Как и зачем возрождают мертвые языки сегодня

МЕНЮ


Искусственный интеллект. Новости
Поиск
Регистрация на сайте
Сбор средств на аренду сервера для ai-news

ТЕМЫ


Новости ИИРазработка ИИВнедрение ИИРабота разума и сознаниеМодель мозгаРобототехника, БПЛАТрансгуманизмОбработка текстаТеория эволюцииДополненная реальностьЖелезоКиберугрозыНаучный мирИТ индустрияРазработка ПОТеория информацииМатематикаЦифровая экономика

Авторизация




RSS


RSS новости

Новостная лента форума ailab.ru


2019-09-30 20:25

лингвистика

Не латынью единой: список мертвых языков пополняется примерно раз в две недели. Лингвисты прогнозируют, что около половины существующих ныне языков исчезнет к концу XXI века, однако отдельные энтузиасты и ученые стремятся не допустить такого развития событий и даже реанимируют некоторых участников упомянутого скорбного списка. Рассказываем, кто, как и зачем этим занимается — и почему так важно сохранять языковое разнообразие.

Сейчас в мире насчитывается около 5000 языков. Чтобы сохранить хотя бы их, необходимо применить лингвистические знания и технологии. Этим и занимаются исследователи, судорожно собирающие всю имеющуюся информацию о звучании, письме и грамматических особенностях языков.

Они используют довольно мрачные термины.

«Мертвым» называют язык, который ни для кого не может считаться родным, а «вымирающим» или «спящим» — тот, что перестают изучать юные поколения.

У языка с очень маленьким количеством носителей появляется статус «под угрозой вымирания». Основная цель лингвистов — сделать так, чтобы первая из названных групп не пополнялась. Хотя бывают случаи, когда мертвые языки, вроде латыни, оказываются «живее» тех, на которых говорят в небольших племенах.

Почему они вымирают

Прежде всего — по естественным причинам: когда цивилизация доходит до изолированного племени, потребность в родном для жителей наречии со временем исчезает. Однако в большинстве случаев языки оказываются в кризисном положении после того, как их начинают теснить социально, политически и экономически доминирующие «конкуренты». Местным жителям приходится учить более «выгодный» английский, французский или китайский — чтобы получить достойное образование и высокооплачиваемую работу. Довольно часто, особенно в сообществах иммигрантов, родители обучают ребенка только на «новом» языке, отказываясь от родного.

В США языки аборигенов намеренно уничтожались, а детей насильно переселяли из семей, где звучала родная речь, в англоговорящие интернаты и школы, в которых за нее наказывали, для так называемой социализации.

Поэтому родители, прекрасно знавшие язык общины, переходили на английский, чтобы их сыновей и дочерей не увозили из дома и школьное обучение давалось им проще. К примеру, доля детей, говорящих на чероки, сократилась с 75 до 5% как раз из-за такой школьной политики. Другие языки, не имевшие солидной литературной базы, число носителей которых было невелико, вымерли окончательно.

Сегодня языковое разнообразие сокращается не из-за агрессивной политики правительства. Основная причина — осознанный выбор родителей, желающих сделать ребенка билингвом. Впоследствии, когда он вырастает и начинает жить самостоятельно, владение родным языком оказывается рудиментарным навыком.

Как их можно возродить

Возрождение языков — новое направление практической лингвистики, в рамках которого ученые тесно сотрудничают с общинами и местными властями. Они делают это для того, чтобы поддерживать естественное разнообразие, как в животном мире. Исследователи и примкнувшие к ним энтузиасты чувствуют необходимость возвращать к жизни спящие языки, чтобы аутентичные связи внутри общин не были окончательно утеряны и сохранялась культурная идентичность каждого племени.

Иногда возникают курьезные и даже абсурдные ситуации: мексиканским языком аяпанеко до недавнего времени владели только два человека — но они были в ссоре друг с другом и отказывались общаться.

Переубедить их смог европейский мобильный оператор Vodafone, который в рамках рекламной кампании создал пространство для обучения детей почти вымершему языку и привлек профессора из Стэнфорда для составления словаря. В итоге двое пожилых людей помирились и согласились передать свои знания юному поколению.

В сохранении языков очень помогают современные технологии. К примеру, существует версия Windows 8 на чероки, и отдельное приложение позволяет переписываться, используя все 85 букв алфавита. Многие сайты посвящены одному или нескольким языкам, находящимся под угрозой вымирания, и предлагают инструменты для их изучения: Digital Himalayas Project, Diyari Blog, Arctic Languages Vitality Project и Enduring Voices Project. 

Распространению и популяризации языка также способствуют поп-музыка и соцсети. Главное — не ограничиваться штудированием пыльных учебников и прочими традиционными методами, набившими оскомину.

Специальные приложения и онлайн-переводчики сделают обучение более увлекательным.

Немалую роль в восстановлении языка может сыграть его престиж в обществе и самооценка носителей. До 1940-х годов навахо находился в упадке, пока его не начали использовать для шифрования радиосообщений во время Второй мировой войны. Пользуясь тем, что этот язык не был известен за пределами Америки, армия США передавала с его помощью данные, которые не смогли бы расшифровать противники. После этого ценность навахо резко возросла, его признали нужным, и носители стали учить родной язык с гораздо большим энтузиазмом. Сегодня на нем говорит примерно 178 тыс. человек.

Истории успеха

После упадка языки восстанавливаются очень редко и, как правило, уже не обретают былой популярности. Но иногда подобное всё же происходит, даже когда число носителей в какой-то момент становится критически малым.

Иврит

Иврит, который не использовался для повседневного общения с IV века н. э., жил только в религиозных текстах и молитвах. В 1880 году началось его активное возрождение, а в 1948-м он стал официальным государственным языком. Сейчас на нем говорят более 5 млн человек.

Возрождение иврита после столь долгой паузы часто называют чудом. Есть мнение, что он никогда не был по-настоящему мертвым, потому что использовался в литературе и богослужении. Однако между II и XIX веками на нем полноценно не говорил ни один человек, что делает его если и спящим, то очень крепким сном. Другой вопрос, что в нынешнем виде иврит представляет собой микс русского, польского, немецкого, арабского и английского, так что это скорее частично искусственный гибрид, нежели прямой потомок древнего языка.

При возрождении иврита требовалось каким-то образом внедрить в него современную лексику. Известный израильский писатель Амос Оз приводит такой пример:

«Как, например, нужно назвать электричество на языке, который умер тысячу семьсот лет тому назад? Нет, не умер — заснул. Когда внедряли иврит, решили сначала назвать его „электрисите“. Но сейчас вы этого „электрисите“ не услышите, электричество — это „хашмаль“. Слово из Танаха, оно есть только в Книге пророка Иезекииля, где упоминается трижды и означает „сияние“. Вообще-то никто точно не знает, что оно означает, может быть, это какой-то драгоценный камень, потому что слово появляется среди описания драгоценных камней и небесных явлений. А на греческий, как оказалось, этот „хашмаль“ переведен как „электрон“, что значит „янтарь“. Вот отсюда и пошло, и „электричество“ стало у нас „хашмаль“. Из этого корня родилось целое семейство слов: „лехитхашмель“ — „быть пораженным электрическим током“, „хашмалаи“ — „электрик“, „хашмалит“ — „трамвай“».

Коптский

Коптский считается единственным дошедшим до нас представителем египетской языковой семьи. Его развитие остановилось в XVII веке, из употребления он был вытеснен арабским. До недавнего времени коптский использовался исключительно в религиозных целях, но с конца XX века активисты стали работать над возрождением и его разговорной разновидности. Сейчас в мире живет около 300 носителей языка.

Латынь

Латынь можно по праву считать самым живым из мертвых языков. Да, никто не учит ее с рождения, но именно к ней обращаются в первую очередь, когда необходимо дать название новому виду растений или лекарству. Латынь изучают в школах из-за исключительной культурной ценности и важности языка для католической церкви. Не будем забывать и о политических и юридических терминах, которыми изобилует любая документация. На латынь переводят «Гарри Поттера» и «Википедию», а самоучителей по ней и вовсе не счесть. Этот язык с уникальной и нетипичной историей можно считать частично возрожденным.

Санскрит

Еще один пример успешного возрождения языков — санскрит. Подобно греческому и латыни на Западе, тысячи лет назад он считался языком просвещения в Индии. На нем написано большинство важнейших манускриптов той поры, от трудов по философии до астрономических трактатов.

Лингвоэнтузиасты убеждены, что возрождение и распространение санскрита жизненно важно для сохранения интеллектуального наследия Индии. Этот язык часто считают литературным и давно мертвым, но сейчас ситуация меняется.

С 1970 года в Индии издается (правда, небольшим тиражом) еженедельная газета на санскрите, которую в основном читают специалисты по языку. На нем снимают фильмы, пишут песни и ведут радиопередачи.

Нынешний премьер-министр Индии принимал клятву на санскрите при вступлении в должность и пообещал распространять его в школах. Сейчас язык изучают около 4000 студентов только в Университете Дели. По данным на 2016 год родным его называют примерно 14 тыс. человек.

Гавайский

На гавайском свободно говорили на территории островов, пока их не аннексировали США в 1898 году. После захвата язык оказался под угрозой вымирания. Американцы принесли с собой торговлю, болезни и ввели в местных школах изучение английского, который теперь стал считаться престижным. Количество носителей гавайского языка сократилось до опасных 1500 человек.

В начале 50-х годов прошлого века курс изменился, и одной из главных целей было объявлено сохранение культурного и языкового наследия. С тех пор число носителей гавайского неуклонно растет. В 80-х его стали изучать в начальной школе и университетах. В 1997-м на языке говорило 2000 человек, а 10 лет спустя — уже 24 тыс. Сейчас на гавайском вещает несколько радиостанций, а в некоторых газетах ему даже посвящены отдельные колонки.

Корнский

Корнский язык, который можно услышать на юго-западе Британии, тоже относится к числу успешно возрожденных. На нем говорили преимущественно жители графства Корнуолл, пока в конце XVIII века его окончательно не вытеснил английский. Последний носитель корнского умер в 1777 году, но в усеченном виде язык продолжал существовать и использовался в речи торговцев и рыбаков. Благодаря интересу к кельтской культуре в прошлом столетии он вновь стал набирать популярность. В начале века был опубликован самоучитель, который позволял освоить навыки чтения, письма и говорения.

Активная кампания по восстановлению корнского стартовала в 90-х годах, а в 2002-м британское правительство признало язык и согласилось финансировать мероприятия по его распространению и защите. Это позволило издавать учебники, проводить исследования, готовить преподавателей и начать работу по созданию словаря для современных реалий. Сейчас взрослые могут говорить на корнском как на родном, потому что родители с младенчества учили их этому языку, даже не будучи его носителями. Они штудировали пособия по воспитанию детей-билингвов и строго следовали всем рекомендациям. До определенного возраста некоторые юные британцы не слышали от родителей ни слова по-английски.

Ирландский

Ирландский язык оказался на грани вымирания в начале XIX века. Причинами стали голод и сильное давление англоязычного правительства. После признания независимости Ирландии в 1949 году он начал стремительно набирать популярность. Сейчас благодаря деятельности активистов радио и телевидение на ирландском получают материальную поддержку, в некоторых школах он считается первым языком обучения вместо более популярного английского. На нем говорит около 1,5 млн человек.

Мэнский

Язык жителей острова Мэн едва не был утрачен — последний «естественный» носитель скончался в 1947 году. Но к тому времени энтузиасты и лингвисты собрали достаточное количество материала для изучения и распространения языка. В настоящий момент он находится на грани исчезновения, однако число носителей медленно растет — сейчас их около 2000. На мэнском ведутся радиопередачи, а некоторые школьники проходят на нем обучение.

Зачем возрождать языки

Некоторые полагают, что потеря языков, как и вымирание видов животных, естественный эволюционный процесс. Этакий социальный дарвинизм. С другой стороны, сейчас человечество тратит огромное количество времени, денег и усилий на сохранение вымирающих видов. Так почему же не защитить одно из главных достижений Homo sapiens, отличающее нас от животных?

Сохранение языкового разнообразия, безусловно, благородная цель, но есть еще более важный аспект.

Родной язык позволяет сообществам сохранять национальную и культурную идентичность, которой можно гордиться, отражает особенности восприятия окружающего мира, зачастую непонятные в отрыве от аутентичного контекста.

Языки — это кладезь человеческих знаний. Хотя письменные и цифровые источники расширяются и пополняются всё быстрее, письмо — относительно недавнее изобретение в человеческой истории, и даже сейчас две трети языков остаются устными. На них передается множество историй, легенд и просто знаний о мире, которые пока не зафиксированы на пергаменте, бумаге или жестком диске. С каждым вымершим языком мы утрачиваем бесценные крупицы мировой культуры, и восстановить их практически невозможно. События «Одиссеи» и «Илиады» тоже поначалу передавались исключительно из уст в уста — и были записаны лишь спустя несколько веков.

Возрождение языка не сводится только к общению и взаимодействию людей. От этого зависит автономность и самостоятельность их культуры — и даже, как ни удивительно, благополучие ее носителей.

После того как общины аборигенов снова заговорили на своем родном языке, их психическое и физическое здоровье значительно улучшилось. Число самоубийств, алкоголизм, вредные привычки (проблемы, особенно распространенные среди коренного населения Австралии) — статистические показатели по каждому из этих пунктов снизились. Некоторые исследователи усматривают здесь причинно-следственную связь. Их наблюдения пока не получили полного подтверждения, но в случае успеха ученые планируют убедить правительство Австралии финансировать программы по возрождению языков и задействовать средства системы здравоохранения.

Эту гипотезу подтверждает проведенное в 2007 году исследование, в котором утверждалось, что процент самоубийств среди молодежи значительно снизился там, где как минимум половина населения владела языком общины.

Неприятную тенденцию «вымирания видов» можно остановить, если правильно мотивировать юное поколение изучать родной для их семьи и предков язык и сделать этот образовательный процесс комфортным для них. По-настоящему возродить мертвый язык — неординарная задача, но, даже если дети начнут использовать его как второй и получат доступ к литературе и культуре, это уже будет огромным достижением.

Если в молодежной среде немало тех, кто совладал с клингонским и дотракийским, то почему бы им не освоить язык майами-иллинойс или саюсло?

В конце концов, самый знаменитый мертвый язык — латынь — изучают миллионы школьников, студентов и просто интересующихся и даже могут свободно читать Вергилия или петь «Гаудеамус». Да, возможно, он так и останется книжным, никогда по-настоящему не возродившись, но это точно лучше, чем исчезнуть без следов и унести с собой в небытие огромный пласт культуры.


Источник: knife.media

Комментарии: