Пять мифов об интеллекте и мышлении

МЕНЮ


Искусственный интеллект. Новости
Поиск
Регистрация на сайте
Сбор средств на аренду сервера для ai-news

ТЕМЫ


Новости ИИРазработка ИИВнедрение ИИРабота разума и сознаниеМодель мозгаРобототехника, БПЛАТрансгуманизмОбработка текстаТеория эволюцииДополненная реальностьЖелезоКиберугрозыНаучный мирИТ индустрияРазработка ПОТеория информацииМатематикаЦифровая экономика

Авторизация




RSS


RSS новости

Новостная лента форума ailab.ru


2019-09-09 15:15

Работа разума

Многие распространенные определения интеллекта антинаучны. Мы верим, что когнитивные способности можно измерить с помощью IQ-теста, математическое мышление присуще людям с более развитым левым полушарием, мужское и женское мышление отличаются, а хорошему лидеру необходимо прокачать эмоциональный интеллект. Что из этого правда, а что — миф? Разбираемся с популярными теориями об интеллекте и мышлении.

Физики и лирики

Гипотеза о различиях правой и левой части мозга пришла из науки, но в популярном изложении теорию изрядно исказили и самое главное — из нее выпала часть, связанная с изучением эпилепсии.

Все началось в 1960-1970 годы с исследования ученого Роджера Сперри и его студента Майкла Газзаниги, которое впоследствии принесло Сперри Нобелевскую премию в 1981 году. Сперри и Газзаниги заинтересовались экспериментальной методикой лечения эпилепсии, придуманной хирургом Уилльям ван Вагененом. Врач фрагментарно разъединял связь между левой и правой половиной мозга, осуществляемую за счет мозолистого тела черепа. Ван Вагенен утверждал, что умственные способности и поведение пациентов, в целом, оставались прежними. Однако Сперри, проведя осмотр больных, обнаружил некоторые специфические изменения: часть пациентов не могли назвать вещи, за распознавание которых была ответственна правая часть мозга, но узнавали предметы, за которые отвечала левая. Продолжив свои наблюдения, Сперри пришел к заключению, что за речь ответственна левая часть мозга. Так, за левой половиной закрепилась функция контроля языка и логики, а за правой — визуальное восприятие и ориентирование в пространстве.

Со временем, в массовой культуре укрепилась идея о том, что каждая половина мозга отвечает за свой тип мышления. При этом, у людей более развито одно из полушарий: если это левое, то такой человек лучше справляется с математикой, рациональным мышлением и логикой; если это правое — то человеку присуще творческое мышление, и он склонен к импровизации.

Более поздние исследования доказали, что дихотомия полушарий преувеличена. Для математических же задач и вовсе принципиальна связь между половинами мозга. Чем сложнее задача — математическая или любая другая — тем большее значение приобретает обмен информацией между двумя половинами мозга, в этом соглашаются современные ученые.

Научный журналист Карл Циммер поясняет, что в популярной психологии упускаются особенности взаимодействия между левым и правым полушарием. К примеру, левое полушарие специализруется на распознавании звуков, из которых складываются слова, и синтаксисе фразы, но у него нет монополии на обработку речи. А правое полушарие помогает распознавать интонацию, ритм и выражение, с которым произносится фраза.

Для понимания речи собеседника нам не обойтись без задействования обеих половин мозга.

Эмоциональный интеллект

Понятие «эмоционального интеллекта» популяризировал журналист Дэниел Гоулман в 1995 году, подхватив термин, предложенный ранее двумя психологами Джоном Майером и Питером Саловей. В определение ЭИ (эмоционального интеллекта) входит способность распознавать чужие эмоции и понимать свои, умение различать разные типы эмоций и применять эти знания на практике.

Традиционное представление об эмоциональном интеллекте основано на двух предположениях:

  1. Можно научиться точно определять эмоции другого человека.
  2. Эмоции — это непосредственная реакция на внешние события, и, при желании, они поддаются объяснению и контролю.

Лиза Фелдман Баретт, доктор психологии и автор книги «Как создаются эмоции: секретная жизнь мозга» объясняет в своей статье, почему восприятие эмоций как некого набора универсальных состояний (злость, обида, зависть, радость и т. п.) ошибочно. Баретт уверена: заранее заготовленные шаблоны лишь заведут нас в тупик; чем больше мы тренируемся видеть новые, необычные модели поведения — тем лучше.

Впрочем, у исследователей есть и ряд других претензий к теории эмоционального интеллекта:

  • Большинство определений эмоционального интеллекта слишком обтекаемы и грешат обобщениями, поэтому их едва ли можно применять в научном контексте. Более того, они пересекаются с некоторыми другими конструктами из области психологии, например, с тестами на психотип.
  • Так как не существует четкого определения эмоционального интеллекта, то неясно, возможно ли его отнести к когнитивным характеристикам, способностям, которым обучаются, врожденным знаниям и навыкам или приобретенным чертам.
  • Учитывая предыдущие пункты, сложно сказать, как измерить или оценить эмоциональный интеллект. В зависимости от определения, способы тестирования или изучения будут разными.

Как насчет многочисленных тестов, созданных для измерения ЭИ, и текстов о том, почему успешным руководителям нужно развивать эмоциональный интеллект? Такие тесты скорее можно отнести к индустрии развлечений, чем к науке. Уже к 2004 году благодаря мета-исследованию американских психологов стало ясно, что корреляции между продуктивностью на работе и эмоциональным интеллектом статистически незначительна.

К слову, сам Гоулман не ожидал, что его книга приобретет такой широкий резонанс — в особенности, в сфере менеджмента и карьерных советов. По мнению журналиста, некоторые авторы статей делают заявления о важности эмоционального интеллекта для развития карьеры и лидерских качеств, безосновательно и искажая изначальную идею автора.

IQ-тест показывает уровень интеллекта

Тест на определение коэффициента интеллекта вызывает множество споров. Одни говорят, что в нем не учитываются различия, присущие разным культурам, из-за чего у белых европейцев результаты всегда будут выше. Другие обращают внимание на разницу между ситуацией прохождения теста и поведения человека в действительности — это напоминает аргумент об ограниченности данных, полученных в лабораторных условиях. Впрочем, главная проблема кроется в другом.

Тест Стэнфорд — Бине, один из наиболее популярных тестов на определение коэффициента IQ, предполагает, что всю совокупность различных навыков и умственных способностей можно суммировать и выразить через единый показатель. Научный журналист Роджер Хайфилд обоснованно считает такое обобщение ненаучным и бессмысленным. До сих пор не существует универсального определения интеллекта, однако мы можем измерить некоторые из когнитивных способностей. Такие как кратковременная память, логическое мышление, лингвистические навыки и ряд других. Хайфилд и его коллеги выяснили, что как минимум эти три типа мышления активизируются в мозге независимо друг от друга. И простое сложение активности того или иного региона мозга не способно отразить реальную картину когнитивных процессов, происходящих в наших головах.

Мы используем 10% своего мозга

Миф о том, что мы обычно задействуем лишь 10% своего мозга, пользуется особой популярностью в массовой культуре и существует едва ли не с начала XX века. Благодаря нему легко представить, будто в каждом из нас дремлет супергерой, которого можно разбудить при желании и определенной тренировке. На этом сюжете, в частности, спекулирует Люк Бессон в своем фильме «Люси», где главная героиня оказывается способна управлять всем объемом и потенциалом своего мозга. К той же идее нередко прибегают авторы программ по саморазвитию и самопровозглашенные лайфкоучи.

Доказать антинаучную природу этой теории можно несколькими способами. К примеру, снимки, сделанные с помощью позитронно-эмиссионной томографии, показывают, что во время выполнения разных когнитивных задач активируется бОльшая часть мозга.

С точки зрения эволюции, теория также звучит неубедительно: зачем человеку нужен такой огромный мозг, если 90% объема — не функционально, при этом на поддержание его жизни уходит много энергии.

Кроме того, будь этот миф правдой, люди, часть мозга которых пострадала в результате несчастного случая или болезни, не заметили бы особенной разницы в своем поведении и самочувствии после инцидента. В действительности же, увы, почти ни один случай повреждения мозга не остается без последствий для человека.

Мужской мозг отличается от женского

В своей недавней книге «Гендерный мозг» Джина Риппон, специалист по когнитивной нейровизуализации, разоблачает известный стереотип о мужском и женском типе мышления.

Центральная мысль Риппон строится вокруг социальной и культурной природы мифа. Как ни грустно это осознавать, пока общество и доминирующая культура производит, а не подавляет гендерные клише, избавиться от псевдонаучных теорий, подобных идее о гендерном мозге, крайне сложно. Автор книги признается, что ее собственное исследование было попыткой обнаружить различия между мужским и женским мозгом. Лишь сопоставив данные нескольких научных трудов, Риппон была готова признать абсолютную несостоятельность мифа.

Одна из последних находок, позволяющих разоблачить теорию гендерного мифа, — тот факт, что наш мозг меняется на протяжении жизни. На возникновение новых нейронных связей влияет не только образование, но и наша работа, хобби, привычки и занятия спортом. Таким образом, с точки зрения различия между мозгом разных людей, жизненный опыт имеет гораздо большее значение, чем пол. Мозг московского доставщика еды будет сильно отличаться от мозга бразильского футболиста и от мозга нью-йоркского таксиста на пенсии.

Риппон говорит, что идея мужского или женского мозга подразумевает гомогенность, статичность и типизацию мышления. Словно все мужчины похожи друг на друга. В то время как принцип пластичности мозга утверждает несостоятельность конфликта между природой и воспитанием.


Источник: m.vk.com

Комментарии: