия – оскудение речи;

ангедония – потеря способности получать удовольствие;

апатия – отсутствие побуждения к действию;

потеря чувства стыдливости;

эмоциональная тупость – холодность по отношению к близким, и, в первую очередь, к матери. Женщина так и говорит, что сын или дочь ко всем относится более-менее нормально, а меня вообще не воспринимает. Лицо у больных становится безэмоциональным. Или, наоборот, они начинают неуместно хихикать. Оценивая психоэмоциональное состояние таких больных, применяют понятие «дерево и стекло». Дерево – это эмоциональная тупость, а стекло – чувствительность и хрупкость. Так, эмоциональная холодность по отношению к родным выступает в противовес слезливости во время просмотра мелодрамы. Амбивалентность эмоций проявляется в двойственном отношении к кому-либо. Отмечаются парамимии, когда больной утверждает, что ему грустно, хотя лицо расплывается в улыбке. И паратимии, когда горестное для всех событие у больного вызывает положительные эмоции.

Аутизм – еще одно последствие заболевания. Оно выражается в отстраненности от внешнего мира и создании своего внутреннего, субъективного. Разрываются все связи: дружеские, семейные, любовные. Человек погружается в одиночество и никого не пускает в свое пространство. Однако это не говорит о том, что внутри у него пустота. Он занимается фантазированием и продуцированием своих мыслей.

Кречмер провел аналогию личности шизофренического больного с древнеримскими виллами: ставни их были плотно закрыто, в то время как за ними гремела музыка, и разворачивался бал.

Существует понятие вторичных негативных расстройств, которые возникают под действием:

продуктивных симптомов – социальная изоляция в результате бреда преследования;

нейролептиков, как побочные эффекты от их действия;

нарастание первичной негативной симптоматики, приводящее к депрессии. Она, в свою очередь, способна спровоцировать самые страшные последствия – суицидальные попытки.

ИСТОРИЧЕСКИЙ ЭКСКУРС

Изучением шизофрении занималось и занимается бесчисленное количество ученых и врачей. Но, неоценимый вклад в ее познание внесли двое психиатров: Блейлер и Шнейдер.

Эйгена Блейлера, швейцарского психиатра, по праву можно назвать «отцом» шизофрении. Именно он в 1908 году официально представил данный термин психиатрии, в результате чего шизофрения и выделилась как отдельное заболевание.

Он разделял в течение болезни 2 группы признаков: первичные и вторичные. К первичным признакам он относил симптомы под названием «4А»:

снижение выраженности Аффекта – эмоциональная бедность;

Аутизм – разрыв связей с окружающими;

неправильные Ассоциации – резонерство речи, соскальзывание, эхолалии, неологизмы;

Амбивалентность, то есть расщепление сознания.

Блейлер считал данные признаки основными в проявлении болезни. То есть, по его мнению, ведущей симптоматикой шизофрении становятся негативные симптомы. Он утверждал, что они сопровождают исключительно шизофрению. Их наличие – прямое свидетельство болезни. К вторичным признакам он относил бред, галлюцинации и другую продуктивную симптоматику.

Шнейдер полагал: сознание шизофреника в принципе иное, нежели у здорового человека, и нельзя сказать, что у него страдает одна или несколько психических функций. Сознание таких больных напоминает стадию засыпания. Оно сопровождается соскальзываниями, нелогичностью, выпадением отдельных эпизодов, замещением одних стимулов другими, пробелами.

Он выделял симптомы первого и второго ранга. И, в противовес Блейлеру, к признакам первого ранга, то есть главным симптомам болезни, относил положительную симптоматику: слуховые галлюцинации, бред, хаотичное мышление.

Симптомами первого ранга по Шнейдеру являются:

комментирующие голоса, проговаривающие в голове больного все его действия;

несколько голосов, которые ведут спор между собой. Один из них говорит, что этот человек хороший, другой утверждает: нет, он плохой;

больной проговаривает все свои действия вслух;

ощущение, что мысли кто-то ворует из головы;

ощущение, что кто-то внедряет в его голову мысли: инопланетяне используют разум человека для хранения своих идей;

представление о том, что больной совершает какое-либо действие под чьим-то влиянием: они заставили меня сесть в автобус и ехать на другой конец города;

произвольность действий, носящая нелогичный характер: мои ноги идут отдельно от моего желания. Они не говорят мне, куда направляются;

бредовая трактовка обстоятельств: я увидел синий автомобиль и понял, что должен лететь в США на встречу с президентом. Он хочет поприветствовать меня и отдать честь моей семье;

галлюцинации соматического характера: кто-то зашил под кожу больному чип, чтобы наблюдать за ним. Он ощущает его наличие: кожа чешется, и присутствует жжение.

Признаки первого ранга по Шнейдеру – это основной диагностический критерий.

К симптомам второго ранга он причислял эмоциональные нарушения, любые другие галлюцинации и бред, растерянность, но не считал их однозначными показателями развития заболевания. Психиатр также отклонял соматический или неврологический характер шизофрении.

Комментарии: