На днях посмотрел замечательную беседу известного биолога и борца с религией Ричарда Докинза с физиком Брайаном Грином

МЕНЮ


Главная страница
Поиск
Регистрация на сайте
Помощь проекту
Архив новостей

ТЕМЫ


Новости ИИРазработка ИИВнедрение ИИРабота разума и сознаниеМодель мозгаРобототехника, БПЛАТрансгуманизмОбработка текстаТеория эволюцииДополненная реальностьЖелезоКиберугрозыНаучный мирИТ индустрияРазработка ПОТеория информацииМатематикаЦифровая экономика

Авторизация



RSS


RSS новости


2022-01-28 12:13

Философия ИИ

На днях посмотрел замечательную беседу известного биолога и борца с религией Ричарда Докинза с физиком Брайаном Грином. Они говорили о зарождении Вселенной, появлении жизни, а также о разуме и сознании. Нужно сразу сказать, что оба они махровые атеисты и кроме науки ни во что больше не верят. Есть одно «но»! Грин – физик, Докинз – биолог, а значит у них очень разные представления о человеческом знании. Брайан Грин вообще красавчик, очень важные вещи говорил и, главное, помог мне понять, почему Докинз так настроен в своём мировоззрении.

Брайан напомнил, что в 19 веке, один физик высказывался, что науке осталось найти пару физических величин, и мы сможем понять, как устроен мир. В итоге появляется Энштейн со своей квантовой физикой и у всех физиков «мозги набекрень». Так знания породили ещё большее незнание. Оказалось, что физическое устройство Вселенной вообще супер-сложно. Вот он и спрашивает Докинза, откуда у вас биологов такая уверенность, что вы всё понимаете. Т.е. он как бы намекал, что чем меньше знаний, тем больше уверенность в том, что ты что-то знаешь.

Пока физики говорят, что они даже не знают толком, что такое материя, то биологи, особенно популяризаторы, говорят, что знают ответы на самые сложные вопросы.

Брайан замечательно проводил аналогию с тем, что мир физически совсем не такой, каким мы его видим, всё гораздо сложнее и интереснее, поэтому и жизнь биологическая, может быть устроена не совсем так, как мы её видим. Также он много говорил о тех проблемах, которые есть в физике. Как факты противоречат друг другу, невозможность согласовать картину мира и т.д. Вообще сложность и уникальность жизни его восхищает.

А теперь о том, что я понял о Докинзе. Дело в том, что агрессивный атеизм бывает от двух причин: невежество и порочная жизнь. В случае Докинза, я бы сказал, это ни то, и ни другое. Я точно знаю одно: искать нужно проблему не в уме, а в психологии человека. Все его научные аргументы – это верхушка айсберга, а причина спрятана гораздо глубже.

Когда Брайан сказал Докинзу, что в физике есть проблема начальной стадии зарождения Вселенной, буквально первые секунды, а потом они уже примерно понимают, что происходит, то Докинз сказал следующее: «Но зачем на проблему обращать внимание»! (не дословно, но мысль такая). В итоге вызвал смех у зала и Брайана. Далее Докинз назвал себя «наивным реалистом». В этот момент мне стало всё понятно. Он боится не просто непонятности чего либо, а именно онтологической непонятности. Когда Сократ говорит, что он «знает, то, что ничего не знает», то акцент ставит именно на знании, а не на незнании. Это нужно понимать не в смысле количества знаний у человека, а об онтологическом статусе знаний вообще.

Докинзу внушает ужас мысль, что мир может быть «a priori» непостижим, что человек не сможет вместить в себя все знания мира. Для человека одержимого научным познанием, такая мысль невыносима. Это всё равно, что сказать идеологическому наркоману, что в мире больше нет наркотиков! Теперь живи с этим! Главный догмат для учёного, который верит в науку именно как в религию, звучит так: «Наука, когда-нибудь узнает абсолютно всё, и знания спасут нас»!

В библейском повествовании о грехопадении как раз и была дилемма для человека: знание или Любовь сделает меня совершенным богом?! Человек выбрал знание без Любви и вместо того, чтобы стать богом, стал смертным «земляным червяком».

И последняя тема Брайана с Докинзом была вообще прекрасна. Брайан захотел поговорить о Боге и рассказал такую историю о себе. У него есть пожилая мама, которая сидит дома и никуда не выходит, общается только с ним. Он позвонил ей домой, но она не взяла трубку и он в панике прыгнул в такси и поехал к ней. «Пока я ехал, я молился Богу, чтобы всё было хорошо, и даже просил у Него прощения, хотя я полный атеист и не верю ни во что. Когда я приехал, то у мамы было всё в порядке, и я даже посчитал, что это маленькое чудо! Но я продолжаю быть атеистом. Откуда это иррациональное мышление вылезло у меня?!» Докинз говорит в ответ, что он понимает Брайана. Если ему (т.е. Докинзу) скажут, что какой-то дом известен тем, что в нём живут привидения, то он ни за что там не останется ночевать. «Иррациональность – это грех» - подвёл итог Докинз. Все посмеялись.

Известный психотерапевт Виктор Франкл писал, о том, что религиозность является природным человеческим чувством, «Но если человек подавляет в себе жажду Святыни, «вытесняет в подсознание» обращенность сердца к Богу, тогда он душевно страдает, вплоть до патологии». Поиск Небесного Отца заложен, как путь и основная цель человеческой жизни. Как видим, оно вырывается наружу даже у заядлых и воинствующих атеистов, но они идентифицируют эту мысль в себе, как отклонение и подавляют с особой агрессией. Мне даже кажется, что Бог очень настойчиво стучится к Докинзу и его книга «Бог как иллюзия» - это крик в себя, в своё сердце, чтобы Бог исчез.

Отношения с Богом – это всегда риск, всегда неизвестность, но именно это и вводит в ужас Ричарда. Всё должно быть примитивно и понятно, если не сейчас, то позже, иначе я не хочу. К тому же, если есть Бог, то получается, что я не Бог. А гордость не выносит такой мысли, возникает ложный стыд, который нужно преодолевать в себе.

Хорошо, если бы в школе в старших классах был предмет, по типу «История человеческой мысли». Где бы в интересной форме смогли рассказать об истории философских споров о смысле жизни, природе добра и зла, истины, красоты и т.д. Я думаю, что такой минимум знаний уже бы не сделал книгу «Бог как иллюзия» суперпопулярной. С точки зрения мысли, это уж совсем «Макдональдс»: быстро и вредно. Сведение всё к примитивной плоскости.

Как говорил Аристотель: «Философия начинается с удивления». Снаружи мир кажется понятным и даже какой-то банальной «бытовухой», но стоит только углубиться в себя, как и мир показывает свою глубину, которая наполняет восхищением и благоговением разум и сердце. И в душе возникает вопрос: "Каков же тогда Художник, если мир так прекрасен?!"

Комментарии: