К 165-летию математика Андрея Андреевича Маркова (1856–1922). Документы РГИА

МЕНЮ


Главная страница
Поиск
Регистрация на сайте
Помощь проекту
Архив новостей

ТЕМЫ


Новости ИИРазработка ИИВнедрение ИИРабота разума и сознаниеМодель мозгаРобототехника, БПЛАТрансгуманизмОбработка текстаТеория эволюцииДополненная реальностьЖелезоКиберугрозыНаучный мирИТ индустрияРазработка ПОТеория информацииМатематикаЦифровая экономика

Авторизация



RSS


RSS новости


2021-06-15 12:47

образование

К 165-летию математика Андрея Андреевича Маркова (1856–1922). Документы РГИА

Год науки и технологий – 2021

?14 июня 2021 г. исполнилось 165 лет со дня рождения выдающегося русского математика, профессора Петербургского университета и академика Петербургской Академии наук Андрея Андреевича Маркова (1856–1922).

Будучи одним из виднейших представителей Петербургской математической школы, учеником П.Л. Чебышева, всю свою научную деятельность он посвятил развитию теории чисел, теории вероятностей и математического анализа.

??В истории математических наук имя академика фигурирует в известном любому математику словосочетании «цепи Маркова», введённом в научный оборот французским учёным Ж. Адамаром. В работе «Распространение закона больших чисел на величины, зависящие друг от друга» (1907 г.) А.А. Марков сформулировал теорию цепной зависимости. Для наглядности учёный проиллюстрировал сложнейшую для понимания систему математических формул примером из русской литературы. Он продемонстрировал технику практического применения своих идей, вычислив приближённые значения вероятности встретить в романе А.С. Пушкина «Евгений Онегин» гласную или согласную букву, предметно изучив лишь небольшой отрывок текста. Сегодня схожие математические методы применяются в исторической науке для обработки больших массивов источников.

Показав трудолюбие и блестящие знания во время обучения, Андрей Марков закончил Петербургский университет в 1878 г. и был оставлен при нём для подготовки к профессорскому званию. Так началась служба математика в alma mater, продолжавшаяся с небольшими перерывами вплоть до его кончины.

?В фонде Департамента народного просвещения РГИА хранится отзыв о научной и преподавательской деятельности приват-доцента Петербургского университета А.А. Маркова за 1886 г. (Ф. 733. Оп. 150. Д. 12. Л. 320–321 об.), в котором имеется положительная характеристика его работы: «…А.А. Марков уже давно выполняет весьма трудные и ответственные поручения факультета, и если до сих пор не занимает штатной должности, то только за неимением вакансии <…>. Исследования нашего молодого ученого, напечатанные в заграничных журналах, могут быть поставлены на ряду с лучшими из статей, напечатанных в этих изданиях».

?Будучи учеником знаменитого ученого П.Л. Чебышева, А.А. Марков занимался продолжением разработки вопросов, поставленных перед математическим сообществом его учителем. В вышеуказанной характеристике читаем: «В одной из своих работ… А.А. Марков решает один весьма трудный вопрос, весьма давно уже поставленный нашим знаменитым математиком П.Л. Чебышевым и весьма долго остававшийся не решённым. Успех, достигнутый А.А. Марковым в этом вопросе, можно объяснять только большим талантом автора и глубоким знанием предмета».

Поскольку математик отличался талантом не только к преподаванию, но и к теоретической научной деятельности, то в 1886 г. 30-летний профессор был избран адъюнктом Петербургской Академии наук.

?В представлении президента Академии наук министру народного просвещения от 14 января 1887 г. читаем: «Императорская Академия наук, признав своевременным и для большей правильности своих занятий необходимым заместить одну из имеющихся в ней адъюнктских ваканций по чистой математике, остановила своё внимание на экстраординарном профессоре С.-Петербургского университета Андрее Маркове, который своими исследованиями по вышеназванной специальности приобрёл почётную известность в учёном мире» (Ф. 733.Оп. 122. Д. 2. Л. 9).

Общественно-политические взгляды А.А. Маркова были типичными для российской интеллигенции того времени и традиционно тяготели к народническим и социалистическим идеям. На примере биографии академика мы прослеживаем характерные траектории интеллектуального развития общества эпохи научного рационализма и позитивизма, когда крайняя степень атеистических настроений могла иметь оттенок политической ангажированности. Антирелигиозный настрой интеллигента автоматически вписывал его в контекст левых политических убеждений.

?Академика А.А. Маркова отличали учёная педантичность, систематичность и трудолюбие по отношению к научному ремеслу. Особая этическая модель существования была заложена с раннего детства: нельзя не упомянуть о том, что А.А. Марков был выходцем из духовного сословия, поскольку его дед был сельским дьяконом.

Американская исследовательница Лори Манчестер в своей работе «Поповичи в миру: духовенство, интеллигенция и становление современного самосознания в России», рассматривая целую социокультурную группу выходцев из духовного сословия в период с начала XIX в. по 1917 г. отмечает у «поповичей» общие культурные черты: большое трудолюбие (в противопоставление дворянской лености), близость к народу (как фундамент преимущественно левых взглядов) и сохранение этических ценностей, выработанных в религиозной среде.

Несомненно, атеизм А.А. Маркова был академическим следствием «духа времени». С именем математика связано скандальное дело об отлучении от церкви. В фонде Канцелярии Синода хранится дело «По прошению академика А. Маркова об отлучении его от церкви», в котором мы находим подробное хронологическое изложение вопроса о его разрыве с православной церковью.

???18 февраля 1912 г. в Святейший Синод было подано прошение учёного «об отлучении его от церкви ввиду того, что он отрицательно относится к сказаниям, лежащим в основе еврейской и христианской религии, не усматривает существенной разницы между иконами и мощами, с одной стороны, и идолами – с другой, и не сочувствует православной вере» (РГИА. Ф. 796. Оп. 195. Д. 1468. Л. 1). Прошение препроводили митрополиту Санкт-Петербургскому и Ладожскому Антонию, который предписал протоиерею Философу Орнатскому (будущему настоятелю Казанского собора и священномученику) «произвести пастырские увещания и вразумления» академику Маркову. Священник Философ Орнатский, несмотря на большой миссионерский и проповеднический опыт, в письме, адресованном академику, не смог убедить его изменить радикальное решение.

В ответном письме математик пишет: «Если бы цель предполагаемой Вами беседы состояла в получении от меня каких-нибудь полезных для Вас указаний по моей специальности, то я счел бы своим долгом принять Вас и по мере сил оказал бы Вам своё содействие. Но от таких бесед, которые не могут принести никакой пользы ни мне, ни моему собеседнику, а могут вести только к напрасной потере времени и к взаимному раздражению, я считаю необходимым уклоняться. Желаю Вам всего лучшего и прошу принять уверения в совершенном уважении и преданности».

?В советской историографии ошибочно полагали, что отказ А.А. Маркова от официальной религии был обусловлен уходом из жизни Л.Н. Толстого в 1910 г. Считалось, что математик отрёкся от церкви в знак солидарности с представителями церковной оппозиции. Однако первое прошение в Святейший Синод он подал в 1912 г., и маловероятным было то, что его отлучение от церкви произошло по этой причине.

Оппозиционность учёного-математика проявлялась во многих гражданских делах. Однажды городской голова приветствовал «от имени всех жителей Санкт-Петербурга» приехавшую в столицу императрицу Александру Фёдоровну. Текст данного приветствия был напечатан во многих газетах. По воспоминаниям сына А.А. Маркова, отец направил в редакцию одной из газет письмо, в котором просил сообщить, «что он, Андрей Андреевич Марков, не уполномочивал городского голову приветствовать императрицу от его имени».

?А.А. Марков живо откликался на все события общественно-политической жизни. Этим фактом было обусловлено то, что в 1910 г. его отказались избрать почётным профессором Петербургского университета. Причина была очевидна – 10 декабря 1910 г. профессор написал заявление следующего содержания: «Глубоко возмущённый сегодня распоряжением Совета министров об исключении студентов за сходки, вызванные действиями агентов правительства, вне университета находящихся, считаю своим долгом немедленно заявить факультету, что при таких условиях я никаких лекций в университете не могу читать. Пусть факультет позаботится о приискании другого лица для чтения лекций по исчислению вероятностей» (Ф. 733. Оп. 155. Д. 763. Л. 47).

??Незадолго до революционных событий 1917 г. академик Марков выражал открытое несогласие с руководством Министерства народного просвещения относительно преподавания математики в школе. В фонде Департамента народного просвещения хранится дело «О полемике между академиком А.А. Марковым и членом Совета министра народного просвещения П.А. Некрасовым по вопросу преподавания математики в средней школе» за 1916 г.

??В донесениях непременному секретарю Академии наук С.Ф. Ольденбургу П.А. Некрасов указал на наличие в сочинении Маркова «Исчисления вероятностей» «антипедагогических и антисоциальных страниц, злоупотребляющих математической логикой, как будто для того, чтобы поднять через читателей и университетских слушателей, будущих учителей гимназий, тёмные силы России на корифеев русской науки…» (Ф. 733. Оп. 156. Д. 379. Л. 5). На примере этого документа мы наблюдаем цепь противоречий, сложившихся между левой интеллигенцией и министерскими управленцами накануне революционных изменений.

?Невозможно не упомянуть о любимом хобби академика, переросшем в одну из профессиональных сфер деятельности – об игре в шахматы. А.А. Марков был соратником основоположника отечественной шахматной школы М.И. Чигорина. Его любовь к шахматам с юности во многом объясняет тягу к серьёзным научным штудиям и уж тем более интерес к теории вероятности. Сын А.А. Маркова более полувека хранил архив отца, в котором отложилось около полутора тысяч писем и открыток от 45 шахматистов из России и Европы. Известно, что в 1921 г. академик играл в шахматы при полном отсутствии зрения из-за последствий глаукомы. Любовь шахматного мастера к игре была сильнее любых недугов.

??Научные идеи А.А. Маркова до сих пор имеют значение для инженерного дела и управления производством, а его общественно-политическая деятельность как нельзя лучше объясняет мировоззренческие и социокультурные особенности нескольких поколений русской университетской и академической интеллигенции второй половины XIX – начала XX вв.

Ведущий специалист отдела информации

и научного использования документов РГИА

А.В. Ашихмин

Комментарии: