Гендерно-критичный феминизм скоро может быть признан риторикой ненависти (хейтспич) в Канаде канадским уголовным кодексом

МЕНЮ


Главная страница
Поиск
Регистрация на сайте
Помощь проекту
Архив новостей

ТЕМЫ


Новости ИИРазработка ИИВнедрение ИИРабота разума и сознаниеМодель мозгаРобототехника, БПЛАТрансгуманизмОбработка текстаТеория эволюцииДополненная реальностьЖелезоКиберугрозыНаучный мирИТ индустрияРазработка ПОТеория информацииМатематикаЦифровая экономика

Авторизация



RSS


RSS новости


2022-01-14 16:15

Психология

Так как многие из вас уже знакомы с основными проблемами, о которых говорит гендерно-критичный феминизм, я не буду перечислять их. В 2017 году Канадская палата общин приняла закон C-16 (известный как «закон о туалетах»), и в результате началось сильнейшее противостояние между людинями, которые родились женскими особями, так же известными как женщины, и мужскими особями, идентифицирующими себя как трансы. Стало очевидно, что идеология гендерной идентичности и транс-права идут вразрез с правами женщин и детинь, и в особенности самых уязвимых из них. Чем более явным это становилось, тем дальше были готовы зайти транс-активисты и гендер-идеология, чтобы скрыть этот конфликт.

Женщин, которые публично защищают свои права, или даже отстаивают право защитить свои права, заставляют молчать, систематически и с помощью закона. Гендерно-критичных феминисток постоянно заклеймляют «трансфобными» в качестве попытки цензурировать наши аргументы. Нас заставили молчать в прессе и в социальных сетях; нас лишили платформ, где можно было выступать; нас отменили; нас угрожали лишить карьер и увольняли. Нас оскорбляли, нам угрожали, нас доксили, нападали на нас, и в случае с Мич Фестом, даже убивали. Людини, которые родились женщинами, которые не покоряются требованиям людей, которые родились мужчинами, сталкиваются с непреодолимой силой. Так как многие из нас хорошо образованы и разумны, мы делаем попытки высказываться против этой несправедливости с помощью свободы самовыражения, используя демократические средства, такие как письма и публикации, видео блоги, мирные простесты и другие креативные способы ненасильственного самовыражения. Свобода самовыражения — одна из основных доктрин свободы в Канаде, но скоро это может измениться.

Транс-активисты хитроумно выстраивают законную цензуру для тех из нас, кто ещё смеет говорить о реальности. На передовой этих обвинений транс-активист Морган Ожер (Morgane Oger), который стал печально известным за то, что убедил город Ванкувер прекратить финансирование последнего в Канаде центра для жертв изнасилований, предназначавшегося только для женщин. Фонд Морган Ожер лоббировал правительство Канады регулировать интернет и пресекать так называемые «разжигающие ненависть высказывания», и 16 мая 2019 г. дал показания Постоянному комитету Палаты общин по вопросам правосудия и человеческих прав.

Среди независимых сайтов, которые Ожер прямо требует от правительства подвергать цензуре, Feminist Current — издание, основанное научной сотрудницей по правам женщин и адвокатессой Меган Мёрфи, давней противницей Ожера. После той речи были написаны два законопроекта, в которых учли его требования: один, касающийся вещания, включающий в себя онлайн издания и публикации, и второй, затрагивающий риторику ненависти. Есть ли лучший способ заставить оппонентку замолчать, чем вынудить правительство закрыть её издание?! 3 ноября 2020 года член Либеральной партии и министр по делам наследия Стивен Гильбо представил законопроект C-10 в Палату общин. Хотя официально законопроект это (цитирую) «Закон о внесении поправок в Закон о вещании и внесении связанных и вытекающих из этого поправок в другие законы», консерваторы называют его «закон о цензуре». Законопроект С-10 внесёт правки в закон о вещании, включая в него интернет и цифровые средства массовой информации.

После этого, в июне 2021 г., достопочтенный Девид Ламетти, также из Либеральной партии Канады, представил законопроект С-36, который предлагает законодательные изменения в Канадский Закон о Правах Человеки и в уголовный кодекс, для борьбы с разжигающими ненависть высказываниями и преступлениями на почве ненависти. Согласно правительству канады, «законопроект определяет разжигающее ненависть высказывание как сообщение, которое выражает отвращение или очернение отдельного лица или группы лиц на основании запрещенного основания для дискриминации. Эти основания для дискриминации включают расу, национальное или этническое происхождение, цвет кожи, религию, возраст, пол, сексуальную ориентацию, гендерную идентичность или самовыражение …» и другие. Более того, «Эти поправки будут применяться к публичным сообщениям отдельных пользовательниц в Интернете, в том числе в социальных сетях, на личных веб-сайтах и в массовых электронных письмах. Например, они будут применяться к человеке, ведущей блог или постящей в социальных сетях. Они также будут применяться к управляющим веб-сайтов, которые в основном публикуют свой собственный контент, но также публикуют комментарии пользовательниц и посетительниц, в том числе в статьях в онлайн-газетах и в разделах комментариев пользовательниц. Управляющие этих платформ в социальных сетях будут подвергнуты вовлечению Министерством Наследия Канады, которое опишет предлагаемый подход к регулированию социальных сетей и вредоносного контента, включая язык вражды, в Интернете».

Согласно речи члена парламента Ламетти на виртуальной пресс-конференции 23 июля 2021 г., «Законопроект так же создаст инструмент для тех, кто на резонных основаниях боится, что другая человека совершит относительно неё приступление на почте ненависти или связанное с пропагандой ненависти. Эти личности с согласия генерального прокурора смогут обратиться в суд с ходатайством о мирном залоге (прим. пер. в канадском законодательстве мирный залог - это приказ уголовного суда , который требует от человеки сохранять мир и вести себя хорошо в течение определенного периода времени) для предотвращения совершения этих преступлений». На пресс конференции по законопроекту С-36 также была Марьям Монсеф (уже бывшая) министерка по делам женщин и гендерного равенства, которая сообщила: «Вы сказали нам что преступление на почве ненависти, которое пережито в интернете, вселяет в вас страх, поэтому вы перестаёте выражать мнения, потому что это не безопасно. Вы сказали нам, что вы перестанете участвовать в публичном обсуждении и сказли нам, что наша демократия слабее из-за этого». Она продолжает «Мы все видели угрозы изнасилованием, угрозы смертью, язвительность, направленную на женщин и небинарных людинь просто за то, что те посмели существовать вне интернета [подчёркнуто]». Хотя всё это звучит знакомо, ирония в том, что так много женщин в Канаде страдают от разжигающих ненависть высказываний исходящих от небинарных людинь и их союзниц. От чьего имени она говорит? Женщины, которые защищают наши права, действительно не имеют возможности участвовать в публичном обсуждении, потому что ненависть, которую на нас выливают в интернете, вселяет в нас страх и не даёт нам выражать наше мнение — ненависть, напрямую исходящая от ТРАНС КВИР 2+ сообщества. Достаточно всего лишь бегло взглянуть на сайт TERF IS A SLUR чтобы увидеть образец примера жестокого обращения, которому мы постоянно подвергаемся. Я не могу не задаваться вопросом, знала ли министерка Монсеф об этой мрачной реальности. Её появление напротив большого прайд флага «протестующих», то, что она с гордостью демонстрировала цвета транс прайд флага, нежно-голубой и нежно-розовый, вместо того, чтобы встать перед флагом суфражисток, феминисток или лесбиянок, несомненно демонстрирует её невежество в этом вопросе или её приоритеты.

Хотя депутатка Монсеф была заменена на депутатку Марси Йен во время изменений в составе правительства, последовавшем за федеральными выборами этой осенью, для правительства было бы хорошо подумать о разделении должности «Министерка по делам женщин и гендерного равенства» на две отдельных должности — Министерка по делам женщин и Министерка гендерного равенства, так как две эти группы в настоящее время находятся в прямом конфликте из-за того, должен ли гендер быть приравнен к полу и иметь приоритет перед ним.

Законопроекты C-10 и C-36 вместе будут иметь разрушительные последствия как для свободы слова, так и для прав женщин в Канаде. Они фактически криминализуют гендерно-критичный феминизм. Они введут цензуру, и мы не сможем свободно говорить об нашем уникальном опыте нашего пола, биолгической реальности и о нашей возможности называть наших угнетателей. Это главная женоненавистическая, основанная на половой принадлежности практика XXI века. К счастью, недавняя отсрочка в работе парламента означает, что «законопроекты, которые не получили Королевских санкций до отсрочки считаются 'полностью аннулированными' и для их рассмотрения на новом заседании, они должны быть представлены так, как будто никогда не существовали ранее» (Parliament of Canada; House of Commons Procedure and Practice; the Parliamentary Cycle; Prorogation and Dissolution; Effects of Prorogation). С переизбранием либерального правительства мы можем быть уверены, что эти законопроекты будут вновь представлены в самом ближайшем будущем. Законопроект C-10 быть принят в третьем чтении и находился в Сенатском комитете до отсрочки.

Тысячам женщин уже было отказано в доступе к различным популярным социальным сетям и сайтам. На нас доносят администрации сайтов за самые безобидные заявления — заявления, которые большинство сочтёт здравым смыслом. Констатация основополагающих знаний о человеческой анатомии и физиологии теперь — «риторика ненависти», согласно правилам социальных сетей. И поэтому я верю, что не беспочвенно предполагать, что если эти законопроекты будут приняты и правительство Канады будет регулировать работу социальных сетей, гендерно-критичный феменизм будет истолкован как риторика ненависти. Мы уже видели это в Великобритании, где феминистка Келли-Джей Кин была арестована за её твиты. Мы видели как шотландская феминистка Марион Миллар была арестована за твит с фото суфражистской ленты, привязанной к ограде. Говорить об объективной реальности и называть вещи своими именами, основанными на научных фактах, запрещено в Канаде. Мы ясно увидели это в судах Британской Колумбии, где использование предпочтительных местоимений теперь обязательно, несмотря на протесты нескольких представительниц юридического общества Британской Колумбии. Их запрос на дебаты был называн «сродни разжиганию ненависти» правящими членами Канадской ассоциации адвокаток подразделения Британской Колумбии. Это создает опасный прецедент.

Защита гендерно-критичного феминизма важна не только для прав, чести и безопасности женщин и детинь, но и для здоровых практик академического сообщества, свободы слова и демократии и следовательно должна быть сохранена.

Возможно, транс-активист и профессиональный доминант Hailey Heartless описал ситуацию лучше всего своим твитом: «Разница между нами в том, что когда женщины вроде меня получают подиумы, интервью на радио, контракты на книги, встречи с законодательницами и аудиенции с гражданками, женщины вроде тебя получают маленькую нишевую почтовую рассылку и медленное исчезновение ваших 'безопасных мест'». Хотя он высмеивал нас, он был прав. И как только правительство Канады обратится за советами к лоббистам транс-повестки типа Морган Ожей по вопросам того, что именно им банить, эти рассылки и наши голоса будут потеряны.

Мы не должны соглашаться с этой цензурой, с тем, что нас затыкают и подчиняют.

Пришло время высказаться, нужно громко говорить об этом сейчас, до того как женщины будут окончательно подавлены и наказаны по закону как «ведьмы», которых жгли заживо в XVI и XVII веках. Пришло время высказаться, пока ещё больше женщин не были лишены академических должностей за утверждение, что пол нельзя изменить. Высказывайтесь прямо сейчас, до того как ещё одна канадская писательница подвергнется доксингу и будет вынуждена жить в изгнании в Мексике. До того как концепция «женского» потеряет всякое значение в коллективном сознании. До того, как очередной мужчина получит все лавры за то, что он «первая женщина, которая..» достиг того, что и так всегда принадлежало мужчинам. До того, как очередную книгу писательницы-женщины забанят в местном книжком магазине и сожгут идеологини гендера. До того как ещё одна женщина, бегущая от насилия и бедности, будет вынуждена ночевать на холодных улицах, потому что мужчины заняли все кровати в местом шелтере. До того как ещё одна девушка подростка удалит свою здоровую грудь потому что избегает бытия женщиной как пожара. До того как очередной мужчина, проводящий «час историй с драг-квин для детинь» окажется зарегистрированным сексуальным преступником. До того, как ещё один насильник и убийца мужского пола будет переведён в женскую тюрьму, лев, входящий в клетку к антилопам. До того как ещё одной женщине атлетке раскроит череп как консервную банку оппонент, который идентифицирует себя как женщина. До того, как демократия потерпит ещё один удар!

Комментарии: