Китов, Глушков и протоинтернет в СССР

МЕНЮ


Искусственный интеллект
Поиск
Регистрация на сайте
Помощь проекту

ТЕМЫ


Новости ИИРазработка ИИВнедрение ИИРабота разума и сознаниеМодель мозгаРобототехника, БПЛАТрансгуманизмОбработка текстаТеория эволюцииДополненная реальностьЖелезоКиберугрозыНаучный мирИТ индустрияРазработка ПОТеория информацииМатематикаЦифровая экономика

Авторизация



RSS


RSS новости

Новостная лента форума ailab.ru


Всем привет! Сегодня я бы хотел вам рассказать о том, как в СССР чуть не создали свой собственный интернет, при помощи которого предполагалось управлять всей экономикой страны лишь через провода. Расскажу и о двух учёных, которые сделали огромный вклад в развитие советской кибернетики, но после развала страны, к сожалению, затерялись на фоне западных разработчиков и их продуктов.

Начну издалека. 29 июня 1948 года по инициативе академика Лаврентьева создаётся Институт точной механики и вычислительной техники (в наше время назван в честь одного из основоположников кибернетики Сергея Алексеевича Лебедева и является частью МФТИ). В том же году был получен первый патент на цифровую электронную вычислительную машину. Однако всё бы было хорошо, если бы не политика. Вот в чём было дело: в этом же году на западе выходит работа Норберта Винера «Cybernetics: Or Control and Communication in the Animal and the Machine» ( в русском переводе «Кибернетика: или управление и связь в животном и машине»). Волна обсуждений дошла и до советского союза, где особо деятельные личности быстренько признали кибернетику лженаукой и даже объявили угрозой для промышленного пролетариата. К счастью, работа по развитию будущих ЭВМ не остановилась, и к 1953 году было налажено серийное производство ЭВМ первого поколения «Стрела».

Предтечей бурного роста кибернетики можно считать смерть Сталина и последовавшую за ней смену части партийного аппарата, после которой удалось начать процесс переубеждения народных масс в полезности данной науки для страны. Через два года, в 1955, была выпущена статья «Основные черты кибернетики», в которой три советских учёных защищали честь целой науки. Среди них был военный инженер Анатолий Китов, который за год до этого стал главой головного вычислительного центра Министерства Обороны СССР (всего лишь в 34 года).

Китов, прошедший Вторую мировую и уже после неё закончивший артиллерийскую академию Дзержинского, во всю продвигал идеи развития вычислительной техники в армии, а потом и в мирном деле. Одной из важнейших его работ является книга «Электронные цифровые машины» (1956), вызвавшая большой интерес у технических научных кругов, частью которых и являлся мой второй сегодняшний герой Виктор Глушков. Именно с этой книги, как он сам позже отмечал, Виктор и начал своё знакомство с ЭВМ.

А пока Глушков постепенно всё глубже и глубже погружался в кибернетику, у Китова возникла идея создания автоматизированной системы управления. Да, впервые она была высказана ещё в «Электронных цифровых машинах», но до первой попытки реализации Анатолий дошёл только к 1959 году, в январе которого на стол к Хрущёву легло письмо с предложением о создании будущей ОГАС (ОбщеГосударственная Автоматизированная Система учёта и обработки информации). Кроме самой системы предлагалось организовать отдельный управляющий орган «Госкомупр» (Государственный комитет по совершенствованию управления), при помощи которого могло бы контролироваться создание и дальнейшее развитие ОГАС. Но конкретного ответа на большинство предложений сверху так и не последовало (единственным ответом было Постановление ЦК КПСС и Совета Министров СССР, в котором стимулировалось развитие ЭВМ с их повсеместным внедрением).

Напомню, что ARPANET (прообраз нынешнего интернета) была создана в 1969 году.

Осенью того же 1959 года Хрущёву было доставлено второе письмо Китова, получившее название «Красная книга», в котором автоматизированная система создавалась уже не только для мирных, но и для военных нужд. Данная система должна была объединять собой вычислительные мощности десятков тысяч мероприятий всего лишь в нескольких крупных центрах. Причём обслуживание вычислительной техники должно было происходить дистанционно, что дополнительно увеличивало её надёжность. Но, но и ещё раз но. В «Красной книге» было два места, которые искренне не нравились ЦК. Во-первых, там критиковалось Министерство Обороны СССР, то есть МО сразу было отрицательно настроено по отношению к идее Китова. Во-вторых, предлагаемые изменения были столь капитальными, что в ЦК многие напряглись и тоже высказались против идеи. В конце концов провал задумки привёл к исключению Анатолия Ивановича в конце 1959 года из КПСС и увольнению из головного вычислительного центра МО СССР.

В то же самое время Глушков уже стал директором Института кибернетики Академии наук УССР. Чуть меньше, чем через 3 года после провала «Красной книги», он переосмыслил идею Китова и вернул её на высший уровень, где при помощи Косыгина (на тот момент являвшегося заместителем Председателя Союза Министров СССР) она была принята. По изначальному плану Виктора Михайловича в трёхуровневую систему входили компьютерный центр в Москве, 200 центров в регионах и около 20 000 терминалов на местах. Обмен должен был идти в реальном времени при помощи уже существующих, строящихся и проектируемых телефонных сетей по всему огромному государству. Предполагалась частичная интеграция с уже существующими территориальными и отраслевыми АСУ (Автоматизированными Системами Управления). Более того, должна была быть внедрена новаторская система электронных платежей, для второй половины 60-х казавшаяся чем-то фантастическим. Да и сейчас она не везде работает на должном уровне, а ведь прошло уже более 50 лет. Через ОГАС должны были проходить и зарплаты. Кроме основной системы на территории РСФСР предполагалось создание аналогичных менее масштабных систем и в других республиках с центрами в их столицах. Проект системы был близок к конкретному почти что финальному виду, но и здесь всё заглохло, потому что на реализацию столь крупномасштабных планов требовались огромные деньги (по предположительным оценкам первая версия проекта требовала баснословные 20 миллиардов рублей, в грубом переводе на современные рубли представляющие собой около 700 миллиардов рублей), которые наверху просто так отдавать не хотели. Вместо крупномасштабной сети началось формирование ряда малых АСУ, которые в большинстве случаев даже не были связаны друг с другом. Идея советского экономического интернета заглохла в третий раз. На этот раз в достаточной степени капитально. На дворе был 1970 год.

В период с 70 по 80-й годы проект неоднократно обновлялся, но вот денег на единую сеть всё не хватало. Да и всплыла проблема, которую вполне можно было ожидать. Вычислительные мощности того времени не могли обеспечить достаточную скорость передачи информации, из-за чего обмен информации между узлами шёл медленно, а отдельные пользовательские терминалы в большинстве случаев просто не работали, что лишало связи региональные центры и конкретные предприятия. При этом несмотря на локальные проблемы общий проект продолжал расти и к самому концу разработки ценник вырос до космических 40 миллиардов рублей (около 1,4 триллиона рублей). Таким образом проект продолжал расти, но при этом его создателям так и не удалось найти надёжную финансовую поддержку в лице государства, без которой он просто физически не мог существовать.

Для понимания технических реалий того врмени отмечу, что одной из самых доступных для обычных предприятий ЭВМ советского производства на момент начала-середины 70-х была ЕС ЭВМ (Единая Система ЭВМ), во многом повторявшая IBM System/360, а позже и 370, но только была одна проблема: на момент начала крупномасштабного производства в Советском союзе в 71 году западный прообраз уже прошёл путь модернизации и по ряду характеристик значительно обгонял свою восточную копию. Про дальнейшее развитие в модели 370 даже и говорить не буду. Чтобы не быть голословным приведу сравнительные характеристики, очень важные для быстродействия компьютера, одной из самых простых поздних IBM System/360 Model 25 1968 года и ЕС-1020 1972 года.

Число операций в секунду: 25*10? / 20*10?
Пропускная способность памяти: 2,2 / 2
Объём оперативной памяти в килобайтах: от 16 до 48 / от 64 до 256

То есть в технологическом плане в СССР наблюдалось небольшое, но всё же ощутимое отставание от запада, которое в конце концов и погубило значимую часть нашего производства электроники. При этом стоит понимать, что и идеи, заложенные в проекте ОГАСа, были во многом впереди существующих технологий, не давая превратить эксперименты по объединению множества ЭВМ в одну сеть в повсеместную практику.

Ещё одной предположительной причиной провала можно назвать то, что ввод электронного документооборота, о котором так мечтал Глушков, вскрыл бы слишком много «дыр» в экономиках ряда регионов, что так же могло послужить стопором «сверху» для продвижения проекта к реализации. В течение этого десятилетия ОГАС существовал в анабиозе, так и не имея по факту официальной проектной документации. Было похоже, что несмотря на все старания создателей, он медленно умирает.

Перенесёмся в начало 80-х. Брежнев уже был близок к своей смерти, а тут вдруг в ВНИИПОУ (Всесоюзный научно-исследовательский институт проблем организации и управления) появился «Технический проект системы ОГАС», но значимых подписей под ним не было, так что это короткое восстание проекта из небытия можно считать случайностью. 1982 год для проекта можно считать последним: в один год с Брежневым в могилу сошёл и Виктор Михайлович Глушков, что фактически означало завершение попыток реализации проекта и все дальнейшие действия его идейного наставника Китова так ни к чему и не привели. А после череды смен генсеков в 1985 году началась Перестройка. До конца СССР оставалось 6 лет. В стране начал появляться западный интернет.

Как итог, хочу сказать, что проект ОГАСа для Глушкова был чем-то более масштабным, чем интернет, каким мы его знаем сейчас. Он должен был изменить не только структуру экономики, введя электронный документный и денежный обороты, но и структуру общества, которые должно было стать более приспособленным к сиюминутным изменениям и сделать экономику более честной. Но этим мечтам не суждено было сбыться. К сожалению

P.S. А что Анатолий Иванович Китов? После провала «Красной книги» он первые годы поддерживал разработки Глушкова, но вскоре отошёл от разработки и вернулся к ней, когда было уже слишком поздно. В 70-х он работал в медицинской кибернетике, а потом до 1991 года в РЭУ им. Плеханова и МЭИ, откуда ушёл в возрасте 71 года. Через 14 лет он умер в чине инженер-полковника.


Источник: m.vk.com

Комментарии: