В бой идут одни… роботы: о некоторых последних разработках российской военной науки

МЕНЮ


Главная страница
Поиск
Регистрация на сайте
Помощь проекту
Архив новостей

ТЕМЫ


Новости ИИРазработка ИИВнедрение ИИРабота разума и сознаниеМодель мозгаРобототехника, БПЛАТрансгуманизмОбработка текстаТеория эволюцииДополненная реальностьЖелезоКиберугрозыНаучный мирИТ индустрияРазработка ПОТеория информацииМатематикаЦифровая экономика

Авторизация



RSS


RSS новости


2021-06-24 01:08

роботы новости

«Воевать малой кровью, на чужой территории» — предвоенный лозунг Красной армии в начале 1940-х

Но не получилось. Ошибки прошлого учтены военной наукой, и «шапкозакидательство» сегодня можно увидеть только на телевизионных политических ток-шоу, где в воинственности речей соревнуются люди, не нюхавшие пороху. В то же время события начала XXI в. показали, что главным ресурсом во всех боевых конфликтах остается человек. Максимальное сбережение жизни каждого бойца давно стало главной задачей любого командира. Но даже «универсальные солдаты» выбывают из строя. Потому в России разработкой разного рода робототехнических комплексов и платформ занимаются серьезно.

У военно-политического руководства страны сформировалось чёткое понимание, что без современных, высокоэффективных робототехнических комплексов в войнах будущего не обойтись.

Сегодня сразу несколько отечественных оборонных предприятий создают роботов для Вооружённых сил РФ. Как отметил во время недавнего марафона «Новое знание» министр обороны Сергей Шойгу, в России началось серийное производство боевых роботов с искусственным интеллектом, которые способны воевать самостоятельно. «Появились уже не просто экспериментальные образцы, а роботы, которых действительно можно показывать в фантастических фильмах», — отметил он.

При этом специалисты отмечают, что наиболее сложной, с точки зрения как формализации требований, так и их выполнения, является наземная робототехника. Во многом это связано со сложностью и изменчивостью среды применения, а также с рядом иных факторов, которые необходимо учитывать при разработке алгоритмов управления «железного воинства». Так, всемирно известный концерн «Калашников» разрабатывает боевой робототехнический комплекс (РТК) «Соратник», обладающий функциями охраны территории и ведения разведки.

Не менее знаменитый «Уралвагонзавод» специализируется на вариабельных дронах на базе танка Т-72Б3: один с тяжелым вооружением, второй — с автоматическими пушками.

Как сообщалось, к июлю нынешнего года Фонд перспективных исследований (ФПИ) должен завершить испытания пяти образцов (два на колесном ходу, три — на гусеничном) экспериментальной робототехнической платформы «Маркер» — совместного проекта Национального центра развития технологий и базовых элементов робототехники ФПИ и НПО «Андроидная техника». С их помощью сейчас отрабатывают ключевые технологии: техническое зрение, связь, навигацию, автономное движение, а также групповое управление.

В планах Минобороны России уже в ближайшее время создать первое в вооруженных силах подразделение из двадцати ударных роботов. Насколько можно судить, это будет команда состоящая из уже апробированных роботов «Уран-9».

Это боевой необитаемый многофункциональный РТК на гусеничном ходу, который предназначен для выполнения задач разведки, огневой поддержки и уничтожения бронетехники противника. В распоряжении 12-тонной машины комплекс управляемого вооружения «Атака» с противотанковыми ракетами, реактивные огнемёты «Шмель-М», а также 30-мм автоматическая пушка 2А72 и 7,62-мм пулемёт. Ранее, во время проверки выполнения гособоронзаказа ОАО «766 управление производственно-технологической комплектации» (УПТК), которое разрабатывает РТК различного назначения, Сергей Шойгу заявил, что Минобороны продолжит расширение линейки робототехнических комплексов военного назначения, которые уже сегодня востребованы в войсках. В ближайшее время в одном из военных исследовательских центров будут отработаны формы и методы массированного применения таких боевых машин.

Напомним, что УПТК разрабатывает специальные гусеничные шасси модульного типа. Подобная конструкция позволяет создавать любые дистанционно управляемые машины с заданными функциональными возможностями: «Уран-6» — разминирование, «Уран-14» — пожаротушение и боевой робототехнический комплекс «Уран-9». Все они уже состоят на вооружении Российской армии.

Руководитель Национального центра развития технологий и базовых элементов робототехники ФПИ Олег Мартьянов (до своего назначения он был членом коллегии Военно-промышленной комиссии и руководил межведомственной рабочей группой «Лаборатория боевой робототехники») утверждает, что для создания сколько-нибудь значимых систем, а затем и подразделений боевых роботов, необходимо увязать в единую цепочку научно-исследовательскую деятельность, ОКР (опытно-конструкторскую работу) и производственную базу, минимизируя временные интервалы перехода разработки из одной стадии в другую.

По его мнению, в сфере робототехники нужно стремиться не догонять и копировать, а сразу нацеливаться на разработку принципиально нового робототехнического комплекса, функционал которого был бы на порядок выше, чем все западные аналоги.

Несколько лет назад председатель Научного совета по робототехнике и мехатронике РАН академик Феликс Черноусько отметил, что к несомненному прорыву в мобильной робототехнике можно отнести способы перемещения роботов: «Многие принципы их движения заимствованы у живой природы — это так называемые зооморфные роботы, которые могут шагать, плавать, ползать, летать, как их живые прототипы».

Слова авторитетного ученого иллюстрируют четко обозначившуюся мировую тенденцию: в последние годы в робототехнике все чаще появляются разработки и внешне, и по функциям напоминающие живых существ. Например, робот-червь сделан по образу и подобию обычного круглого червя Caenorhabditis elegans.

Некоторые такие разработки делают по заказу спецслужб, поскольку роботы-животные — это, в принципе, идеальные разведчики, созданные самой природой. Вот лишь некоторые перспективные зооморфные технологии, которые могут заинтересовать спецподразделения, в том числе и российские.

Например, робот-мул может с грузом до 180 кг без подзарядки передвигаться со скоростью 11 км/ч на расстояние до 32 километров. Его основное предназначение — перевозка боеприпасов, продовольствия, ретрансляционных систем, транспортировка раненых. Следующий — робот-геккон. Как и живая ящерица, это «творение» конструкторов при помощи присосок уверенно покоряет вертикальные поверхности. Однако в отличие от живого оригинала киборг не нуждается в кислороде и способен работать в вакууме. Может быть полезен во время спасательных операций.

Обыкновенную гадюку умело имитирует робот-змея. Наиболее эффективные сферы его использования — зоны радиоактивного заражения, запыления, задымления и заражения ядовитыми веществами. Технологичной «змее» можно доверить поиск раненых после землетрясения или оползня, исследование узких и опасных участков. Походка робота-паука идеально копирует манеру передвижения собрата из дикой природы: он способен передвигаться практически по любым поверхностям, в том числе по вертикальным, однако этим его уникальность отнюдь не ограничивается. Помимо конечностей с гидравлическими «суставами» у робота-паука есть средства связи и многочисленные датчики для распознавания химических веществ, радиации, утечки газа и многого другого.

Объективности ради отметим, что проблем с зооморфными «спецназовцами» ещё много — например, не слишком велика продолжительность автономной работы, да и дальность управления ими пока что ограничена. Есть проблемы и с маскировкой под прообразы. Но вот что примечательно: во всех странах, которым позволяют технологические возможности, разработка зооморфных роботов ведется в строжайшей секретности. Это свидетельствует о том, что успехи в этом направлении есть, и недалек тот день, когда искусственные «черви» и «пауки» поступят на вооружение национальных армий и спецслужб.

Но сегодня «вишенкой на торте» являются беспилотные летающие аппараты (БПЛА) — беспилотники. В этом году Министерство обороны России получит семь комплексов с ударными беспилотниками. Разработанный в рамках опытно-конструкторской работы дрон «Иноходец» «обкатку» прошел в Сирии.

Как ранее сообщал министр обороны России генерал армии Сергей Шойгу, этот беспилотник в 2019 г. был испытан в ударном варианте. Первый российский БПЛА класса средневысотных беспилотников с большой продолжительностью полета способен не только наносить удары, но и вести разведку. Беспилотник полностью сконструирован из отечественных комплектующих. Весящий 1150 кг, он может находиться на боевом дежурстве в воздухе до 24 часов, его крейсерская скорость 200 км/ч, максимальная высота полёта — 7500 метров.

Так что, как видим, война с участием роботов уже не фантастика. И если она случится, пощады ничему живому, скорее всего, не будет. Потому что искусственный интеллект не может сострадать. Это, как говорят специалисты, всего лишь набор выверенных электронных импульсов. Но робот в бою — это надежный помощник. Далеко не случайно сокрушался высокой степенью технической оснащенности Вооруженных сил России известный своей русофобией американский ТВ-канал CNN, цитируя заявление генерал-лейтенанта Скотта Берриера, директора Разведывательного управления министерства обороны, во время слушаний, посвященных мировым угрозам, в Сенатском комитете по вооруженным силам.

«Российские вооруженные силы представляют собой экзистенциальную угрозу для Соединённых Штатов», — отметил он.

Берриер также отметил, что войска России используются для сохранения влияния на государства вдоль ее периферии, конкуренции с глобальным превосходством США и принуждения противников, которые посягают на жизненно важные национальные интересы России. Вот и мы про то же: с нами надо договариваться.

По данным из открытых источников известно, что производство боевых механизмов, обладающих искусственным интеллектом и лишенных человеческих слабостей, поставлено в нашей стране на промышленную основу. Несмотря на то, что Россия позже США вернулась к разработкам боевых роботов, она подошла к этому процессу грамотно, сделав ставку на унифицированные платформы с комплектами различных боевых модулей. Во время реальных боевых действий такая модульность позволит нашим военным быстро перестраивать робота под изменчивую боевую обстановку. Обкатка боем, успешные результаты применения российских наземных боевых роботов в ходе военной операции в Сирии подтверждают верность принятого решения.
Россия не собирается ни на кого нападать. Это не устают повторять нашим «вероятным партнерам» российские политики и военачальники. Но в случае агрессии против нас у России есть силы и средства, способные после отражения натиска врага перенести войну на его территорию. Причем, перенести без потерь в личном составе. Правда, русское «Ура!» не услышишь: роботы в бою не кричат…

Максим Столетов, Столетие

Комментарии: