Животные тоже могут чувствовать

МЕНЮ


Главная страница
Поиск
Регистрация на сайте
Помощь проекту
Архив новостей

ТЕМЫ


Новости ИИРазработка ИИВнедрение ИИРабота разума и сознаниеМодель мозгаРобототехника, БПЛАТрансгуманизмОбработка текстаТеория эволюцииДополненная реальностьЖелезоКиберугрозыНаучный мирИТ индустрияРазработка ПОТеория информацииМатематикаЦифровая экономика

Авторизация



RSS


RSS новости


Мама ненадолго стала мировой знаменитостью после своей смерти в 2016 г. 59-летняя шимпанзе была лидером и дипломатом, и в целом прожила увлекательную и длинную жизнь. Она могла стать знаменитой по многим причинам, как рассказывает в своей книге «Последнее объятие Мамы» приматолог Франс де Вааль. Однако Мама обрела популярность после того, как обняла старого друга, который пришел попрощаться с ней. Этим другом был Ян ван Хофф, 79-летний голландский биолог, который был знаком с ней с 1972 г. Несмотря на то, что Мама была вялой и не реагировала на большинство посетителей, при виде ван Хоффа у нее загорелись глаза, она не только обняла его, но также с широкой улыбкой на лице нежно погладила его по голове. Трогательная встреча старых друзей была запечатлена на видео, которое на сегодняшний день имеет более 10 млн просмотров. Мама умерла спустя неделю после этой встречи.

Это видео показали по национальному телевидению в Нидерландах, где, по словам де Вааля, зрители были «чрезвычайно тронуты». Ван Хофф позже получил множество писем от людей, которые рассказывали, как они плакали, глядя на эту сцену. Позже та же реакция повторилась на Ютубе. Людям было грустно отчасти из-за того, что Мама умирала, но также из-за того, как она «по-человечески» обнимала Яна и поглаживала его по голове пальцами. Де Вааль отмечает, что такое поведение наблюдается и у других приматов. Шимпанзе, например, иногда используют объятия, чтобы успокоить плачущего детеныша.

«Они впервые осознали, что жест, который кажется типично человеческим, на самом деле является общим для всех приматов. Эволюционные связи лучше всего заметны на примере мелочей», — пишет де Вааль в своей новой книге. На эти связи необходимо обращать внимание — и не только для того, чтобы проникнуться трогательными воспоминаниями об умершем шимпанзе. Книга «Последнее объятие Мамы» говорит нам о том, что последняя трогательная сцена из жизни главного героя — это лишь отправная точка для исследования мира эмоций животных, ведь они могут рассказать нам много интересного о нас самих.

«Антроподениальность»

Де Вааль провел долгие годы, исследуя эволюционные связи между людьми и другими животными, особенно нашими собратьями-приматами. Он написал сотни научных статей и более десятка научно-популярных книг, в том числе книги «Политика шимпанзе», «Наша внутренняя обезьяна» и «Достаточно ли мы умны, чтобы знать, насколько умны животные?». После получения образования зоолога и этолога под руководством ван Хоффа в Нидерландах де Вааль защитил докторскую диссертацию по биологии в Утрехтском университете в 1977 г.

Де Вааля всегда раздражало то, как бихевиористы традиционно рассматривали умственные способности не человекообразных животных. Ученые начиная с XX в. по разумным причинам с осторожностью относились к проецированию черт человека на других существ, так называемому антропоморфизму. Но многие из них зашли слишком далеко, что стало причиной возникновения позиции, которую сам де Вааль называет «Антроподениальностью».

Де Вааль отмечает, что мы даже не всегда можем понять, что чувствуют другие люди, не говоря уже о животных — обычно описание тех или иных чувств является неполным или вообще не соответствует истине и всегда конвертируется под общепризнанный вариант. Нам придется закрыть глаза на множество научных доказательств, чтобы реально поверить в уникальность человеческих эмоций. Наш мозг действительно больше и сложнее, чем у других млекопитающих, но он не является чем-то уникальным по своей сути. Де Вааль считает, что отрицать его позицию просто неразумно, учитывая все данные о мозге других млекопитающих. Наши мозги очень похожи в том числе в таких важнейших аспектах, как нейротрансмиттеры, нейронная организация и система кровоснабжения.

То чувство, когда

Де Вааль объясняет главное различие между эмоциями и чувствами: эмоции — это автоматические реакции всего организма, которые примерно одинаковы у всех млекопитающих, а чувства больше связаны с нашим субъективным восприятием физиологического процесса возникновения эмоций. «Чувства возникают, когда эмоции проникают в наше сознание и мы начинаем их осознавать. Мы знаем, что злимся или влюбляемся, потому что чувствуем это, человек ощущает и осознает изменения во всем теле», — пишет он.

Многие люди могут принять тот факт, что животные тоже могут испытывать страх, но что насчет гордости, стыда или сочувствия? Знают ли животные, что такое справедливость? Могут ли они испытывать смешанные эмоции и пытаются ли скрыть свое эмоциональное состояние от других?

В «Последнем объятии Мамы» де Вааль приводит множество примеров, иллюстрирующих древнее эмоциональное наследие, которое мы разделяем с другими млекопитающими.

У крысы способны испытывать огромный спектр эмоций, они чувствуют не только страх, но и радость — они издают пронзительные звуки, когда их щекочут, и более охотно контактируют с рукой, которая их щекотала, чем с той, которая просто гладила. Они также способны проявлять сочувствие, это показали эксперименты, в которых одни крысы пытались спасти других, застрявших в прозрачной трубе, вместо того, чтобы расслабиться и полакомиться шоколадной стружкой.

Обезьяны обладают чувством справедливости. Это доказывает эксперимент, в котором две обезьяны, которые работали бок о бок, получали в награду огурцы и виноград. Когда им обеим давали только огурцы или только виноград, они были абсолютно счастливы и довольны. Однако если одной доставались только огурцы, а второй давали еще и виноград, обделенная обезьяна начинала скандалить и объявляла забастовку.

Тем не менее, ученые очень осторожны в определении эмоций животных, они часто обходятся функциональными терминами в духе антроподениальности. Может быть, собака, демонстрирующая чувство вины, просто хочет избежать наказания? Может быть и так, но сильно ли мы, люди, отличаемся в этом смысле от собак? Де Вааль отмечает, что чувство стыда и вины предполагает поведение, демонстрирующее подчинение, причем как у людей, так и у других видов, только мы пытаемся избежать другого вида наказания: общественного осуждения. Такие параллели можно провести и на примере многих других эмоций.

Мудрость веков

Несмотря на эту тенденцию недооценивать эмоции других животных, де Вааль также указывает на, казалось бы, противоречивые привычки людей. Мы традиционно свысока смотрели на свои эмоции, считая их проявлением слабости и помехой. На Западе превозносят разум, а тело с укоренившимися в нем эмоциями считают чем-то животным и неблагородным. Мы говорим, что в разуме сила, а эмоции — это не более чем источник принятия нелогичных и абсурдных решений.

До недавнего времени эмоции либо игнорировались, либо считались чем-то ниже человеческого достоинства. Однако, на самом деле эмоции — это вовсе не пережиток, а полезный инструмент, который сформировался по совершенно разумным причинам. Эмоции похожи на инстинкты, только вместо того, чтобы указывать нам, что делать, они больше похожи на коллективный голос предков, который шепотом дает нам советы, а мы самостоятельно решаем, следовать им или нет. Инстинкты жесткие и рефлекторные, а эмоции фокусируют разум и подготавливают тело, оставляя место для размышления и принятия решения. Вот почему говорят, что эмоции отражают мудрость веков. Конечно, это не значит, что эмоции всегда правильные, они легко могут сбить нас с пути, если мы будем слепо им следовать, не используя критическое мышление. Де Вааль считает, что животные так же работают с эмоциями, как и мы, стараются их контролировать, скрывать и принимать на их основе решения.

Все мы животные

Людям кажется, что нет ничего страшного в том, чтобы возвысить себя на пьедестале и поверить в то, что мы далеко впереди других животных. Де Вааль разочарован таким отношением к животным с нашей стороны — и не только по научным причинам, но и из-за того, что это негативно влияет на наше отношение к ним независимо от того, говорим мы о домашних животных или о тех, что обитают в дикой природе. «Я думаю, что в теме эмоций и интеллекта животных присутствует моральный аспект. Если мы перестанем думать о животных как о машинах и признаем, что они тоже разумные и эмоциональные существа, тогда мы не сможем и дальше делать с ними все, что захотим. Экологический кризис и исчезновение видов — это результат того, что люди решили, что они не являются частью природы», — пишет он.

Нейробиология развивается и картина мира постепенно меняется уже сегодня. На смену упрощенному взгляду на животных приходит новый, учитывающий их внутренние состояния, чувства и эмоции, что позволяет интерпретировать их поведение более сложным образом.

Возвращаясь к Маме — после ее смерти администрация зоопарка сделала кое-что необычное: они оставили клетку с ее телом открытой, позволив всем членам общины попрощаться с ней. В результате получилось что-то напоминающее поминки. Самки навещали Маму в полной тишине, что для шимпанзе не свойственно, а некоторые гладили ее тело и ухаживали за ним. Все члены общины очень скорбели по ней. Мама была выдающейся личностью среди собратьев, и де Вааль сомневается, что можно найти вторую такую, как в неволе, так и в дикой природе. Но все-таки он настроен оптимистично, потому что если последнее объятие Мамы смогло привлечь столько внимания и сочувствия по всему миру, то у нас есть надежда на изменения в лучшую сторону.

Комментарии: