АРГУМЕНТЫ ПРОТИВ ФИЗИКАЛИЗМА

МЕНЮ


Главная страница
Поиск
Регистрация на сайте
Помощь проекту
Архив новостей

ТЕМЫ


Новости ИИРазработка ИИВнедрение ИИРабота разума и сознаниеМодель мозгаРобототехника, БПЛАТрансгуманизмОбработка текстаТеория эволюцииДополненная реальностьЖелезоКиберугрозыНаучный мирИТ индустрияРазработка ПОТеория информацииМатематикаЦифровая экономика

Авторизация



RSS


RSS новости


Физикализм – это тезис о том, что все является физическим, или, как иногда выражаются современные философы, что все супервентно на физическом или вынуждается им. В общем, идея в том, что природа актуального мира (т. е. универсума и всего, что находится в нем) соответствует определенному условию, условию быть физическим. Разумеется, физикалисты не отрицают, что мир мог бы заключать в себе множество сущностей, которые на первый взгляд не кажутся физическими – биологических, психологических, моральных или социальных. Но они, тем не менее, настаивают, что подобные сущности в конечном счете оказываются либо физическими, либо такими, которые супервентны на физическом.

1. Квалиа

Главный аргумент против физикализма обычно связывается с понятием квалиа, переживаемых качеств опыта. Понятие квалиа порождает собственные головоломки, касающиеся его отношения к другим понятиям, таким как сознание, интроспекция, эпистемический доступ, знакомство, перспектива от первого лица и т. д. Здесь, однако, мы обсудим кажущееся противоречие между существованием квалиа и физикализмом.

Самой наглядной версией этого аргумента, возможно, является аргумент знания Джексона. (В этой области есть и много других аргументов – они очень хорошо представлены в недавней книге Чалмерса — Chalmers 1996). В этом аргументе нам предлагается вообразить знаменитую специалистку в области нейронауки Мэри, обреченную находиться к черно-белой комнате и узнавать о мире через черно-белое телевидение и компьютеры. Однако, несмотря на эти трудности, Мэри узнает (а значит, и знает) все, чему может научить ее физическая теория. Если бы физикализм был истиной, то резонно было бы предположить, что Мэри знает о мире все. И тем не менее – в этом и состоит идея Джексона – кажется, что она не знает всего. Ведь если выпустить ее в цветной мир, то станет очевидным, что внутри своей комнаты она не знала, каково это – для нее и для других – видеть цвета, т. е. она не знала о квалиа, реализованных в конкретных переживаниях видения цветов. Следуя Джексону (Jackson 1986), мы можем суммировать этот аргумент таким образом:

P1. Мэри (до ее освобождения) знает все физическое, что можно знать о других людях.

P2. Мэри (до ее освобождения) не знает всего, что можно знать о других людях (потому что она что-то узнает о них после освобождения).

Вывод. Существуют такие истины относительно других людей (и относительно ее самой), которые не охвачены физикалистской историей.

Этот вывод явно влечет за собой ложность физикализма: ведь если существуют истины, не охваченные физикалистскими сведениями, то как все может быть супервентным на физическом? Так что физикалист должен либо отрицать одну из посылок, либо показать, что вывод не следует из этих посылок.

2. Интенциональность

Интенциональность ментальных состояний – это их направленность на что-то, их способность репрезентировать определенное состояние мира. Мы не просто думаем, мы думаем о Вене, не просто убеждены, а убеждены, что снег бел. Как и в случае с квалиа, некоторые загадки интенциональности связаны с фактами, касающимися самого этого понятия, и с его отношением к другим понятиям – таким как рациональность, вывод и язык. Другие, однако, связаны с кажущейся трудностью сочетания факта наличия у ментальных состояний интенциональности с физикализмом. Эту критику можно развернуть разными способами, но многие современные исследования по этой теме концентрировались на определенной линии аргументации, обнаруженной Солом Крипке в текстах Витгенштейна (Kripke 1982).

К аргументу Крипке лучше всего подойти, рассмотрев вначале теорию, которую часто называют «диспозициональной теорией лингвистического значения». Согласно этой теории, слово означает то, что означает – к примеру, слово «красное» означает красное – из-за диспозиции говорящих субъектов применять это слово к красным объектам. Надо сказать, что по ряду причин теория такого типа была очень популярна у физикалистов. Во-первых, понятие диспозиции, о котором здесь идет речь, очевидным образом совместимо с физикализмом.

В конце концов, факты, говорящие о хрупкости ваз и растворимости кусочков сахара (классические примеры диспозициональных свойств), сами по себе не создают проблем для физикализма – так почему их должна создавать идея наличия у людей сходных диспозициональных свойств? Во-вторых, кажется возможным создать такую диспозициональную теорию лингвистического значения, которую можно было бы распространить также и на интенциональность. Согласно диспозициональной теории интенциональности, ментальное понятие означало бы то, что оно означает, из-за диспозиции мыслящих субъектов определенным образом использовать это понятие в мышлении. Так что диспозициональная теория кажется наиболее перспективным вариантом такой теории интенциональности, которая будет совместима с физикализмом. Аргумент Крипке нацелен на разрушение этой перспективы.

3. Парадокс лжеца

Поскольку одним из наиболее характерных свойств сознания является саморазличение и самоотражение, возьмём на этот раз одно из свойств подобной автореференции, и попытаемся продемонстрировать, каким образом оно способно определять, или по крайней мере ограничивать, "объективные физические законы", а точнее – наши собственные представления о физическом мире.

Как известно, апория лжеца или "парадокс лжеца" является классической проблемой автореференции, в определённых ситуациях приводящей к появлению неразрешимых утверждений – то есть таких, о которых в рамках установленной парадигмы рассуждений невозможно однозначно сказать, истинны они или ложны. В классической форме апории некий грек утверждает, что все жители его родного города – лжецы и никогда не говорят правды. Апория заключается в том, что невозможно однозначно и одновременно непротиворечиво ответить на вопрос: "врёт ли он сам?" Алгоритмическая неразрешимость подобных утверждений в формальных языках обосновывается теоремой Гёделя о неполноте.

Наш мысленный эксперимент имеет своей целью доказать, что, если это свойство мышления учитывать, то по крайней мере в некоторых ситуациях микрофизика мозга не может быть полностью (классически) детерминированной, и при этом её недетерминированность (случайность) должна носить фундаментальный характер и не может быть сведена к наличию неких неизвестных "скрытых физических параметров".

Идея доказательства в двух словах следующая: двум микрофизически одинаковым испытуемым, до этого незнакомым с "проблемой лжеца", предлагается разрешить этот парадокс, ответив на вопрос апории "да" или "нет". В случае, если микрофизика мозга была бы полностью детерминирована, микрофизические двойники должны были бы (исходя из свойства детерминированности микрофизики) совершенно одинаково отвечать на вопрос экспериментатора, заданный в одинаковых условиях. При классической детерминированности микрофизики микрофизические двойники должны были бы ответить на вопрос апории одинаково - все вместе либо "да", либо "нет". Однако, невозможность однозначного ответа прямо следует из логической неразрешимости апории лжеца. Таким образом, свойство классической физической предопределённости противоречит логической неопределённости автореференции.

Ну, а поскольку логическая неопределённость, возникающая при автореференции, является фундаментальным свойством нашего мышления (если, конечно, мы хотим сохранить его логичность), то и наши представления о физическом мире (физические теории) могут быть лишь такими, чтобы соответствовать формам нашего мышления. Или можно попытаться выразить это наоборот: физические законы таковы, чтобы наш мозг мог работать, не зависая каждый раз, когда сталкивается с алгоритмической неразрешимостью.

В данном случае классический физический детерминизм вступает в противоречие с установившимися правилами мышления, и поэтому должен быть заменён на вероятностный подход. Однако с вероятностным детерминизмом – когда физические законы предсказывают не однозначное наступление некоего события, а лишь его вероятность – тоже, оказывается, не всё просто в свете апории лжеца. Если мы предположим, что вероятность в данном случае не фундаментальная, а кажущаяся, и связана с незнанием нами неких неизвестных нам переменных, или "скрытых параметров", мы опять придём к противоречию. Действительно, ведь если допустить, что "скрытые параметры" существуют, то при их учёте ситуация превращается в классически детерминированную, а значит – опять начинает противоречить выводам "апории лжеца" по той схеме, которую мы описали выше.

Комментарии: