«Анима посредничает между сознанием и коллективным бессознательным

МЕНЮ


Главная страница
Поиск
Регистрация на сайте
Помощь проекту
Архив новостей

ТЕМЫ


Новости ИИРазработка ИИВнедрение ИИРабота разума и сознаниеМодель мозгаРобототехника, БПЛАТрансгуманизмОбработка текстаТеория эволюцииДополненная реальностьЖелезоКиберугрозыНаучный мирИТ индустрияРазработка ПОТеория информацииМатематикаЦифровая экономика

Авторизация



RSS


RSS новости


2021-09-14 14:37

Психология

Определения «анимы» относятся к феноменологии «неизвестного» — анима как невинная, пустая, смутная, белая (или тёмная), как дым, туман и неясность; её уклончивое, таинственное, обскурантистское поведение, её сомнительное, неясное происхождение или её ассоциации с далёкой историей или чужой культурой, её образ, обращённый к нам спиной или покрытый вуалью, или скрывшийся, или пленённый в темноте первичной материи. Или же она непонятна, так как является созидательницей проекций и иллюзий. Неизвестное также включает феноменологию внезапных неподвластных воле настроений и привязанностей, которые приходят без причины и необъяснимо уходят. В конечном итоге анима — это нечто неизведанное, как тайна сознания в его отношении с природой и жизнью.

Это фундаментальное бессознательное архетипа — отсутствие света, морали, значения, конфликта, намерения, исторического времени и культурного образа, — на это Юнг указывает в нескольких отрывках о «неизвестной» природе анимы: «Вторжение [анимы] в сознание часто приводит к психозу»; «В отличие от других содержаний они [анима и анимус] всегда остаются незнакомцами для мира сознания, непрошенными пришельцами, наполняющими атмосферу сверхъестественными предчувствиями или даже страхом сумасшествия»; «Они [анима и анимус] без сомнения принадлежат к материалу, который выходит на свет в шизофрении». Он также полагает, что анима может объяснить значительно большее количество самоубийств среди мужчин.

Поэтому, когда Юнг говорит, что архетипы непознаваемы, я думаю, что здесь он просто подразумевает архетип анимы только как кантианский ноумен, непознаваемый потенциал, гипотетическое предположение. Он говорит, как на эпистемологическом, так и на феноменальном эмпирическом уровне: бессознательная психэ не может быть полностью познана. Таким образом «бессознательное» означает как неизвестное, так и непознаваемое. То, что неизвестно, может стать известным, но то, что непознаваемо, остаётся фундаментально и навсегда невозможным для познания, именно с этим психическим бессознательным, находящимся за пределами инсайта и знания, анима посредничает. Она делает нас бессознательными, поскольку она — само безумство жизни, она делает нас безумными: «С архетипом анимы мы вступаем в область богов… Всё, до чего анима касается, становится нуменозным — безусловным, опасным, табуированным, магическим». Анима появляется в типичной форме первобытного ига, обременённая мягкотелыми и ужасными придатками бездны.

В письме к графу Герману Кейзерлингу (13 августа 1931) Юнг замечает: «Когда такая судьба [Некюйя (вызывание теней умерших, некромантия — прим.)] настигает человека… он обычно сталкивается с бессознательным в форме «тёмной личности», ужасающе гротескной Кундри, древнего ужаса или инфернальной красоты. В представлении Фауста Гретхен, Елена, Мария и абстрактная «вечная женственность» соответствуют четырём женским фигурам нижнего гностического мира: Еве, Елене, Марии и Софии»

Цит. по: Джеймс Хиллман, «Анима: анатомия персонифицированного понятия», 2002

Иллюстрация: Эдвард Бёрн-Джонс, «Свадьба Психеи», 1895

Комментарии: