Существуют ли внеземные цивилизации? (библиотечное расследование)

МЕНЮ


Главная страница
Поиск
Регистрация на сайте
Помощь проекту
Архив новостей

ТЕМЫ


Новости ИИРазработка ИИВнедрение ИИРабота разума и сознаниеМодель мозгаРобототехника, БПЛАТрансгуманизмОбработка текстаТеория эволюцииДополненная реальностьЖелезоКиберугрозыНаучный мирИТ индустрияРазработка ПОТеория информацииМатематикаЦифровая экономика

Авторизация



RSS


RSS новости


На этом вопросе (куда ж без него?) мы завершаем цикл публикаций в рамках Недели космонавтики.

«Контакт означает обмен какими-то сведениями, понятиями, результатами… Но если нечем обмениваться? Если слон не является очень большой бактерией, то океан не может быть очень большим мозгом».

Цитата из знаменитого романа Станислава Лема «Солярис» может показаться непонятной. Но в ней выражена не только одна из главных идей книги (напомним, её можно взять в нашей библиотеке), но и одна научная проблема, связанная не то чтобы с поиском внеземных цивилизаций, но и с самой возможностью когда-нибудь обнаружить во Вселенной таких же, как мы, разумных существ. Впрочем, обо всём по порядку.

Если верить газетам 20-летней давности, инопланетяне и летающие тарелки давно уже бегают и летают по нашей планете, а количество очевидцев оказалось так велико, что корабли зелёных человечков на небе вот-вот должны уже были стать таким же привычным явлением, как облака или звёзды на ночном небе. Однако стоило только состояться небольшой революции в информационных технологиях, в результате которой фото- и видеокамеры оказались у каждого в кармане, включая детей, а в больших городах скоро и не останется мест, не покрытых видеосъемкой, как все инопланетяне с летающими тарелками тут же испарились, вместе с лохнесскими чудовищами, полтергейстом, телекинезом… О чём там еще любили писать в газетах лет 20 назад?

Новостные ленты социальных сетей и видеохостинги не пестрят фотографиями и видеозаписями ни зеленых человечков, ни летающих тарелок.

В первую очередь ученые на других планетах или их спутниках ищут не разумных зелёных человечков с летающими тарелками и бластерами, а жизнь (например, бактерии) или хотя бы свидетельства ее существования в другие времена.

Но для существования жизни и тем более эволюции, в ходе которой могли бы появиться формы жизни сложнее простейших организмов, нужны очень комфортные условия. Наша планета в этом плане оказалась невероятно уникальным объектом, настоящим чудом.

По состоянию на конец марта 2021 года обнаружено 4701 экзопланет в 3474 планетных системах и 2366 кандидатов на подтверждение статуса планеты. Еще десять лет назад были известны порядка 500 экзопланет. В нашей галактике Млечный Путь предположительно не менее 100 миллиардов планет, из них от 5 до 10 миллиардов могут оказаться вполне «землеподобными». Другие учёные не так оптимистичны в расчётах количества планет в нашей галактике, где в теории могут быть условия для зарождения жизни: всего 300 миллионов. И это только в одной нашей средней по размерам галактике. Земля-то невероятна и чудесна, но когда учёные спорят, сколько планет может оказаться похожей на нашу в одном только Млечном Пути, 20 миллиардов или всего лишь 300 миллионов… В общем, как минимум какие-нибудь бактерии где-то и могут оказаться.

А ещё в 2016 году был создан искусственный бактериальный фермент на основе кремния. В теории это может означать, что жизнь может существовать не только на основе углерода, но кремния, седьмого про распространенности элемента во Вселенной.

Но нас же интересуют не просто гипотетические простейшие живые организмы, а ни много ни мало – внеземные цивилизации.

Да, космос давно «слушают» на предмет обнаружения интересного радиосигнала, и свои радиосигналы мы иногда транслируем. Но результаты как в песне Аллы Пугачёвой: «Крикну, а в ответ – тишина!»

В 1977 году были запущены космические аппараты «Вояджер I» и «Вояджер II», которые в 2007 году покинули пределы Солнечной системы. К каждому «Вояджеру» прикрепили алюминиевую коробку «до востребования» с посланием в виде позолоченного диска. На диске записана информация о нас и нашей планете: музыка, приветствия на разных языках, фотографии с видами Земли, научные данные о человеке.

Но с поиском внеземных цивилизаций и разумной жизни всё сложнее из-за другой неожиданной проблемы. И этот нюанс необходимо понимать, всякий раз задумываясь о внеземных цивилизациях и внеземном разуме. Что же это за проблема?

Сначала немного теории…

На мир мы смотрим сквозь призму нашего (человеческого) разума. Раньше существовал многовековой спор о соотношении чувственного и разумного познания окружающего мира. Обычно было принято критиковать чувственное познание: чувственный опыт нас может обманывать, без осознающего это разума никуда. Но в XVIII веке немецкий философ и математик из восточнопрусского Кёнигсберга (сейчас это российский город Калининград) предположил, что обманывает нас не только чувственный опыт, но и разум. На мир мы смотрим сквозь призму нашего разума, но чем является эта призма – кристально чистой линзой или искажающей объективную реальность… В общем, Кант ввёл понятия «вещь-для-нас» (т.е. мир, какой мы знаем и видим, благодаря нашему разуму) и «вещь-в-себе» (мир, какой он есть сам по себе, не преломленный сквозь призму человеческого разума).

Неожиданное развитие рассуждения немецкого философа получили в ХХ веке, когда на них посмотрели с точки зрения эволюционной биологии. Естественная эволюция – это фактически эволюции средств информационного взаимодействия живых организмов с окружающим миром, иными словами – эволюция средств познания (в некотором смысле даже геном - тоже «средство познания»). У самых простейших живых организмов «познание» окружающего мира осуществляется на уровне биохимических реакций, но некоторые уже реагируют на свет, а гидра из школьного учебника биологии – на прямые раздражители, так как у неё уже имеется простейшая нервная система. Условный дождевой червь также видит свет (но по принципу: свет есть – света нет) и обладает тактильными ощущениями. Дождевой червь «умнее» амёбы, но до эволюционной ступени млекопитающих (например, наших домашних кошек и собак) в вопросах познания окружающего мира ему очень и очень далеко. И если кошка с собакой живут в мире, где существуют причинно-следственные связи, то некоторым видам приматов уже доступна символическая коммуникация и целеполагание. Но никому из этого списка, от амёбы до шимпанзе мы не сможем рассказать, как устроен космос. На человеческой ступени эволюции мир «выглядит» (а точнее – познаётся) так, как невозможно ни на одной из предыдущих ступеней эволюции. Мы не можем познакомиться с дождевым червём, потому что у червя нет «каналов» и «инструментов», для «загрузки» и обработки этой информации. Дождевой червь познаёт мир на доступном только его биологического вида уровне и формате.

И тут мы подошли к самой сути проблемы. Австрийский биолог и лауреат Нобелевской премии Конрад Лоренц был не только основоположником науки о поведении животных, но и занимался также вопросами эволюции форм информационного взаимодействия живых организмов с окружающим мирам, проще говоря – эволюцией форм познания. И он-то как раз вспомнил об Иммануле Канте, когда очередь дошла до человека, т.е. биологического вида Homo sapiens. Наш разум (на самом деле в этом случае говорят уже о мышлении), сквозь который мы смотрим на мир, по мнению учёного, - это не кристально чистая линза эволюционного «прозрения», а точно такой же, пусть и качественно более совершенный, но всё же инструмент познания, появившийся в ходе естественной эволюции. Примерно так же, как в ходе эволюции рыб появились плавники. И человеческое мышление - не «прозрение», как бы нам не хотелось написать слово «разум» с большой буквы, а на весь наш биологический вид нацепить корону, поставив в центр мироздания. Человек – один из биологических видов, и наше разумное познание окружающего мира в масштабах глобальной естественной эволюции ограничен.

Да, нам неизвестна жизнь, у которой форма информационного взаимодействия с миром качественно отличалась бы от человеческого (вида Homo sapiens) мышления. Но мы можем предположить её гипотетически: в будущем, где-то в космосе или просто в теории. Представим себе, если бы в ходе естественной эволюции на Земле не появился бы человек, а самым «умным» живым существом оказался бы… заяц. Получилась бы ситуация, при которой на Земле не была бы осознана не то чтобы наша Солнечная система, да хотя бы элементарные сведения, которыми мы обладаем на бытовом уровне. Просто на Земле не было бы ни одного существа, когнитивная система которого могла бы создать или обработать эту информацию в силу эволюционно-биологической ограниченности. И Конрад Лоренц от имени эволюционных биологов замечает, что у нас нет ни одной причины считать разум абсолютным «прозрением». Точно так же, как мы не можем рассказать о себе дождевому червю, какой-то опыт и коммуникацию не можем воспринимать и мы.

Станислав Лем в «Солярисе» как раз и показал такую ситуацию, когда на далёкой планете люди наткнулись на форму жизни, возможно, «разумную», с которой невозможно выстроить коммуникацию. Но в Солярисе люди были в состоянии понять, что это – жизнь. А вот для дождевого червя мы даже не существуем. Точно так же, как дождевой червь не существует для инфузории. Жизнь где-то в космосе, если она и существует за пределами нашей планет, может оказаться настолько другой, что мы ее просто не идентифицируем как жизнь, т.е. вовсе не заметим.

Конечно, теоретически на одной из множества миллиардов планет может существовать форма жизни примерно на схожей с нашей ступени эволюции познания. Но вот эта «многомиллиардность» в первую очередь увеличивает вероятность того, что если где-то на другой планете и существует эволюция жизни, то это будет такая жизнь, с которой нам не о чем будет пообщаться. Точно так же как нам не о чем общаться с дождевым червем. И это не единственный нюанс в этом вопросе.

Вот мы и вернулись к цитате Станислава Лема из романа «Солярис»:

«Контакт означает обмен какими-то сведениями, понятиями, результатами… Но если нечем обмениваться? Если слон не является очень большой бактерией, то океан не может быть очень большим мозгом».

Комментарии: