Какие выводы из конфликта в Карабахе сделали американские военные

МЕНЮ


Искусственный интеллект
Поиск
Регистрация на сайте
Помощь проекту

ТЕМЫ


Новости ИИРазработка ИИВнедрение ИИРабота разума и сознаниеМодель мозгаРобототехника, БПЛАТрансгуманизмОбработка текстаТеория эволюцииДополненная реальностьЖелезоКиберугрозыНаучный мирИТ индустрияРазработка ПОТеория информацииМатематикаЦифровая экономика

Авторизация



RSS


RSS новости


Видеозаписи поражения беспилотными летательными аппаратами и барражирующими боеприпасами бронетехники, средств ПВО и автоколонн с материальными средствами во время конфликта между Арменией и Азербайджаном заставили многих задуматься, являются ли танки слишком уязвимым, медленным и дорогим оружием для ведения современной войны.

Высший руководящий состав Сухопутных войск ВС США так не думает, сообщает Army Times. Однако начальник штаба СВ ВС США генерал Джеймс Макконвилл заявил, что этот конфликт действительно выдвигает на первый план приоритеты в разработке систем противовоздушной обороны для поражения беспилотных летательных аппаратов противника, в том числе и их роев.

«Это укрепляет некоторые из наших ранее высказанных предположений, — сказал генерал во время недавнего интервью. — Когда мы смотрим на будущие войны, мы полагаем, что нас будут оспаривать во всех сферах. Мы определенно столкнемся с большими проблемами и на земле».

Чтобы подчеркнуть, насколько по-другому все это будет выглядеть для Вооруженных сил США, Макконвилл отметил, что последний раз американский солдат был убит вражеским самолетом в 1953 году, во время Корейской войны.

«Итак, пока мы наслаждаемся превосходством в воздухе, но не факт, что так будет и в будущем. В предстоящем вооруженном противоборстве мы будем иметь дело с беспилотными летательными аппаратами, которые будут создавать для наших войск значительные угрозы», — добавил он.

Вот почему одним из приоритетов модернизации Сухопутных войск Соединенных Штатов является противовоздушная и противоракетная оборона, объяснил Макконвилл, что включает в себя такие направления усилий, как установка ракет малой дальности Stinger на боевые машины Stryker.

«Такие средства ведения вооруженной борьбы как танки Abrams и боевые машины пехоты Bradley по-прежнему играют важную роль в операциях и боевых действиях. Я вижу это в будущем, потому что мы должны защищать солдат, когда они передвигаются по смертельно опасному для пехоты полю боя», — добавил Макконвилл.

По мнению генерала, традиционно пехота и бронетехника дополняют друг друга, сводя на нет возможные уязвимости в бою. Стрелки, например, могут обнаруживать и уничтожать расчеты противотанковых управляемых комплексов, а танки могут обеспечивать защиту пехотинцев и необходимую маневренность. Повышение оперативной совместимости видов вооруженных сил и родов войск, а также обеспечивающих подразделений и частей — тенденция, вокруг которой концентрируются все замыслы и усилия руководства Сухопутных войск США. И в штабе СВ хотят, чтобы ключевые части этой координации в бою занимали всего несколько секунд.

Все эти концептуальные установки нашли отражение в рамках проекта Project Convergence 2020. Как ранее писала «Газета.Ru», в сентябре на полигоне Юма в Аризоне американские сухопутные войска провели экспериментальные учения, которые, как ожидают их авторы, изменят характер боевых сражений будущего. Целью мероприятий было объединить искусственный интеллект, автономные системы и робототехнику, чтобы очень быстро передавать данные от датчиков к средствам поражения.

Во времена «Бури в пустыне» и операции «Свобода Ирака», вероятно, было нормально потратить десятки минут на обнаружение, опознавание, отождествление цели и последующую выдачу целеуказания, пишет Army Times.

Во время сентябрьских учений на полигоне Юма этот цикл удалось сократить до промежутка менее 20 секунд. Генерал Макконвилл был «очень доволен» результатами этого исследовательского учения.

Уточним, как все-таки должна выглядеть система борьбы с беспилотными летательными аппаратами.

Прежде всего, надо сказать, что российские Вооруженные силы за последние 30 лет если и получали боевой опыт, то, к сожалению, весьма односторонний. Как правило, части и соединения вели вооруженную борьбу исключительно с иррегулярными формированиями, не имеющими современных образцов оружия, тем более, относящихся к ВВС и ПВО.

Ситуация, в ходе которой «последний раз американский солдат был убит вражеским самолетом в 1953 году, во время Корейской войны», также в полном объеме характерна и для ВС России. Это привело к тому, что отечественные общевойсковые командиры на протяжении уже нескольких поколений стали недооценивать угрозы с воздуха и относиться к вопросам организации эффективной противовоздушной обороны если и не легкомысленно, то в целом как к вопросам второстепенной важности.

Стоит отметить, что современный беспилотный летательный аппарат — это маломаневренная и очень уязвимая для любых возможных средств поражения цель.

А начинать построение системы ПВО для борьбы с БЛА надо с создания эффективной системы радиолокационной разведки. При этом зоны обнаружения РЛС всех типов (с многократным перекрытием) должны обеспечивать обнаружение и сопровождение всех возможных воздушных объектов с предельно малых высот. К этому надо добавить, что практически уже ко всем типам современных локаторов надо добавлять оптический канал.

Далее — и это, по всей видимости, одна из главнейших и важнейших задач — построение автоматизированной системы сбора, анализа радиолокационной информации и выдача своевременных целеуказаний всем возможным огневым средствам.

Скорее всего, здесь без искусственного интеллекта не обойтись, а время запаздывания информации не должно составлять нескольких секунд.

К борьбе с БЛА должны быть привлечены боевые вертолеты (специально подготовленные экипажи и боевые машины), укомплектованные подвесными контейнерами с 12,7-мм пулеметами — от 6 до 12 на каждом вертолете. Чтобы всего одна выпущенная очередь приводила к безусловному поражению БЛА, поскольку второго захода на цель может и не быть. Однако вертолеты смогут догнать БЛА далеко не всех типов. К примеру, большие беспилотные летательные аппараты обладают скоростью существенно большей, чем самый продвинутый вертолет. И в ряде случаев он может и не настичь БЛА.

Поэтому для уничтожения беспилотников следует привлекать самолеты типа Як-130 и даже легкие турбовинтовые самолеты типа EMB-314 Super Tucano бразильской фирмы Embraer, оснащенные подвесными контейнерами с большим количеством стволов пулеметов и пушек калибра 12,7-23-мм.

Кроме того, по всей видимости, специализированные боевые бронированные машины на земле также надо оснащать зенитными пулеметными установками калибра 12,7-30-мм, причем количество стволов должно быть от четырех и выше. Оптические прицельные приспособления при этом должны отвечать всем современным требованиям. Подобные машины должны быть предназначены в первую очередь для борьбы с барражирующими боеприпасами (так называемыми дронами-камикадзе).

Весьма перспективным средством для борьбы с ударными БЛА представляется отечественный комплекс «Деривация-ПВО», оснащенный 57-мм автоматической пушкой с большой скорострельностью. Эта система во многом позволит перекрыть дальность применения высокоточного оружия беспилотниками, то есть позволит уничтожить БЛА еще до пуска им средств поражения.

С уменьшением массо-габаритных характеристик и увеличения количества БЛА, принимающих участие в одном ударе, во весь рост встает проблема оснащения войск лазерным оружием, поскольку в настоящее время главная проблема — огромный ценовой разрыв между стоимостью средств нападения (БЛА) и средств обороны.

Ударный дрон-камикадзе (он же барражирующий боеприпас) может стоить несколько сот долларов, а цена зенитной управляемой ракеты даже ближнего действия достигает уже несколько десятков тысяч долларов (и это по самым скромным оценкам). Поэтому применение классических средств борьбы (ЗРК/ЗРС ближнего действия и малой дальности) с подобными воздушными объектами может привести к крайнему изнурению возможностей обороняющейся стороны и повлечь за собой, без всякого преувеличения, коллапс оборонно-промышленного комплекса этой страны (в ходе длительного ведения боевых действий).

Так что устанавливать ракеты малой дальности Stinger на боевые машины Stryker, о чем говорил генерал Джеймс Макконвилл, далеко не самый оптимальный путь в деле борьбы с БЛА.

Наконец, крайне эффективное средство борьбы со всеми типами БЛА — применение средств радиоэлектронной борьбы. Именно РЭБ в значительной степени может свести к нулю все боевые возможности БЛА, поскольку в любом случае на беспилотниках всех возможных типов есть радиоканалы, без которых навигация и боевое применение средств поражения становится попросту невозможным. Кроме того, эффективным будет и ослепление видео- (оптико-электронных) каналов, которые есть практически на всех БЛА.

Главное в деле борьбы с БЛА — это комплексный подход. Если упущено хотя бы одно звено, эффективное поражение беспилотников становится просто невозможным. То есть это или система с необычайно малым временем реакции, или полное господство в воздухе БЛА вероятного противника со всеми последующими крайне негативными моментами.


Источник: www.gazeta.ru

Комментарии: