Давайте поговорим о реабилитации как деятельности. И об этике, куда ж без нее.

МЕНЮ


Главная страница
Поиск
Регистрация на сайте
Помощь проекту
Архив новостей

ТЕМЫ


Новости ИИРазработка ИИВнедрение ИИРабота разума и сознаниеМодель мозгаРобототехника, БПЛАТрансгуманизмОбработка текстаТеория эволюцииДополненная реальностьЖелезоКиберугрозыНаучный мирИТ индустрияРазработка ПОТеория информацииМатематикаЦифровая экономика

Авторизация



RSS


RSS новости


2021-06-17 05:40

работа мозга

Вот ребенок, имеющий нарушения развития в силу хронической гипоксии мозга. Энцефалопатия не дала сформироваться нормальному циклу дыхания, он дышит ртом. Гипоксия вследствие дыхания ртом поддерживает энцефалопатию.

Разорвать сей порочный круг можно единственным способом. Принуждая ребенка заниматься. Сам по себе больной мозг заниматься не хочет, да не особо и может. Зато продуцирует то, что на языке эвфемизмов именуется «проблемное поведение». Не нарочно, конечно же. Ребенок не понимает (или лишь частично, т.к. мышление-то не сформировано, как и остальное), что делает плохо. Окружающим от этого легче? Нет.

Вот взрослый с зависимостью, алкоголик или наркоман. И опиаты, и алкоголь влияют на те же центры в продолговатом мозге. Провоцируют те же нарушения цикла дыхания и...ту же энцефалопатию. С проблемным поведением все хорошо, оно все — одна сплошная проблема. Мышление нарушено, и достаточно грубо.

Отличие от детей одно. Очень значительное. Ребенок не выбирал, получить ему травму в родах или нет. Перенести герпетическую инфекцию внутриутробно или нет. Насчет алкоголя и опиатов (а на них приходится свыше 90% пациентов с аддикциями) точно могу сказать — никто их «витаминками» не называл. Амфетамины, галлюциногены и коноплю (оставшиеся 10% именно «синдрома зависимости» по МКБ) тоже, вроде, безопасными и полезными не пропагандировал. Человек по доброй воле заболел.

То есть с точки зрения пресловутого «гуманизма» поводов для жалости, вернее, сочувствия, ровно одинаково. Там больной и тут больной. А с точки зрения логики фраза «сам виноват» make sense.

Все виды реабилитации зависимых по всему миру имеют крайне низкую эффективность. От 3 до 7% выходят в длительную устойчивую ремиссию. У остальных ремиссии или не дольше года, или течение по факту безремиссионное.

Нарушения мышления у зависимых, даже в устойчивой ремиссии, сохраняются пожизненно. Как и у шизофреников. И корни схожие, изменения обмена дофамина. Но растить из пациентов с шизофренией психиатров в голову никому не приходит. Из ремиссионных аддиктов aka «выздоравливающие» массово готовят «специалистов по реабилитации». Логично же, чоужтам.

Некоему бывшему мэру столицы Урала, который сам бывший зависимый и в чьем «реабилитационном центре» наркоманов приковывали к батареям, все рукоплескали. Ну или по крайней мере, оправдывали «перегибы» благими намерениями. Дескать, не специалисты, что с них взять. Даже умершую от менингита реабилитантку спустили на тормозах. Ибо «молодец, борется с социальным злом».

А дальше включается следующая пластинка: для защиты интересов макро-и микросоциума есть полиция и суд (цитата), а реабилитация зависимых не может содержать в себе никакого насилия (тоже цитата).

Ок. С точки зрения эффективности именно реабилитации и именно с позиции выхода на относительно устойчивую ремиссию, действительно, принуждение — зло.

Но вот насчет «полиция и суд»... Господа «программные» психологи, это те, кто залипает чаще всего на 12 шаговую модель и приемлет полноценное участие «выздоравливающих» как специалистов в реабилитации (при получении соответствующего образования), вольно или невольно опираются на христианские ценности.

То есть подразумевают, что не выгонят же родные аддикта на мороз голым и босым. А он пусть пока напитывается желанием выздоравливать.

Так вот. Оно несколько иначе работает. Несколько примеров.

Звонят. У некоего вьюноши обнаружилось употребление героина с тропикамидом. Уже полгода. «Усе пропало, шеф». Обрисовываю варианты. Первый: ждать, пока созреет выздоравливать. Второй: помнить, что при таком варианте зависимости живут не долее года. И класть, пусть и с нарушением закона, на принудлечение в психушку. Нет, конечно же, мы на такое не пойдем, он обещал, он то, он это. Проходит три месяца. Больной вроде бы не употребляет, вернее, не был пойман. Вышел вечером за сигаретами. Уже 8 лет числится пропавшим без вести. То есть, как все мы понимаем, погиб, а труп или не найден, или не опознан.

Ну-с, дамы и господа, уверенные, что принуждение недопустимо, и что нарушения мышления у зависимых, даже «бывших», не повод скептически относиться к их мнению, вы маме, маме этого парня свою тюльку прогоните.

Бывшая студентка. Родители «почему-то» записали квартиру на нее одну, а не в долях с сестрой-наркоманкой. Сестра успела родить двоих детей, но употреблять не прекращает. Т.к. владелец у квартиры один, то наркоманку выписывают на улицу, замки меняют, над детьми оформляют опеку. Через несколько месяцев по ДНК-тесту опознают кадавр окочурившейся от передоза сестры. Зато без насилия, правда же.

Личная история. Забочусь в той или иной степени о некоем весьма неблизком по крови родственнике. По крови на уровне как Ефим Шифрин и Вупи Голлберг между собой родство, ну почти так. Человек жил в моей, и чисто моей (без других долевых собственников) квартире. Условий было два. Никого не водить, ни друзей, ни личную жизнь. И не употреблять. Естественно, выполнить такие сложные кондиции невозможно.

Прилетаю из командировки, обнаруживаю щалман. Предупреждал? Да. На выход. И пьяное тело, в шортах и шлепках на босу ногу, выходит в февраль. Минус 20. Часть ночи на лестничной клетке, часть в машине с включенным мотором, чтоб не мерзнуть. Жалостливые звонки Виталию — это вообще всеобщая забава, жаловаться на вашего покорного слугу Виталий Юрьевичу — с получением ответа «ну, это ж его квартира, имеет право». Несколько месяцев ремиссии, срыв, выселение в ночлежку и смена замков. Плач, биение себя пяткой в грудь насчет последнего раза, все как у аддиктов полагается, все было. Не взыграло. Свою созависимость кое-кто зато отработал от и до.

Никакой насильственной реабилитации, правда же. И по закону никаких прав у зависимого на стол и кров в данной конкретной квартире.

«Программные» психологи могут быть довольны.

Как нет? Ах да, начнется околохристианское давление на мораль. Сто процентов начнется. Потому что «12 шагов» и прочий кухонный гештальт выстроены вокруг протестантских этических постулатов. И без них не работают от слова совсем. Нет, конечно, сам по себе «специалист» может этого не осознавать. Как вступающие в брак и гордые тем, что «нам не нужен брачный договор, у нас любофф» не осознают, что Семейный кодекс И ЕСТЬ типовой брачный договор «все пополам». Подпись под которым они ставят в ЗАГСе.

Так вот, господа нехорошие. Вилка такая. Или зависимого строго по закону выселяют на улицу, где он дает дуба в течение пары месяцев максимум. Или дают ему «выбор» на годик пожить в закрытой «реабилитационной общине», с как формулирует МКБ-10 «воздержанием в исключающих употребление условиях». Можете называть это частной тюрьмой, и прочее. Вариант «вдруг он сам осознает и начнет выздоравливать» смотрим выше, имеет вероятность максимум 7%. Чаще меньше.

Разумеется, можно годами в созависимости носиться с хотелками аддикта, кормить его, давать денег на сигареты и дозу, превращаясь в окурок от человека. Но, вроде бы, «программа» такое не одобряет. Да и логика тоже.

И да, можете кидаться тапками, помидорами и кизяками. Работая с детьми, стою на страже интересов ребенка. Потому что он — страдательное звено в семейной системе. Работая со взрослыми, забочусь об интересах здоровых. Потому что зависимые знали, на что идут. Истории про «жвачки с героином» оставьте желтой прессе. Ни разу за много лет такого в практике не видел.

Да, насилие, хоть психологическое, хоть какое, отвратительно. Да, оно не ведет к выздоровлению. Но оно сохраняет жизнь зависимого в физическом плане и душевное здоровье его семьи.

Да, дети с ДЦП не хотят физической реабилитации, потому что при спастике это больно. Дети с аутизмом и УО не хотят занятий с дефектологом, потому что напрягаться почти больно, почти физически.

Но если не заставлять, получаем тотальную психофизическую инвалидизацию ребёнка. Необратимую.

Да, как и смерть зависимого, которая тоже необратима.

Зато у всяких «специалистов» мой текст даст шикарный повод выгулять белый плащик.

Просто помните, неуважаемые, что статистика-то против ваших соплей в сахаре. А личные наблюдения над одним, вторым, третьим случаями «добровольного выздоровления» ничегошеньки не доказывают. В сравнении с цифрой в 3-7%.

Комментарии: