На поле боя железные солдаты

МЕНЮ


Главная страница
Поиск
Регистрация на сайте
Помощь проекту
Архив новостей

ТЕМЫ


Новости ИИРазработка ИИВнедрение ИИРабота разума и сознаниеМодель мозгаРобототехника, БПЛАТрансгуманизмОбработка текстаТеория эволюцииДополненная реальностьЖелезоКиберугрозыНаучный мирИТ индустрияРазработка ПОТеория информацииМатематикаЦифровая экономика

Авторизация



RSS


RSS новости


Наземные безэкипажные системы или просто роботы развиваются не так быстро, как их «летающие коллеги», то есть БПЛА. Но и здесь тенденция очевидна - машины будут всё активнее заменять людей в боевой обстановке

В настоящее время основными сферами действий роботов считаются РХБЗ, различные виды разведки, борьба с пожарами, минами и взрывными устройствами, транспортировка людей (в том числе эвакуация раненых) и грузов. Развитие боевых роботов пока несколько отстаёт от разработок вспомогательных машин, что, впрочем, вполне естественно. При этом уже созданные боевые роботы в основном используются для решения относительно простых задач (в первую очередь - для охраны стационарных объектов), а не для применения на поле общевойскового боя.

Как и в случае с БПЛА, для боевых наземных роботов не решена проблема обеспечения полностью надёжной связи с оператором, либо наличия программы автономных действий, гарантирующей, что робот не выйдет из-под контроля. Причём осуществлять дистанционное управление наземным роботом сложнее, чем БПЛА (из-за наличия складок местности и гораздо меньшей дальности прямой видимости).

Из жизни роботов

Попытки создания телеуправляемых боевых машин в ряде стран (в том числе в СССР) велись ещё в довоенный период, но реального успеха не принесли. Возобновился данный процесс в 1960-е годы. При этом появление роботов в войсках началось лишь в XXI веке, и объёмы их поставок совершенно несопоставимы (на несколько порядков ниже), чем объём поставок БПЛА (и даже на порядок ниже, чем поставки морских безэкипажных систем). Это объясняется указанными выше проблемами с управлением, а также тем, что с экономической точки зрения наземные роботы значительно менее выгодны, чем БПЛА: они не настолько дешевле классической наземной боевой техники, чем БПЛА дешевле (многократно) самолёта или вертолёта.

Во время войн в Ираке и Афганистане ВС США получили несколько тысяч роботов-сапёров/разведчиков, из которых до 10% были потеряны. Самыми популярными моделями были малоразмерные и достаточно простые по конструкции роботы «Маркбот» и «Пэкбот». Последний, кроме поиска мин, мог обнаруживать позиции снайперов.

Дальнейшим развитием «Пэкбота» стала гораздо более крупная и тяжёлая машина «Уорриор-700/710». Имея массу 130-160 кг, она способна перевозить тот же «Пэкбот». «Уорриор» может проделывать проходы в минных полях и проволочных заграждениях, подниматься по лестницам, имеет руку-манипулятор, может нести пулемёт.

Весьма широко используется робот «Талон» массой до 70 кг, который, кроме разведывательного оборудования, может нести пулемёт и автоматический гранатомёт. На базе «Талона» создан робот MAARS массой до 170 кг, имеющий мощный манипулятор. Сходные размеры имеет противоминный робот ANDROS. Есть на вооружении и ещё несколько типов малоразмерных роботов - «Рекон Скаут», «Фёст Лук», «Спай Робот», «Дрэгон Раннер» массой от 1,3 до 9 кг. Их задача - разведка местности (в т.ч. в городских условиях) с помощью видео- и ИК-камер. «Дрэгон Раннер» оснащён ещё и манипулятором. Основным недостатком всех перечисленных роботов является малая дальность, на которой ими можно управлять (и получать от них информацию) - менее километра.

Универсальные платформы

Другим направлением развития наземных роботов является создание безэкипажных транспортных средств, которые, как правило, могут становиться универсальными платформами для размещения различного оборудования и оружия. Такие машины имеют массу сотни килограммов или даже несколько тонн.

При этом возникает вопрос, должны ли подобные машины обладать конструктивной защитой (бронёй). Отсутствие брони снижает стоимость и повышает подвижность, но также резко понижает живучесть на поле боя. Её наличие, соответственно, создаёт полностью обратную ситуацию. Найти компромиссное решение достаточно сложно.

В США созданы транспортные и многоцелевые машины-роботы «Крашер», APD, SMSS, «Гладиатор», «Кэмел», «Мул», МUТТ, а также «Титан» (совместно с Эстонией). Ни одна из них до серийного производства пока не доведена. Широкую известность получили биоморфные шагающие роботы «Биг Дог» и «Альфа Дог». Предполагалось использовать их для переноски грузов в интересах подразделений пехоты и ССО. Однако, как выяснилось, пехоте такие машины не нужны (поскольку у неё есть БМП, БТР и автомобили), а для ССО робот оказался слишком шумным и неповоротливым. Поэтому программа была закрыта.

Также был создан антропоморфный робот «Атлас». Его рост составляет 188 см, ширина плеч - 76 см, вес - около 150 кг. Очевидно, данная разработка носит чисто экспериментальный характер и в обозримом будущем вряд ли получит практическое применение. Чисто боевым должен стать «Блэк Найт», представляющий собой 10-тонный «мини-танк» (точнее - «мини-БМП» М2 «Брэдли»), оснащённый 25-мм или 30-мм пушкой и спаренным с ней пулемётом. По аналогичной концепции создан робот «Рипсо М5». Он также имеет массу 10 т, скорость достигает 65 км/ч, может нести малокалиберные пушки, пулемёты, ПТРК «Джавелин», разведывательные БПЛА.

Достаточно активно боевые роботы разрабатываются в Израиле. В первую очередь, речь идёт о патрульных машинах, предназначенных для охраны различных объектов или границы. Здесь были созданы роботы «Си Шут», «Сегев», а также разведывательно-сапёрные малогабаритные MTGR, DOGO, TIGR, IRIS, транспортный PROBOT.

Следует отметить 12-килограммовый боевой робот «Вайпер», вооружённый специально созданным для него вариантом пистолета-пулемёта «Узи» с лазерным прицелом. Он способен действовать внутри зданий, в том числе подниматься по лестницам. Другим боевым роботом является «Гардиум».

В Эстонии создана безэкипажная платформа Туре-Х массой 12 т при массе полезной нагрузки до 3 т. На её основе возможно создание семейства боевых машин, оснащённых различным вооружением и оборудованием.

Во Франции созданы семейства лёгких разведывательных роботов «Кобра» и «Нерва», эти машины могут взаимодействовать с БПЛА, передавая через них информацию оператору. В Японии разработка роботов значительно активизировалась в связи с аварией на АЭС «Фукусима». Так на свет появились разведывательные роботы «Гелиос» и «Квинс», а также боевой робот «Куратас», оснащённый двумя пулемётами и двумя манипуляторами.

Боевой робот RCLCV, который может оснащаться пулемётами и/или РПГ разработан на Тайване. В Республике Корея создан стационарный боевой робот (автоматическая турель) «Samsung SGR-1» для охраны границы с КНДР. В Китае созданы разведывательные и транспортные роботы «Линьси», «Раптор», «Сноу», «Леопард-10», «Бот», «Шарп Кло» (очень близок по внешнему виду к американскому MAARS).

Особо можно отметить робот «Да Гоу», что означает «Большая собака». Он построен по той же концепции шагающего биоморфного аппарата, что и одноимённый американский «Биг Дог». При этом неясно, принят ли он на вооружение или разделит судьбу американского «коллеги».

Целый ряд тяжёлых (массой несколько тонн) инженерных машин-роботов был создан в Хорватии. Это, в частности, противоминные машины MV-4 и MV-10 и пожарная машина MVF-5. Особенно удачной оказалась первая, она была под названием М160 закуплена сухопутными войсками США, а в России на её основе разработана машина-робот «Уран-6». Кроме того, на основе MVF-5 в России создана машина «Уран-14». В 2021 году в Хорватии была продемонстрирована машина «Комодо», предназначенная для ведения РХБ-разведки и решения различных инженерных задач, в том числе пожаротушения и дезактивации. Масса «Комодо» - 17 т, скорость хода - до 30 км/ч. При этом дальность эффективного радиоуправления составляет всего 1,5 км.

Кроме этих двух «Уранов» хорватского происхождения, в России разработаны универсальные роботы среднего размера МРК-27, «Соратник», «Платформа-М», способные нести пулемёты, АГС, РПГ, РПО, ПТРК (МРК-27 и «Платформа-М» могут также использоваться в противоминном варианте). Более тяжёлыми машинами того же назначения являются «Нерехта» и «Уран-9». По концепции биоморфного робота (подобного американской и китайской «Большим собакам») разрабатывается робот «Рысь».

К разведывательно-инженерным машинам относятся «Курсант», «Варан», РТК-05, «Торнадо», «Вепрь», «Кузнечик», «Мангуст». «Уран-6» и «Уран-9» были испытаны в ходе боевых действий в Сирии, причём в полной мере успешными эти испытания назвать нельзя. Тем не менее, именно по итогам этих испытаний «Ураны», после соответствующих доработок, пойдут на вооружение ВС РФ. «Уран-6» - как саперная машина, 12-тонный «Уран-9» - как боевой роботизированный комплекс, вооружённый 30-мм пушкой, 7,62-мм пулемётом, несколькими ПТРК «Атака» и огнемётами «Шмель-М». Примерно такой же набор вооружения (но с «Корнетом» вместо «Атаки»), как предполагается, будет иметь 7-тонный боевой робот «Соратник».

В Белоруссии разработаны боевой робот «Адунок» на шасси БРДМ-2 и малогабаритный боевой робот «Богомол». Целый ряд роботов («Барс», «Ласка», «Охотник», «Пиранья», «Фантом») создаётся на Украине, но вряд ли они дойдут до серийного производства, даже если окажутся удачными.

Сначала были танки...

В США и СССР/России предпринимались и предпринимаются попытки создать роботов (как инженерных, так и боевых) на базе танков (М60, «Абрамс», Т-72), но успешными их назвать сложно. Видимо, ближе всего к цели подошла Россия, где на шасси танка Т-72Б3 создан боевой робот «Штурм». Он будет вооружён укороченной (для ведения боевых действий в городе) 125-мм пушкой, а также, в разных вариантах, 30-мм пушкой, огнемётами «Шмель» и даже 220-мм НУРСами (очевидно, по типу огнемётной РСЗО ТОС-1). Возможно, будет создан роботизированный вариант даже новейшего танка Т-14 «Армата». На шасси БМП-3 создаётся боевой робот «Удар» с 30-мм пушкой, ПТРК «Корнет» и собственным разведывательным БПЛА вертолётного типа. Естественно, что у робота, созданного на базе БМП, защищённость будет гораздо ниже, чем у танка.

Здесь нельзя не отметить, что в данном случае особенно важен вопрос поддержания устойчивой связи с роботами-танками, причём на значительных расстояниях, поскольку если дальность такой связи не превышает 1-2 км, создание робота-танка теряет смысл. Кроме того, для таких крупных по массе и габаритам боевых роботов вопросы технического обслуживания и транспортировки на большие расстояния станут достаточно серьёзной отдельной проблемой.

Также в России создаётся роботизированный вариант САУ 2С35 «Коалиция». Насколько это целесообразно - вопрос неоднозначный. Роботы-солдаты и роботы-танки нужны для того, чтобы исключить участие людей в наземном контактном бою, подразумевающем наиболее высокие потери из всех видов современных боевых действий, роботы-сапёры необходимы для того, чтобы человеку-сапёру не пришлось «ошибиться один раз». Артиллерия же в контактные бои почти никогда не вступает, поэтому не факт, что артиллеристов нужно заменять механическими системами.

Скорее всего, роботизированная САУ окажется дороже традиционной, при этом её применение вряд ли приведёт к кардинальному снижению людских потерь. Например, в ходе двух чеченских войн Российская армия безвозвратно потеряла суммарно около 200 танков и лишь немногим более 20 САУ. Из этих цифр прекрасно видно, какой класс техники больше нуждается в роботизации.

На самом деле, если применять термин «робот» полностью корректно, ни одна из вышеперечисленных машин таковым не является, поскольку все они управляются операторами дистанционно и не могут работать автономно (либо способны на это в крайне ограниченных масштабах). Однако при создании полностью автономных систем существует уже упомянутая техническая проблема выхода машины из-под контроля и ещё более серьёзная философско-этическая проблема предоставления машине права убить человека (на самом деле, это станет решающим шагом к уничтожению человечества). Кроме того, до сих пор не решена задача группового применения наземных роботов (что уже сделано для БПЛА и морских безэкипажных систем).

Пока что экзотика

В среднесрочной перспективе предполагается создание транспортных и боевых роботов, способных формировать и охранять транспортные колонны. Антропоморфные и биоморфные роботы могут использоваться в различных вариантах - как боевые, разведывательные, транспортные (особенно на пересечённой местности при отсутствии дорог).

В более отдалённой перспективе возможно создание «личных» роботов для каждого солдата (особенно пехотинца или бойца ССО), а затем и замена роботами людей на поле боя. Но для этого необходимо будет решить указанные выше технические и этические проблемы. И если первые решить можно, то вторые - вряд ли.

В настоящий момент «летающие роботы» (БПЛА) давно стали нормой как в военной, так и в гражданской сферах. Постепенно становятся нормой морские безэкипажные системы. Наземные роботы военного назначения пока остаются экзотикой (кроме, быть может, сапёрных машин), подавляющее большинство описанных выше образцов являются чисто экспериментальными, либо используются в очень ограниченных масштабах. Нет, однако, никаких сомнений, что данная ситуация будет быстро меняться, поскольку люди всё меньше хотят воевать и умирать. В итоге их всех и убьют ими же созданные роботы.

Комментарии: