Искусственный интеллект в суде: как он будет работать

МЕНЮ


Главная страница
Поиск
Регистрация на сайте
Помощь проекту
Архив новостей

ТЕМЫ


Новости ИИРазработка ИИВнедрение ИИРабота разума и сознаниеМодель мозгаРобототехника, БПЛАТрансгуманизмОбработка текстаТеория эволюцииДополненная реальностьЖелезоКиберугрозыНаучный мирИТ индустрияРазработка ПОТеория информацииМатематикаЦифровая экономика

Авторизация



RSS


RSS новости


2021-06-08 14:27

Развитие цифровых технологий в эпоху информационного общества и больших данных доказало перспективу внедрения искусственного интеллекта в суде. Стало очевидным, искусственный интеллект – это наше настоящее, а не будущее, как мы еще недавно утверждали. Вместе с тем еще предстоит долгая работа инженеров-программистов совместно с нейробиологами для построения искусственной когнитивной системы, приближенной по своему строению и способностям к мозгу человека, который в свою очередь до конца не изучен наукой. Об этом в своей колонке рассуждает судья Арбитражного суда Москвы.

Что такое ИИ и как его внедрять в судах

Следует согласиться с высказыванием академика Константина Анохина о том, что править миром будут те, кто будет лидером в разработке искусственного интеллекта. В этой связи своевременными видятся предложения руководства Верховного Cуда РФ и Совета судей России относительно постепенного внедрения в суде «слабого искусственного интеллекта», способного решать узкоспециализированные задачи.

Впервые понятие «слабый искусственный интеллект» упоминалось в Плане мероприятий ("дорожная карта") Национальной технологической инициативы «Автонет», а впоследствии – в Указе Президента РФ от 10 октября 2019 года № 490 «О развитии искусственного интеллекта в Российской Федерации» (п. 9). При этом ему противопоставляется универсальный (сильный) искусственный интеллект (ИИ), приближенный к когнитивным способностям человеческого мозга. Небеспочвенно высказываются опасения о непрогнозируемой работе искусственного интеллекта. Однако полагаем: эта проблема будет устранена на технологическом уровне при программировании искусственного интеллекта и возможных его алгоритмических решений.

Потребуется кропотливая работа инженеров-программистов на пути создания многослойных нейронных сетей на различных языках программирования (C++,Java,JavaScript, Python и другие), поскольку мы еще до конца не познали человеческий мозг, строение и принцип работы его нейронных сетей. В этой связи даже можно задуматься о вопросе: может ли искусственный интеллект вообще быть приближенным к мозгу человека?

Само по себе обсуждение в СМИ и профильных печатных изданиях проблематики внедрения искусственного интеллекта во все сферы жизнедеятельности современного общества* говорит о том, что скоро это будет неотъемлемой частью нашей жизни и мы должны научиться с этим жить и работать.

Исходя из понимания искусственного интеллекта как моделируемой (искусственно воспроизводимой) интеллектуальной деятельности мышления человека (п. 3.17 ГОСТ Р 43.0.5-2009), можно предположить следующие этапы его внедрения в систему отечественных судов:

краткосрочная перспектива: ИИ как ассистент судьи-человека по ряду вопросов делопроизводства и при рассмотрении дела по существу;

среднесрочная перспектива (5-10 лет): ИИ как судья-компаньон судьи-человека, в том числе по вопросу оценки ряда доказательств;

долгосрочная перспектива: возможная замена судьи-человека ИИ по отдельным функциям судьи-человека при осуществлении правосудия.

Предложенный прогноз этапов внедрения судебного искусственного интеллекта (judicial-AI) прежде всего основан на уровне развития информационных технологий. В настоящее время еще не создан искусственный интеллект, приближенный к когнитивным способностям мозга человека и его миллиардам нейронов. Вычислительная функция существующих киберфизических систем эффективна, но пока еще узконаправлена.

Основные этапы технологизации судебного процесса

Для создания объективной, эрудированной и «разумной» судебной нейросети должно пройти немало времени. Видится, что в ближайшее время AI будет:

распознавать и переводить на русский язык в читаемый цифровой формат любые документы;

вести цифровое протоколирование хода судебных заседаний;

автоматически определять специализацию судей по категориям дел и распределять дела между судьями соответствующих судебных составов;

администрировать выдачу цифровых исполнительных листов и последующее отслеживание их юридической судьбы.

Отдельные функции judicial-AI могут выполняться в режиме голосового помощника (по аналогии с Siri, Алисой или Сбербанка Онлайн).

Следующим этапом будет участие AI в правовой оценке ряда доказательств по делу:

определение категории и юридических свойств сделки (форма, дата, подлинность электронной подписи);

проверка расчета исковых требований (размера договорной неустойки, реального ущерба или упущенной выгоды);

определение пропуска срока исковой давности и срока на обращение в суд;

предложение о примирении сторон (варианты мировых соглашений или перспективы использования медиативных процедур);

вычисление «глубинных подделок» с использованием ИИ (deepfake) и иных фальсификаций.

Передав искусственному интеллекту упомянутые функции отдела делопроизводства суда и судьи, мы сократим массу времени судье-человеку на выполнения алгоритмической работы. Потребуется лишь проверить выводы AI и методику их вычисления (получения «машинного решения»).

Работа искусственного интеллекта на текущем этапе возможна исключительно в связке с судьей-человеком по аналогии co-robot (коллаборативный робот, управляемый человеком). Речь идет о комбинированной работе AI в паре с судьей-человеком или под контролем в сфере юридическо-машинной обработки и оценки доказательств как сведений о фактах, на которых стороны обосновывают свою позицию в суде.

В целях постепенного внедрения judicial-AI необходимо следующее:

оцифровка всех поступающих в суд текстовых документов в электронную машиночитаемую форму с соблюдением единых форматов и стандартов с возможностью их последующей трансформации в другие форматы (например, PDF, RTF, DO и DOCX);

устранение цифрового неравенства среди участников гражданского оборота и обеспечение технологической доступности к цифровому правосудию;

предоставление доступа judicial-AI к интеграционной шине СМЭВ (система межведомственного электронного взаимодействия) и всевозможным Big data;

разработка облачной модели работы AI в дистанционном режиме через телекоммуникационную сеть Интернет и ее администрирование высшими судами – Верховный Суд и Конституционный Суд;

принятие НПА, регламентирующих возможность передачи части функций судьи-человека искусственному интеллекту;

формирование единого пространства доверия к цифровой среде и правовой культуры применения judicial-AI.

Что следует обязательно учесть

На пути внедрения искусственного интеллекта в суде правоведам следует оценить несколько важных моментов. Во-первых, сознание судьи-человека при рассмотрении дела по существу спора позволяет учитывать не только положения законодательства, но и давать оценку различным философско-правовым категориям: от справедливости и гуманности до добросовестности. Так, по системе КАД.Арбитр можно вычислять одновременную подачу нескольких заявлений о выдаче судебных приказов для скорейшего начала процедуры банкротства ответчика в обход требований реального кредитора. При этом встречаются случаи, когда к подобным заявлениям прикладываются одни и те же платежные поручения на оплату госпошлины или договоры с актами оказания услуг.

Во-вторых, современные разработки искусственного интеллекта свидетельствуют о его возможности распознавать лишь объект либо иные явления по линиям (внешним очертаниям), в то время как цвет объекта не имеет значения для выводов AI. Необходимо создать AI с многослойными нейронными сетями, позволяющими объективно оценить все фактические обстоятельства дела.

И в-третьих, правосознание общества в условиях цифровой трансформации претерпело ряд существенных изменений, но осталось неизменным понимание правосудия как сочетающего в себе две категории – «право» и «суд». Законом предъявляются повышенные требования к кандидатам на должность судьи. Так, например, судья КС должен обладать безупречной репутацией, соответствующим юридическим стажем и признанной высокой квалификацией в области права (ст. 8 Закона о КС). Повышенные требования вызваны социальной значимостью должности судьи. Следовательно, для признания возможной работы judicial-AI мы должны поставить его в один ряд с судьей-человеком.

Следует также учесть, что традиционное правосудие представляет собой некий обряд, включающий планировку зала судебных заседаний (флаг и герб России), порядок обращения участников процесса к суду, внешний вид судьи (мантия) и многие другие юридически закрепленные положения. В процессуальном законодательстве судье отводится особая роль в реализации судебной власти (ст. 1 Закона о статусе судей в РФ). В этой связи гарантируется их независимость, самостоятельность и подчинение только закону. Следовательно, дискуссионным будет утверждение о «независимости и самостоятельности» judicial-AI с учетом того, что его технологически администрируют соответствующие инженеры-программисты (технологическая зависимость от третьих лиц). Автономность работы российского judicial-AI должна быть обеспечена отечественными разработчиками информационных систем.

Требуется разделять законы физики и технологии от норм права (юридических законов), а также от медицинской доктрины. Наблюдаются попытки юристов, инженеров-программистов и нейробиологов описать правовые, технологические и медицинские явления «собственными» категориями, что априори невозможно. На этом пути следует объединить их совместные усилия для составления концепций и дорожных карт внедрения искусственного интеллекта в суды и в иные сферы жизнедеятельности общества.

Современное образование и профессиональные компетенции юриста требуют познаний информационных технологий. Не представляется возможным правовое описание явлений, о которых отсутствует хотя бы элементарное или общее представление. Задачей ведущих юридических ВУЗов должно быть обучение юриста элементарным навыкам пользователя информационных технологий.

Значимым вопросом остается сохранность персональных данных при их обработке AI с учетом положения Закона о персональных данных (2006 год). Доступ (каналы связи) к охраняемым законом сведениям (данным) должен быть надежно защищен от несанкционированного доступа со стороны третьих лиц.

Должны учитываться религиозные и этнические традиции народов России при разработке и внедрении AI. Известно, что в отдельных субъектах Российской Федерации формируется уникальная судебная практика на основе вековых традиций проживающих на соответствующей территории страны народов.

В заключение можно сделать вывод о том, что технология работы судебного искусственного интеллекта должна быть открыта, достоверна и прозрачна для всех граждан, хозяйствующих субъектов и общества в целом. Такой подход обеспечит доверие общества к суду и внедряемым в его работу современным информационным технологиям: искусственному интеллекту и облачным вычислениям.

АВТОР: ВАСИЛИЙ ЛАПТЕВ, Д.Ю.Н., СУДЬЯ АРБИТРАЖНОГО СУДА МОСКВЫ

Комментарии: