ЧЕТЫРЕ ГЛАВНЫХ МИФА О ПСИХОСОМАТИКЕ

МЕНЮ


Главная страница
Поиск
Регистрация на сайте
Помощь проекту
Архив новостей

ТЕМЫ


Новости ИИРазработка ИИВнедрение ИИРабота разума и сознаниеМодель мозгаРобототехника, БПЛАТрансгуманизмОбработка текстаТеория эволюцииДополненная реальностьЖелезоКиберугрозыНаучный мирИТ индустрияРазработка ПОТеория информацииМатематикаЦифровая экономика

Авторизация



RSS


RSS новости


2021-09-12 15:37

работа мозга

Пожалуй, в психологии не существует более стигматизированной области, чем психосоматика. Это направление обросло таким количеством мифов с 1970-х годов, что сегодня многие Instagram-психологи без образования эксплуатируют их на миллионные аудитории, только подкрепляя мнение об антинаучности психосоматики. Что на самом деле к ней относится, а что является следствием неверной и иногда опасной интерпретации, рассказал клинический психолог Илья Плужников.

Миф 1: психосоматики не существует

Один из главных мифов гласит, что никакой психосоматики не существует и все можно объяснить биологическими причинами. Даже, например, в оксфордском руководстве по аллергии отсутствует отдельная глава по психологическим и психосоматическим аспектам болезни. Только в отдельных параграфах о психосоциальном функционировании пациента освещается тема снижения эмоционального и субъективного благополучия, качества жизни, но некая психологическая природа болезни все равно как будто отрицается.

В современной науке во многом психосоматические заболевания, такие как бронхиальная астма и ишемическая болезнь сердца, все еще рассматриваются с естественно-научной точки зрения. Врачи доказательной медицины стремятся найти то, что можно проверить и доказать надежными, объективными методами, что можно опубликовать в научном журнале, чтобы данные могли проверить другие ученые. Однако все чаще врачи стали рассматривать и биопсихосоциальную природу заболеваний. Они не отрицают роль психологии в лечении именно последствий физических заболеваний и согласны, что аллергия, бронхиальная астма, ишемическая болезнь сердца и любое другое хроническое заболевание тела влечет за собой значительные субъективные изменения, которые в том числе ложатся социально-экономическим бременем на жизнь пациента. Последствиями такой болезни могут стать и инвалидность, и депрессия, и тревога за свое здоровье.

Поведение в ситуации болезни — это определенные паттерны поведения пациента, которые могут ухудшать течение заболевания. Например, больные с онкологическими заболеваниями испытывают настолько сильный стресс, что теряют способность мыслить и функционировать рационально. Очень часто вместо лечения традиционными способами они могут начать применять методы нетрадиционной медицины, такие как акупунктура, аффирмации и медитации. Сами по себе подобные копинговые стратегии могут отчасти помочь человеку справиться с психологическими аспектами заболевания: они дают облегчение на первом этапе, потому что человек верит в это. К сожалению, хоть вера и является очень важным психосоматическим компонентом, она не может заменить профессионального лечения онкологов. Поэтому, когда нетрадиционные методы перестают работать, человек обращается к врачам, которые спасти его уже не могут.

Миф 2: у болезней есть мистическая причина

Самый распространенный миф, связанный с психосоматикой, утверждает, что у любых болезней есть символическая причина. Так, болезни горла связывают с «проглоченной» обидой или невысказанными словами, и лечить такие расстройства предлагается осознанием этой проблемы и ее проработкой. В случае с тяжелыми и хроническими заболеваниями такой подход может быть просто-напросто опасным. Для человека с раковой опухолью абсолютно необоснованная идея о том, что внутренние конфликты могут приводить к заболеванию, становится реальной угрозой, если он в это верит и теряет драгоценное время на неправильные методы лечения.

Психосоматика возникновения заболеваний ассоциируется с таким количеством домыслов потому, что люди ищут простые объяснения сложным вещам. Им не нужно знать молекулярные, генетические, вирусные концепции возникновения злокачественных заболеваний, чтобы объяснить недуг как «подавленную обиду» или любую другую «непроработанную» эмоцию. Самое главное — пациентам проще атрибутировать ответственность. То есть в их заболевании виноваты они сами или их родственники, а не неизвестная биохимическая реакция в организме. Таким образом, через четкую и доступную формулировку о психосоматических причинах заболевания пациент получает понятность и ощущение контроля над ситуацией, что помогает ему справиться с состоянием неопределенности, в котором он на самом деле находится.

В состоянии максимальной неопределенности человек испытывает сильнейший стресс. И чем сильнее этот стресс, тем больше ресурсов человек тратит на то, чтобы выйти из него. Если эти ресурсы взять неоткуда — если нет социальной поддержки, например, — то у человека активируются архаические пласты мышления, которые основаны на искаженной эмоциональной логике. Мистические и религиозные идеи помогают человеку психологически справиться с заболеванием, и поэтому он начинает ездить на отчитки в монастыри, искать помощи у экстрасенсов и народных целителей.

Такая психологизация причин заболевания — это свойство психики, универсальный механизм объяснения случившегося. На первом этапе, когда человек только начинает чувствовать себя плохо, он анализирует свои физические ощущения от болезни. На втором этапе он их категоризирует, вписывает в свой прошлый опыт и находит мифические объяснения своему состоянию.

Если для человека его состояние имеет определенный личностный смысл, а простого объяснения своей болезни он не нашел, то его сознание начинает мифологизировать причины заболевания. Чем тяжелее заболевание или чем больше оно стигматизировано в обществе, тем вероятнее, что человек будет искать личностный смысл в произошедшем. Выраженный негативный личностный смысл в заболевании вызывает стресс и подталкивает человека к изменениям в своем поведении, которое сопровождается мифологизацией. Более того, к такому поведению склонны люди не только из маргинализированных слоев общества, но и люди с высшим образованием, академики и ученые.

Миф 3: все болезни от нервов

Современный человек постоянно находится в стрессе, который на уровне психики выражается в виде панических атак (в самой острой форме) или тревожных расстройств. В свою очередь, тревога очень тесно связана с различными вегетативными симптомами, отражающимися на физическом здоровье человека.

Кроме того, если человек по своему личностному типу склонен фокусироваться на этой вегетатике, то она будет только усиливаться. В психологии это называется «соматосенсорная амплификация» — закон о том, что фиксация на вегетативных проявлениях усиливает их.

Хроническое повышение кортизола на фоне стресса приводит к изменениям в функционировании вегетативной системы, что ведет к так называемой вегетативной лабильности. Человек становится более восприимчивым к внешним стресс-факторам и реагирует на них более остро, что проявляется в виде тахикардии, головокружения и слабости. У человека расшатывается нервная система, появляются все новые и новые симптомы, и больной начинает искать объяснение своему состоянию.

В таких случаях врачи анализируют физические симптомы и перестраховываются, назначая обследования, которые редко оказываются показательными. Незначительные изменения в функционировании организма пугают пациента, и он продолжает поиск специалиста, способного решить его проблему. При этом назначенное лечение помогает ему лишь временно, а симптомы не уходят. До момента, когда человек поймет, что его недомогание имеет психосоматический характер, по разным наблюдениям, может пройти около пяти лет. Это происходит потому, что пациенты не верят в психологические причины своего заболевания, пока их симптом не обострится до панических атак, депрессии и полной деморализации. Только тогда озлобленный на «непрофессиональных» врачей пациент наконец обращается в центр психического здоровья, где ему назначают соответствующее лечение вместе с терапией.

К тому же ипохондрическое поведение может усиливаться через формирование пациентом так называемой вторичной выгоды. Человек неосознанно открывает для себя, что благодаря болезни его начинают замечать, за ним ухаживают, проявляют повышенное внимание и заботу. Это приводит к тому, что синдром не исчезает, а переходит в хроническую форму.

Миф 4: психосоматика лечится позитивным мышлением

К сожалению, тема психосоматики широко эксплуатируется как мошенниками, так и просто недоучками с базовым психологическим образованием. Они используют неэффективные или даже опасные методы — гипноз, «марафоны желаний» и позитивное мышление — для решения проблем пациентов, обманом вымогая у людей деньги. Их жертвами, как правило, становятся легковнушаемые люди, которые больше склонны верить в эффективность нетрадиционных практик. Следовательно, их легче ввести в состояние гипноза или трансовой медитации и внушить, что их симптомов не существует. Получается, если человек действительно страдает от психосоматических симптомов, то он излечивается, а если симптомы человека реальны, то благодаря самовнушению на короткое время ему становится легче, однако затем прежнее состояние возвращается.

Существует целый ряд интернет-школ, специализирующихся на психосоматике. Несмотря на то что некоторые школы помогают отдельным людям осознать источник своих симптомов, этого недостаточно, чтобы глубоко проработать проблему и добраться до ее сути. Быстро вылечить психосоматические симптомы невозможно, и поэтому у людей возникает запрос на психотерапию. Такие проблемы нельзя решить и самостоятельно с помощью книг и упражнений.

Единственный верный и безопасный способ лечения психосоматических расстройств — это психотерапия с медикаментозной поддержкой в случае необходимости. При большинстве психосоматических расстройств в процессе психотерапии можно выявить определенные причинно-следственные связи проявления симптомов. Это происходит только путем глубокого анализа, на который пациент даже не всегда готов согласиться. Например, у пациентки с хронической головной болью причиной симптома стало сложное сплетение обиды и гнева, направленное на взаимоотношения с противоположным полом. Это переживание сформировалось в подростковом возрасте и имело корни в раннем детстве, постепенно развиваясь в течение жизни. За четыре месяца проработки и психотерапии головная боль у женщины прошла.

Когнитивно-поведенческая терапия (КПТ) помогает пациентам отделить вегетативную реакцию от реальных симптомов проявления заболевания. Она учит человека не катастрофизировать свои симптомы, находить убедительные доказательства того, что его ощущения необъективны. КПТ объясняет, что вегетативные проявления стресса — это нормально и что избавиться от подобных симптомов можно, научившись уходить от гиперфиксации. Перенос внимания на объекты внешнего мира и жизненные цели помогает пациентам абстрагироваться от своих симптомов и жить нормальной жизнью.

У настоящего специалиста обязательно должно быть высшее профессиональное образование. То есть он должен закончить специалитет по клинической психологии или бакалавриат и магистратуру по консультативной психологии. Более того, у него обязательно должно быть два дополнительных образования: одно по направлению психотерапии или когнитивно-поведенческой терапии, а второе — в области психосоматики. Настоящий профессионал всегда будет готов показать свои документы об образовании и никогда не будет обещать быстрый результат за предоплату.

Сегодня даже существуют протоколы, утвержденные и принятые в некоторых странах, по которым лечение психосоматических заболеваний покрывается страховкой. Если обычный врач-терапевт выдает направление к психиатру или психотерапевту, то лечение будет оплачено за счет страховой компании. Также существуют протоколы лечения бессонницы, невротической инсомнии и расстройств пищевого поведения.

Автор: Илья Плужников

Комментарии: