Путину раскрыли правду: Отсталой России образованные люди не нужны

МЕНЮ


Искусственный интеллект
Поиск
Регистрация на сайте
Сбор средств на аренду сервера для ai-news

ТЕМЫ


Новости ИИРазработка ИИВнедрение ИИРабота разума и сознаниеМодель мозгаРобототехника, БПЛАТрансгуманизмОбработка текстаТеория эволюцииДополненная реальностьЖелезоКиберугрозыНаучный мирИТ индустрияРазработка ПОТеория информацииМатематикаЦифровая экономика

Авторизация




RSS


RSS новости

Новостная лента форума ailab.ru


2019-11-07 03:56

наука

Наша страна по подготовке специалистов бежит впереди планеты всей, но в обратную сторону

Столько лет в России реформируют системы образования и здравоохранения, но все чаще вспоминают о советских достижениях. Прошедшее заседание Совета по русскому языку обнажило проблемы с подготовкой и дальнейшей работой учителей. Касаются они и нехватки кадров, и зарплат, и уровня подготовки, и наличия бюджетных мест.

Ни для кого не секрет, что желающих работать в школе, да и получать педагогическое образование, не так много. По словам министра просвещения Ольги Васильевой, на бюджетные места в педагогические вузы ежегодно принимают 73647 человек.

«Доходят до окончания вузов 60%, и от общего числа идут в школу еще 30%, то есть у нас 30% выпускников обучающихся доходят до школы», — посетовала глава ведомства.

Вот только постеснялась, видимо, сказать, что с бюджетными местами не все так хорошо. Казалось бы, учитывая дефицит кадров, о платной подготовке школьных учителей, как и о системе бакалавриат-магистратура, чиновники и руководство вузов должны забыть. Но, почему-то, в Воронежском государственном университете при наборе групп в магистратуру есть всего 6 бюджетных мест, при этом сама группа должна быть не меньше 12 человек. Сей пример вызвал удивление и недовольство Владимира Путина, которое он и высказал министру науки и высшего образования Михаилу Котюкову.

«Если в магистратуре группа считается полноценной в 12 человек, а у нас всего 6 бюджетных мест, то как ее можно сформировать?» — поинтересовался президент у министра.

Последний в свое оправдание заявил, что сегодня по статистике на филологических факультетах за счет бюджета обучается примерно 40% абитуриентов, остальные платно или за счет работодателей. Эти данные, по его словам, и учитываются при распределении контрольных цифр приема. Но, видимо, глава государства эти доводы счел неубедительными и обвинил министра в непонимании происходящего «на земле, в жизни». Владимир Путин отметил, что филологическая специальность не приносит таких доходов как нефть и газ, а значит, не стоит рассчитывать, что 6 человек пойдут на нее обучаться за свой счет. Президент посоветовал главе ведомства основываться не на статистических данных, а смотреть, что происходит в реальной жизни и потребовал устранить противоречия и «навести порядок» в этом вопросе.

Поддержать президента поспешила Ольга Васильева, которая заявила, что в педагогические специальности надо возвращать специалитет, так как бакалавриата недостаточно. Правда, ее более молодой коллега по кабмину Михаил Котюков уверен, что при современных технологиях за четыре года можно вполне качественно готовить специалистов для школы.

«Более того, мы сейчас для того, чтобы процесс образования был более практикоориентирован, вместе с Министерством просвещения подготовили соответствующие законодательные инициативы, они уже в Государственной Думе обсуждаются, чтобы допускать до работы в школе специалистов, которые не имеют напрямую педагогического образования», — заявил он.

Последнее звучит несколько пугающе: при недостатке бюджетных мест в педагогических вузах, дефиците кадров, кого мы увидим в качестве школьных учителей? Нынешнее среднее образование и так вызывает все больше вопросов, причем даже у детей. Заканчивая несколько лет назад хорошую математическую школу, племянница заявила мне, что «ЕГЭ никакого отношения к образованию не имеет».

Не секрет и то, что платное высшее образование не сделало наше общество более образованным. Да и проблемы в экономике, зарплаты, которых хватает только на текущие расходы, далеко не всем позволяют платить за обучение в вузе. Тогда как экономику развивать? А когда речь идет о таких критически важных сферах как образование или здравоохранение, где явный дефицит профессиональных кадров, то возникает вопрос: о чем думают чиновники? Хотят, чтобы по-настоящему образованных людей вообще не осталось? Учить-то, видимо, скоро некому будет.

Председатель Наблюдательного совета Института демографии, миграции и регионального развития Юрий Крупнов считает, что сегодня российское общество пожинает плоды концепции модернизации российского образования, запущенной правительством Михаила Касьянова еще в 2001 году.

— В ней были заложены все моменты, связанные с ликвидирующим любые моменты образования и воспитания ЕГЭ, с лишением вузов, по сути, автономии, так как они перестают принимать экзамены, с уходом на Болонский процесс, то есть разделением на бакалавриат и магистратуру и уничтожением специалитета и многое другое. В том числе заложено представление об образовании как услуге, а не сложнейшем процессе роста личности.

Прошло почти 20 лет, которые не только доказали абсолютную импотентность в плане культуры и воспитания нации, но и показали разрушительный характер: все во всем путаются, никто ничего не понимает и к образованию это всё никакого отношения не имеет. Это касается и сетки оплаты труда, когда никто не может ответить — кто за что получает. Те, кто приближен к начальству, получают колоссальные надбавки, маргинализуя остальных учителей и работников образования.

Мы имеем ситуацию не просто системного кризиса, а направленную хаотизацию важнейшей фундаментальной сферы школьного и вузовского образования и культуры, которая за эти 20 лет, по сути, подорвала национальную безопасность страны.

«СП»: - В силу низких зарплат люди часто не могут платить за высшее образование, а рост количества бюджетных мест, о которых постоянно докладывают чиновники, рядовые граждане не ощущают. Как развивать экономику, если нет грамотных специалистов?

— Платность образования, в том числе высшего, никакого отношения к образованию не имеет. Вместо того, чтобы идти к всеобщему высшему образованию, как новому этапу развития страны, (под лозунгами о том, что у нас липовые дипломы, не все люди способные и тому подобное) мы идем в направлении обратном направлению всех передовых стран мира. Если взять Японию, Германию, США, то там люди получают высшее образование (через гранты и другие хитрые системы, по сути, государственной оплаты образования) реально бесплатно! И только в нашей отсталой стране есть те, кто, занимая высшие должности, рассказывает о необходимости платного высшего образования и тому подобное.

Напомню, что концепцией модернизации образования 2001 года вводилась идея ГИФО (государственных инвестиционных финансовых обязательств), где количество оплаты за высшее образования было связано с успешной сдачей экзаменов и так далее. Вместо того, чтобы заниматься образованием и подготовкой специалистов под развитие страны, все силы ушли на разного рода оргрешения. Это колоссальный вред и колоссальное распыление государственных сил, государственного бюджета.

Плюс фундаментальная колоссальная проблема — расслоение в получении образования. Мы идем к известному рескрипту Делянова (Циркуляр «О сокращении гимназического образования» 1887 года, подписанный российским министром просвещения И. Д. Деляновым — ред.) так называемых «кухаркиных детях». Там было прямо сказано, что детям кухарок и прачек не нужно образование, так как они будут иметь много амбиций, а их экономические возможности не будут этому соответствовать, и у людей будет возникать дисфункция сознания, они будут бунтовать. Так что мы вернулись на 150 лет назад, еще чуть-чуть и придем в Петровскую эпоху и покажем всему миру, что идем оригинальным путем.

Надо идти к всеобщему бесплатному высшему образованию. Это направление, которым идет любая развитая страна мира. А мы идем в обратном, поэтому удивляться, что у нас экономика плохая не стоит. Какое образование, такая экономика.

«СП»: — Чего добиваются чиновники — чтобы количество образованных людей снизилось до критически низкой отметки?

— Естественно. Недавно мы видели по государственному телевидению рассуждения, что много образования ведет к избыточной политической активности. Конечно, лучше образование максимально отменить и выйти на всеобщее начальное. Это «резко усилит» стабилизацию внутри страны.

«СП»: — Тогда как же развивать страну? С высоких трибун это звучит постоянно.

— А никто и не собирается. Все заняты своими важными делами.

Академический директор школы «Летово» Наталья Любомирская считает, что подготовка учителей и врачей должна быть за бюджетный счет.

— Должны быть четкие расчеты сколько нужно учителей, сколько врачей и именно такое количество мест должно быть бюджетными. Сейчас везде сокращаются бюджетные места. А это две самые массовые профессии и подготовка должна быть за счет бюджета.

«СП»: — Может вообще есть смысл подумать об отмене платного образования для россиян?

— Я считаю, что это неправильно. Количество бюджетных мест должно определяться потребностями общества, но это не значит, что не должно быть платных.

Тем более, что сейчас ситуация с приемами в вузы тяжелая, поскольку дали большие льготы олимпиадникам. Олимпиад огромное количество. В результате люди по конкурсу вообще не могут пройти, берут только олимпиадников. А это особая категория детей, как и спорт высоких достижений. Это, условно говоря, люди с «накачанным правым бицепсом». Золотые медали льгот не дают. В результате все рвутся побеждать в Олимпиадах, забивая на общее образование, идет тренировка и накачка определенным предметом. Есть одаренные дети, но это единицы.

«СП»: — Но ведь это все бьет по общему уровню образования и образованности.

— Школа должна давать такое образование, чтобы это были образованные люди. Совсем не обязательно, что все должны получать высшее образование.

«СП»: — И снова мы упираемся в подготовку учителей.

— Государство должно четко понимать, сколько учителей нужно обществу и предоставлять такое количество бюджетных мест. Другое дело, что качество подготовки педагогов должно расти. И в советское время в педвузы шли те, кто в другие не поступил.

Думаю, что ситуация должна поменяться, потому что педагог — это самая массовая профессия, которая никуда не денется. И бухгалтера, и экономиста можно заменить компьютерными программами, а педагога нет. Есть такая вещь как трансляция ценностей и нравственных установок, а это всегда может происходить только от человека к человеку. Искусственный интеллект этим не обладает.

Старший научный сотрудник Института социального анализа и прогнозирования РАНХиГС Дмитрий Логинов считает, что подготовка педагогических кадров в последние годы улучшилась, но отмечает, что бюджетные места — это не бесплатные места.

— Это места бесплатные для потребителя, но их оплачивает бюджет. Когда экономическая ситуация не идеальна, это вопрос бюджетного выбора, и он достаточно сложный.

Что касается, например, учителей, то основная проблема в 90-е годы была в том, что хорошо подготовленные и мотивированные выпускники педвузов неохотно шли в школы. Эту проблему не решить увеличением количества бюджетных мест для подготовки кадров. Подходить к ее решению надо комплексно.

Во-первых, это оптимизация системы подготовки и расчет, чтобы было достаточно бюджетных денег. Если бюджетных денег будет слишком много, то это будет стимулировать снижение проходного балла на эти места и приток выпускников, которые не очень хорошо подготовлены и мотивированы к получению знаний. Чем больше бюджетных мест, тем ниже проходной балл. Необходим баланс.

Во-вторых, необходима настройка перетока педагогов из системы высшего образования в школы, чтобы система не работала вхолостую. Увеличением числа бюджетных мест эту проблему также не решить. Нужен комплексный подход.

Кроме того, нужно до этого решить проблему подготовки вузовских преподавателей. Они не могут появиться мгновенно.

«СП»: — Но на бюджетные места, прежде всего, не попадают дети из малых городов и деревень. А ведь там совсем плохо с зарплатами и платить за образование родители не могут. И как им быть?

— Да, не все выпускники могут поступить на бюджетные места. Но так везде и всегда. Государство не может позволить всем выпускниками получать высшее образование, мы получим комплекс других проблем. Кто-то должен идти в учреждения среднего профессионального образования.

С другой стороны, система образования существенно подвержена макроэкономической обстановке. Когда и если экономика начнет устойчиво расти, то появится спрос на рынке труда, в том числе и на квалифицированных выпускников учреждений СПО, появится массовый платежеспособный спрос и часть выпускников захочет пойти в учреждения СПО.

Когда в сельских поселениях и малых городах, несомненно, существуют проблемы по сравнению с мегаполисами, то это сказывается и на учениках школ и их доступе к высшему образованию. Хотя есть мнение, подтвержденное цифрами вузов, что после введения ЕГЭ увеличился приток в ведущие вузы со стороны не москвичей.


Источник: svpressa.ru

Комментарии: