Кибернетика в СССР: от лженауки до панацеи

МЕНЮ


Искусственный интеллект
Поиск
Регистрация на сайте
Помощь проекту

ТЕМЫ


Новости ИИРазработка ИИВнедрение ИИРабота разума и сознаниеМодель мозгаРобототехника, БПЛАТрансгуманизмОбработка текстаТеория эволюцииДополненная реальностьЖелезоКиберугрозыНаучный мирИТ индустрияРазработка ПОТеория информацииМатематикаЦифровая экономика

Авторизация



RSS


RSS новости


Множество научных передач, книг и журналистских расследований было создано в области «компьютеризации» СССР. Одни говорят, что ЭВМ в стране появились под влиянием запада. Другие — что Советский союз шел своим, торным путем.

Сегодняшняя статья представляет из себя небольшое исследование истории развития кибернетики в СССР. Под катом мы постарались собрать как можно больше взглядов на строительство «киберкоммунизма». Дадим слово и тем, кто непосредственно участвовал в разработке проектов, и тем, кто благами компьютеризации пользовался.

Поехали!

– Будет вам теперь – «Все об АСУ»…
Мы дружно заржали, ибо второй, сокровенный, смысл названия этого популярного в те годы справочника являлся предметом издевательств для целого поколения программистов.
Юрий Поляков, «Парижская любовь Кости Гуманкова». Эпиграф на правах шутки.

Статья может показаться вам надуманной и даже едкой. Смеем уверить вас: дело обстоит совершенно наоборот. В первую очередь, мы хотели бы найти «золотую середину» во взгляде на события, начавшиеся еще в 1950-е годы.

В числе прочего на написание статьи нас вдохновило видео «Шаг в киберкоммунизм: компьютеры и планирование в СССР». Тем не менее, Алексей Сафронов, автор лекции и кандидат экономических наук преследовал цель рассказать о компьютеризации СССР с сугубо экономической точки зрения. Мы, в свою очередь, хотели бы сконцентрировать внимание на «человеческой» стороне вопроса. Чтобы избежать конфликта поколений, интересов и взглядов, построим рассказ на следующих тезисах:

  • СССР не был империей зла, управляемой дряхлыми бюрократами и «дубовыми лбами», как порой утверждают самые яростные комментаторы. Это, в первую очередь, была огромная страна, многие процессы в которой требовалось автоматизировать.
  • Историки могут ошибаться. Одно и то же событие может трактоваться по-разному разными авторами и исследователями. К примеру, небезызвестный Эндрю Таненбаум утверждает, что решающую роль в истории глобальных сетей сыграло министерство обороны США, желавшее получить практически неуязвимую в случае ядерной войны сеть. В противовес ему, популярно также мнение, что первые сети были организованы с «мирной» целью объединить разрозненные научные ресурсы страны и тем самым повысить научно-исследовательский потенциал США. На всякий случай уточним: США тоже не является империей зла.
  • По прошествии десятков лет многие события исказились в памяти людей под влиянием интересов лиц, так или иначе связанных с этими событиями.
  • Из-за хаоса, царившего в ранние годы жизни ЭВМ (не только в СССР, но и в мире), практически невозможно охватить всех действующих лиц и рассказать обо всех тонкостях устройства этих самых ЭВМ. В числе прочего, если бы научные публикации, дневники и популярные работы многих советских ученых были оцифрованы и хранились бы не в бумажном виде на стеллажах библиотек, нам бы удалось собрать больше документальных свидетельств об эпохе кибернетики. Если у вас появятся интересные дополнения, просим поделиться ими в комментариях.

Кибернетическое государство

Чтобы лучше понять мотивацию советских ученых, приведем определение кибернетики из Википедии. На наш взгляд, оно построено весьма удачно:

Кибернетика — наука об общих закономерностях получения, хранения, преобразования и передачи информации в сложных управляющих системах, будь то машины, живые организмы или общество.

Тем не менее, вплоть до начала 1950-х годов кибернетика в СССР считалась «буржуазной лженаукой». В самом начале 1950-х Анатолий Китов, инженер-полковник и один из пионеров отечественной кибернетики, получил возможность ознакомиться с книгой выдающегося американского математика Норберта Винера «Cybernetics», что определило всю его дальнейшую работу. В течение нескольких лет Китов, Ляпунов и немногочисленные «соратники кибернетики» добивались хотя бы первой публикации их фундаментальной статьи «Основные черты кибернетики».
Выдержка из Краткого философского словаря СССР, fotoru.info

К середине 1950-х А.И. Китов возглавил им же созданный вычислительный центр при Министерстве обороны СССР и предложил создать Общегосударственную автоматизированную систему управления на основе ЕГСВЦ (Единой государственной сети вычислительных центров). В частности, он отметил существенное отставание от США в области производства компьютеров. Первые же труды Китова в области автоматизации управления на основе применения ЭВМ датируются 1956 годом: тогда в свет вышла его книга «Электронные цифровые машины», первый отечественный «учебник» по ЭВМ и программированию, доступный широкому читателю. Эта работа наделала немало шума в научном сообществе и фактически совершила переворот в понимании возможностей ЭВМ.

В работе «Электронные вычислительные машины», которая была опубликована в 1956-м году, Китовым подробно изложены перспективы комплексной автоматизации информационной работы и процессов административного управления, включая также управление производством и решение экономических задач. Под руководством А. И. Китова в 1958 году была разработана на тот момент одна из самых мощных в мире ламповая ЭВМ «М-100», производившая 100 000 операций в секунду.
В 1959 году было принято совместное Постановление ЦК КПСС и Совета Министров СССР об ускоренном создании новых ЭВМ. Тем не менее, идея Китова о создании единой сети поддержки от государства не получила.

Следующий, более детальный проект Китова, получил название «Красная книга». В нем описывалось создание общесоюзной сети ВЦ двойного назначения: для управления экономикой в мирное время и вооруженными силами — в «особые периоды».

Тем не менее, критика состояния дел в Министерстве обороны СССР обеспечила резко негативное отношение к его идеям со стороны руководства МО и работников ЦК КПСС, что в итоге привело к исключению Китова из партии и снятию с занимаемой должности.

Здесь, пожалуй, и нам стоит критически отнестись к такому решению высшего руководства: Китов ясно понимал, как можно изменить подход не только к мирным, но и военным задачам прогрессивными методами. Биография Китова позволяет судить о его компетентности: в 1941 году в звании младшего лейтенанта Китов был призван на фронт, а закончил войну в Германии в 1945, после чего был принят на факультет реактивного вооружения Артиллерийской академии им. Ф. Э. Дзержинского, который в 1950 году с отличием закончил.

Но если же взглянуть на решение об отстранении Китова со стороны ЦК КПСС, нетрудно просчитать и мотивацию партийных работников: прогрессивный ученый предлагает построить совершенно монструозную систему, для внедрения которой потребуются колоссальные денежные ресурсы, а результат работы появится не слишком скоро. Могут и головы полететь.

С рядом интересных дополнений к этой теме, которые не вошли в эту статью, вы можете ознакомиться в статье С.Б. Огаджаняна. Тем не менее, идея, предложенная Китовым, вовсе не была забыта и отвергнута. Согласно программе КПСС, утвержденной в 1961 году, кибернетика должны была стать одним из главных средств развития страны. ЭВМ планировалось задействовать едва ли не во всех отраслях промышленности, в строительстве, научных исследованиях и планировании. Если в начале кибернетикой занималась лишь небольшая группа ученых, то к концу 1960-х изыскания в области кибернетики проводились более чем 500 институтами. Без сомнения, вопрос автоматизации ручного труда и, соответственно, повышения эффективности не просто организаций, но целого государства стоял весьма остро и активно поддерживался правительством СССР.

Чтобы не быть голословными, приведем ниже цитаты Акселя Ивановича Берга, одного из основоположников школы биологической кибернетики в СССР и председателя научного совета по вопросу «Кибернетика» при президиуме АН СССР.
Во всех случаях, когда происходит развитие какого-либо процесса и им необходимо управлять для достижения определенной цели в заданное время, люди пользуются методами, которые за последние годы названы, следуя Амперу, кибернетическими. Таким образом, кибернетику можно назвать наукой о целеустремленном управлении развивающимися процессами.
А. И. Берг, доклад на заседании Президиума Академии наук СССР 10 апреля 1959 г.
Принято считать, что технический прогресс связан с возможностью широкого применения автоматов там, где раньше господствовал ручной труд… <…> Таким образом, главным признаком перехода к автоматизации является устранение человека и замена его автоматом, выполняющим, по задуманной человеком программе, определенные целеустремленные операции. <…> Наиболее убедительным примером являются, конечно же, автоматические телефонные станции, высвободившие огромное количество обслуживающего станции ручного управления персонала.
А.И. Берг, Мысли об автоматах и кибернетике, 23 апреля 1959 г.

Для построения самых первых сетей планировалось использовать уже существовавшие в стране компьютеры и коммуникации. В частности, для организации централизованного сбора и обработки статистических данных предлагалось использовать ресурсы и каналы систем ПВО и ПРО.
Тем не менее, говоря о сколь угодно значимом событии в истории СССР, нельзя обходить вниманием параллельные исследования США, о которых было известно советским ученым и политикам.

В предыдущей статье мы уже говорили о том, что США в те же годы работали над созданием собственной сети, устойчивой к повреждению отдельных участков. В частности, именно тогда была сформирована и внедрена технология packet switching.
Заметный советский ученый Александр Харкевич в 1962 году опубликовал в журнале «Коммунист» статью, посвященную роли информации в современном обществе. Чтобы не приводить цитаты в виде косвенной речи, делимся с вами текстом статьи в формате djvu (ссылка на скачивание архива объемом 7 Мб, статья находится на странице 496) и несколькими фотографиями того самого номера журнала.
Изображения взяты с сайта streetmarket.ru

В частности, в статье, помимо весьма прогрессивного взгляда на методы передачи, хранения и обработки информации, присутствует раздел, описывающий идею ЕСС, единой системы связи:
Железные дороги СССР образует железнодорожную сеть, единую в организационном и техническом отношениях. <…> Совершенно естественно возникает идея о необходимости построения единой общегосударственной системы передачи информации, обеспечивающей все нужды страны… <…> В стране, разумеется, существует уже система связи, и притом весьма обширная. Но эта система в будущем (а отчасти уже и сейчас) нас не может удовлетворить. <…> … она территориально не полна … <…> … пропускная способность по магистральным направлениям недостаточна. <…> … существующая сеть не обладает ни организационным, ни техническим единством.

В той же статье Харкевич пишет и об известных в СССР наработках США:
Ряд общих принципов, обсужденных в этой статье, уже нашел применение за рубежом. Но там эти принципы реализуются в виде специализированных систем узковедомственного назначения. Такова, например, крупная система «Сэйдж» (США), управляющая разветвленным комплексом противовоздушной обороны; имеется ряд систем, обслуживающих отдельные объединения промышленных предприятий, и т.п. Такой грандиозный замысел <…> осуществим только в социалистическом государстве, в условиях планового хозяйства и централизованного руководства.

Тем не менее, здесь будет совершенно неправильно говорить о появлении «советского интернета» даже на уровне идеи. ЭВМ, существовавшие в СССР в те годы, лишь с огромной натяжкой можно было назвать персональными компьютерами. Разве что в ситуации, когда единовременно с ЭВМ взаимодействовал только один человек, а не десяток специалистов. Скорее, они напоминали грандиозные программируемые калькуляторы, основной задачей которых было производить специфические вычисления. И интернет «для людей» из них построить было невозможно, да и не планировалось.

Буквально в том же месяце состоялась встреча Алексея Косыгина с директором киевского Института кибернетики Виктором Глушковым, в ходе которой Глушков предложил план создания сети, объединяющей множество крупнейших центров обработки данных в крупных городах, к которой будут подключены несколько тысяч городов поменьше. Основной задачей нового проекта, получившего название ОГАС (Общегосударственная автоматизированная система учёта и обработки информации), как нетрудно догадаться, был централизованный сбор данных со всех производств и ведомств СССР. Оригинальная идея Китова была переосмыслена Глушковым (по некоторым данным, идея возникла у Глушкова самостоятельно) и, наконец, нашла отклик у высшего руководства.

Кратко о АСУ и ОГАС

В середине 60-х в стране начинается массовое внедрение промышленных АСУ, что в будущем приведет к созданию отдельной АСУ-индустрии. Виктор Глушков, состоявший в крепких дружеских отношениях с Китовым, продолжил его начинание, однако действовал гораздо более дипломатично. К тому же, события, о которых мы писали выше, в совокупности создали плодородную почву для его работы.

В каждой промышленной отрасли государством были организованы головные НИИ по созданию и внедрению АСУ, где также действовал Совет Главных конструкторов АСУ.

Вот что пишет В. Глушков об этапах создания ОГАС:

Задача создания ОГАС распадается на три главные составные части: создание ГСВЦ, создание ОГСПД и создание системы математических моделей и соответствующей программно-информационной базы, обеспечивающих эффективное управление экономикой (включая процесс его непрерывного совершенствования). Наиболее прямой и эффективный путь решения последней задачи включает следующие основные шаги. Во-первых, это утверждение общей концепции всей системы моделей в целом и соответственное уточнение как разбиения ее на отдельные подсистемы, так и заданий на эти подсистемы. Второй шаг — это организация разработок отдельных подсистем и создание системы, обеспечивающей процесс непрерывной взаимоувязки этих разработок и максимально возможную типизацию работ по созданию программно-информационного обеспечения. Для выполнения этих шагов необходимы заказчик самого высокого уровня и специальный институт при нем, который обеспечивал бы формирование и непрерывное совершенствование общей концепции всей системы ОГАС. Имея своих представителей у разработчиков всех подсистем ОГАС, этот институт должен служить научной базой для работы совета главных конструкторов всех подсистем ОГАС. Наряду с подобной организующе-координирующей ролью институт должен располагать значительными резервами разработчиков (у себя или в других привлекаемых к совместной работе институтах) для быстрого решения различного рода стыковочных задач, без которых невозможно объединение всех создаваемых подсистем в единую систему.

В. Глушков, Макроэкономические модели и принципы построения ОГАС

Также рекомендуем к ознакомлению книгу Г. Максимовича «Беседы с академиком В.Глушковым». Она написана достаточно популярно, однако даже беглое чтение позволит сложить мнение о развитии ЭВМ в СССР и существовавших тогда взглядах на будущее кибернетики и методов обработки информации.
Чтобы не повторять и без того известную историю ОГАС, которая так и не была реализована до конца, и не копировать в тексте содержание упомянутого в начале видео, рекомендуем вам ознакомиться с ним. Как мы уже говорили, автором проведена незаурядная работа по анализу развития советской сети ЭВМ, вносящая некоторые коррективы в известную широкому кругу историю. В частности, интересны события 1965-1985 гг., то есть период работы над ОГАС и АСПР, а также более углубленный разбор исторического «тандема» Китов-Глушков. В середине-конце 1980-х после смерти главного идеолога ОГАС и киберкоммунизма В. Глушкова интерес к проекту пошел на спад, а затем и совсем угас. Сменилась власть, сменились ориентиры. А к 1990-м перестала существовать та экономика, под которую создавалась система. К тому же, на горизонте (не на том, где всё время маячил коммунизм, а на вполне достижимом) уже находился интернет. Большой, общемировой и наполненный людьми, жаждущими общаться.

Свидетели говорят

Разумеется, сухой рассказ о кибернетике и ЭВМ не способен по-настоящему передать дух ушедшей эпохи. Для этого мы собрали несколько «документов» времени, а в конце статьи разместили ретроспективный взгляд на историю от сотрудников ИТ-ГРАД. Приятного чтения!

Журнал «Радио» №?3 за 1971 год

В этом видео собраны репортажи о компьютерах в СССР с 1985 по 1990 год:

Достаточно редкие кадры 1977 года, на которых запечатлены советские ЭВМ в работе. Первую часть видео комментирует В. Глушков.

Обложка журнала «Крокодил», 1976. Разгар внедрения АСПР в карикатуре юмористического издания

Внедрение кибернетики нашло свое отражение не только в научных трудах, репортажах и юмористических изданиях. Ниже мы приводим отрывок из детской книги «Непоседа, Мякиш и Нетак» Ефима Чеповецкого. В этом небольшом отрывке герои книги попадают на полностью автоматизированный дрейфующий в море «остров».
Друзья внимательно стали рассматривать остров. Все домики были сделаны из пластмассы и металла, и почти на каждом стояла антенна или вращающийся волноулавливатель локатора. Но ни одной живой души на острове не было, хотя он и жил и работал. Об этом сообщил Мякишу и Нетаку Непоседа, который дважды успел обежать весь остров.

— Людей нет, а остров плывет и живет! — сказал он, удивленно покачивая головой.
— А в середине — машины! — сообщил Мякиш, выслушивая, словно врач, стенку одного домика. — Да-а, жалко, что поговорить здесь не с кем.
Однако все оказалось не так, и помог это выяснить именно Нетак. Он вертелся перед приборами и наткнулся на блестящее квадратное стеклышко, напоминавшее зеркальце. Заглянув в него, Нетак обнаружил там человечка, очень похожего на него самого, только черненького.
— Эй ты, чумазый! — крикнул Нетак и замахнулся рукой.
Человечек ничего не ответил и тоже замахнулся на Нетака.
— Так ты что — драться?! Вот я тебе! — И Нетак брякнул своим деревянным кулаком по стеклышку.
Стеклышко зазвенело и разлетелось на мелкие осколки, а чумазый человечек исчез.
— Ты зачем зеркальце поломал?! — испуганно воскликнул Непоседа.
Но вместо Нетака из круга, затянутого металлической сеткой, ему ответил густой басовитый голос. Медленно выговаривая слова, он сказал:
«Я — Кибернетический остров «Моряк» точка поломка номер один точка».
И тотчас же вместо разбитого стеклышка появилось новое.
— Вот это да! — почесал в затылке Непоседа. — Как он себя назвал, этот остров?
— Ки-бер-не-ти-ческий! — подражая голосу острова, сказал Мякиш.
Ефим Чеповецкий, «Непоседа, Мякиш и Нетак», 1959 г.

В заключение поделимся с вами несколькими комментариями от наших сотрудников. Их взгляды на вопрос киберкоммунизма в чем-то схожи, в чем-то разнятся. Тем не менее, почитать, что думают сотрудники ИТ-компании о социальных, экономических и научных проблемах СССР, всегда интересно.
Непосредственно машинные залы я не застал в силу своего возраста, но зато прекрасно помню перфокарты, которые мои родители откуда-то приносили для использования в различных “домашних” целях. Плотный картон был прекрасным материалом для hand-made. При этом артефакты уходящей эпохи нисколько не ассоциировались у меня с ЭВМ, ведь на тот момент у меня уже был первый бытовой компьютер ZX Spectrum, в котором, как известно, ввод информации осуществлялся с помощью аудионосителей и в случае с “крутыми” моделями — дисков.

Что же касается СССР, после развала страны только ленивый не пнул плановую экономику как неэффективную и уступающую свободному рынку. Впрочем, это не мешает крупным компаниям и по сей день использовать планирование своей деятельности на всех этапах производства. Почему же компаниям удается то, что не могла совершить одна из самых больших стран на планете?

Как мне кажется, главная “техническая” беда Госплана заключалась в том, что научно-технический прогресс не мог обеспечить его необходимыми вычислительными мощностями. Сотни тысяч наименований производимой продукции необходимо было разложить на составляющие и разработать производственные планы для огромного количества разных заводов. Получается, что планировщики буквально на счётах пытались сделать то, что даже в наши дни не под силу мощнейшим суперкомпьютерам. Естественно, они не справлялись, а простые люди прекрасно на своей шкуре прочувствовали значение экономического термина «дефицит», то есть нехватку товаров в свободном обращении.

Тем не менее, прогресс идет вперед, его не остановить. По мнению некоторых учёных, совсем скоро вычислительных мощностей будет хватать для просчета необходимого плана производства целой страны в режиме реального времени. Какие тогда будут причины у человечества оставаться приверженным идеалам свободного рынка со всеми его кризисами перепроизводства? Наступит ли тогда киберкоммунизм? Вопрос открытый…

Андрей Комелин, ИТ-ГРАД

Киберкоммунизм — это утопия.
Кто же станет спорить сегодня с тем, что наличие у Госплана СССР суперкомпьютеров сделало бы экономику Союза более эффективной. Но это, так сказать, линейный расчет. В жизни все многограннее.

У партии большевиков, пришедших к власти в 1917 году, вообще не было своей экономической программы. По капиталистическому пути развития идти было нельзя по идеологическим соображениям, а чрезвычайные меры Военного коммунизма в мирное время уже не работали.
Так как ничего нового придумать не получалось, вернулись было к капитализму через НЭП. Впрочем, по многочисленным просьбам трудящихся, которые не могли спокойно смотреть, как более успешные их сограждане на глазах начинают богатеть, НЭП после смерти Вождя мирового пролетариата свернули.

В итоге мы всё равно пошли по пути капитализма, но капитализма с человеческим лицом.

Человеческое лицо в нашем случае — это стиль управления, сводившийся к тому, что экономикой управляли не экономисты, а партработники, профкомы и завкомы, которые командовали, сколько, что и в какие сроки сеять. В какой одежде ходить, какие фильмы смотреть, кого увольнять, а кого взять на поруки. Экономическая целесообразность уступила место идеологической.

Чтобы обеспечить советскому человеку конституционное право на труд, страна вынужденно пошла по экстенсивному пути развития. Новые заводы строились не в логике обеспечения оптимальности производственных цепочек, а в логике обеспечения людей работой или разбавления на той или иной территории преобладающего селянства пролетариатом. Отсюда сегодняшняя проблема моногородов. Заводы работали на склад, обеспечивая все население страны ботинками или пылесосами лет на сто вперед.

Иными словами, проблема неэффективности советской экономики была не столько в отсутствии автоматизированных систем управления, сколько в идеологических установках развития общества. Кстати, многие с ностальгией вспоминают те времена. Как вам, например, многолетняя нулевая инфляция или целый ряд фактически бесплатных товаров и услуг.

Впрочем, как известно, коммунизм, по марксистской теории – это отсутствие классового общества, что в жизни не достижимо. Это, без сомнения, красивая, но все же утопия, так как человеческая природа чужда этому стремлению. Поэтому и сама тема дискурса утопична.

Компьютеры пока не умеют мечтать. Поэтому они не помогли бы СССР достичь коммунизма. Вряд ли помогут и сейчас.

Екатерина Юдина, ИТ-ГРАД

Когда волей интернет-серфинга я впервые наткнулся на статьи и видео про ОГАС, меня поразило насколько далеко продвинулись советские инженеры в вопросах кибернетики, хранения и обработки информации. Ведь получается, что, по сути, к 1980-м в СССР уже использовалось нечто вроде современного облачного хранилища! Разумеется, я утрирую, и не всё было так радужно и красиво. Тем не менее, сам факт того, что в разрезе огромной страны было так много создано и придумано, вызывает внутренний трепет. Наши ученые мечтали и смело заглядывали в компьютерное будущее сквозь завесу времени.

Поэтому я считаю, что этому аспекту нашей истории уделяется незаслуженно мало внимания. Если эта статья сподвигнет кого-то на более подробное изучение отечественной компьютерной мысли в целом и кибернетики в частности, это будет наша общая маленькая победа.

Сергей Белкин, ИТ-ГРАД

«Олдскульные» машзалы как таковые застать мне не удалось. Одно из самых ярких воспоминаний детства — компьютерный класс в средней школе, где нас обучали азам информатики. Громоздкие машины и обилие перфокарт не могли оставить равнодушным любознательных школьников. А запуск ЭВМ на уроке был настоящим событием. Сейчас не могу с уверенностью сказать: то ли большая часть машин не работала, то ли преподаватель как мог сохранял интригу для учеников, но запускались эти ЭВМ достаточно нечасто.

Однако представленная компьютерная техника уже воспринималась мной в сравнении с настоящим ПК, увиденными на работе у родителей, сотрудников одного известного петербургского НИИ. Как раз в 90-е годы, время моего детства, институт снабдили машинами с 286-м процессором. Магический синий экран Norton’а и невероятные игрушки вроде Golden Axe и Wolf 3D остались в моей памяти навсегда. Поэтому школьные компьютеры казались мне устаревшими, значительно уступающими «современным» аналогам. Впрочем, так оно и было. Но не всем моим одноклассникам и друзьям в те годы посчастливилось так, как мне, и даже эти громоздкие ЭВМ были для них открытием.

Я считаю, что «киберкоммунизм» советского периода является в значительной степени малоизученным явлением. Как бы спорно это ни звучало, достижения СССР в области высоких технологий покрыты внушительным слоем антисоветской пропаганды. Негативная коннотация сопровождает буквально каждый громкий научно-исследовательский проект: жертвы режима, построено на крови, многомилионные затраты и т.д.

Да, в пропаганде Советский Союз совершенно точно проиграл, но ключевой вклад в мировую историю технического прогресса, однозначно сделал. Я уверен, что совсем скоро уникальное явление плановой экономики, которое позволило обескровленной опустошительной войной стране запустить на орбиту первый спутник, будет детально изучено, а многие мифы будут преданы забвению.

Антон Карасев, ИТ-ГРАД

Спустя почти семьдесят лет, прошедших с того дня, когда кибернетика стала одной из ведущих наук в СССР, сложно сказать, каким стал бы мир, если бы самые амбициозные проекты советских учёных оказались чуть более приближены к действительности и смогли появиться на свет. Вполне вероятно, что после «компьютеризации» собственных процессов государство обратило бы внимание на пользу сетей для простых людей. Но история не знает сослагательного наклонения.

Наверняка многие читатели этой статьи застали закат описанных нами событий и воочию наблюдали работу советских ЭВМ. Поделитесь своими историями в комментариях. Это же очень интересно! А что, кроме интереса, заставляет умного человека непрестанно создавать и двигать мир в будущее?

Источник: habr.com

Комментарии: