Про «Заводной апельсин»

МЕНЮ


Искусственный интеллект
Поиск
Регистрация на сайте
Помощь проекту

ТЕМЫ


Новости ИИРазработка ИИВнедрение ИИРабота разума и сознаниеМодель мозгаРобототехника, БПЛАТрансгуманизмОбработка текстаТеория эволюцииДополненная реальностьЖелезоКиберугрозыНаучный мирИТ индустрияРазработка ПОТеория информацииМатематикаЦифровая экономика

Авторизация



RSS


RSS новости


Нередко в качестве критики идеи искоренения агрессивного насилия с помощью генотерапии приводят сценарий из романа (хотя в основном это художественное произведение известно в виде киноадаптации) «Заводной апельсин». Для тех, кто не читал/не смотрел и при этом не боится спойлеров – события разворачиваются вокруг человека с сильными насильственными склонностями. Однажды он совершил убийство и попал в заключение, однако ему предложили досрочное освобождение при условии, что он пройдёт лечение от насилия. Он его проходит, однако в итоге оказывается неспособным защищать себя при нападении, также у него проявляются определённые побочные эффекты: он не может совершать половой акт и у него вырабатывается сильное отвращение к музыкальному произведению, которое было частью проводимой по отношению к нему терапии, что в итоге было использовано для манипуляции испытуемым в политических целях. Всё это и демонстрируется в качестве неизбежных результатов любой попытки подавить в человеке насилие.

Однако показанное в произведении абсолютно не соответствует механизму отвращения к насилию, о котором говорил этолог Конрад Лоренц. Данный механизм, который выработался у видов с сильной врождённой вооружённостью, никак не мешает агрессивному поведению в целом, он лишь активируется в тех случаях, когда один из участников внутривидовой стычки пытается нанести своему противнику неприемлемый ущерб используя своё сильное вооружение. Однако агрессия вне инициации актов насилия по отношению к представителям своего вида, в том числе если она необходима для самообороны, остаётся на своём месте.

Кроме того, в «Заводном апельсине» метод подавления насильственных склонностей основывался на психологическом воздействии вместе с использованием определённых медицинских препаратов. Довольно грубый подход, который на разных людей может действовать разным, зачастую непредсказуемым образом. Использование генотерапии означает исправление конкретных генов, что даёт высокую степень предсказуемости воздействия. Это более реально, нежели ожидать однозначности от психологических и медикаментозных методов воздействия. Конечно, и они могут быть эффективными, тем не менее связанные с ними исследования не способны дать такой точный результат, как анализ генома человека (что, кстати, в современных условиях довольно простая задача, стоимость которой одна тысяча долларов за полный геном одного человека, а учитывая, что 20 лет назад это стоило 100 миллионов долларов, можно ожидать дальнейшего падения стоимости).

Мы можем сопоставить большое количество геномов людей из двух выборок. Например, (1) применивших физическое насилие в ответ на резкое словесное оскорбление и (2) не применивших. В идеале даже поднявших руку на оскорбившего, но отступив в последний момент, не сумев ударить, хотя было заметно сильное желание это сделать. Это говорит о наличии очень сильного варианта механизма отвращения к насилию у 2-й выборки. Сравнивая геномы из этих выборок несложно найти конкретные гены и нужные нам варианты (аллели), кодирующие сильное отвращение к инициации насилия. Далее нужные нам последовательности ДНК помещаются в вирусный вектор, который доставляет их в клетки человека. Сама технология генотерапии это не какая-то фантастика, она уже сейчас применяется для лечения таких наследственных заболеваний как миотубулярная миопатия и кистозный фиброз.

Давайте сравним эти подходы с анализом работы и модифицированием какой-то случайной компьютерной программы. Что даст более точный результат о её работе – испытания по методу чёрного ящика, или же изучение её исходного кода? И как эту программу проще модифицировать – не вмешиваясь в исходный код, то есть наращивая поверх неё так называемые «костыли», или же отредактировав исходный код и собрав его по новой?

Что «Заводной апельсин», что и многие другие художественные произведения о проблеме насилия и попытках её решения, демонстрируют довольно неэффективные и грубые методы, которые зачастую нацелены на искоренение даже самой малой способности проявлять агрессию вместо подавления только позывов к инициации насилия по отношению к другим людям. Поэтому в качестве контраргумента генотерапии, подавляющей насильственные склонности, они не годятся.

Комментарии: