Ought из is

МЕНЮ


Искусственный интеллект. Новости
Поиск
Регистрация на сайте
Сбор средств на аренду сервера для ai-news

ТЕМЫ


Новости ИИРазработка ИИВнедрение ИИРабота разума и сознаниеМодель мозгаРобототехника, БПЛАТрансгуманизмОбработка текстаТеория эволюцииДополненная реальностьЖелезоКиберугрозыНаучный мирИТ индустрияРазработка ПОТеория информацииМатематикаЦифровая экономика

Авторизация




RSS


RSS новости

Новостная лента форума ailab.ru


2019-05-13 13:35

Как открыть «от» из «из»? ИдиОТИЗм какой-то, а не вопрос, скажете Вы. Может быть, тут другая аллюзия зарыта? Кто-то вспомнит вывеску на двери, за которой цифры Ваших трудовых показателей преобразуются в цифры же на Вашем же банковском счету. Не угадали - ни то, ни другое. Это я просто из баловства кириллицей английские слова набрал. Первое «от» на самом деле «ought». Ну а последнее «из» знают, конечно же, все. Это - «is». В смысловом переводе все это вместе означает примерно следующее: как из описания того, что в наличии, обнаружить то, что нужно стремиться достичь? Или если в мнемоническую рифму, то так: как при помощи «есть» на «должно быть» залезть? Проблема эта классическая в истории этики (она классно звучит именно на английском, отсюда мои очередные издевательства над великим и могучим), и поставил ее знаменитый шотландский мыслитель Дэвид Юм. Его собственное решение я, вроде бы, уже оглашал – никак. С ним в принципе согласно демократическое большинство философов аналитической ветки. Давайте назовем эту модель «отизм». Название локальное, исключительно для этой статьи, поэтому обидные буквы слева к этому слову просьба не добавлять, конкретно здесь мнемоника не нужна – запоминать необязательно. Поясню основную мысль чуть подробнее. Мы можем сколько угодно описывать окружающий мир, познавать его законы природы и даже применять их на практике, достигая тех или иных целей, но отсюда невозможно вывести то, как следует себя в нем вести. Пусть кто-то безымянный, весь дрожа, сел на ежа, а потом заболел и умер, причем вскрытие ничего не обнаружило, или наоборот. Отсюда вовсе не вытекают те или иные нормы поведения по отношению к животным или мебели. Демонстративно и в самом деле, пожалуй, не следуют. Но не дедукцией единой жив философ. Некоторые мыслители полагают, что эта игра наверняка далеко не единственная, в которую мы умеем играть. И не без своих оснований. Мы давно не пожираем себе подобных, сравнительно недавно перестали сжигать еретиков и даже мусор не всегда выкидываем на улице. Все же трудно отрицать развитие моделей нравственности в истории человечества, да и направление у него с виду выбрано неслучайно. Как же тогда это происходит?!

Сегодня у нас будет день лингвистических изысканий в русском языке. В самом ближайшем будущем (через примерно столетие, к Авиценне) нам обязательно потребуется понятие contingent. Проблема в том, что я не нахожу его адекватного перевода несмотря на мощную поддержку преданного своему делу Гугла. В том философском смысле, в котором оно мне нужно, это и не «возможный», и не «вероятный», и даже не вполне «зависящий от обстоятельств». Требуемая семантика – то, что может быть, а может и не быть. Когда-то на заре существования нашего блога я в творческих мучениях на эту тему родил «бытьможный» - ему в БГБ и быть, причем глобально, с занесением в глоссарий. Так вот, бытьможность в логике часто противопоставляют необходимости – а это то, чего не быть не может. Возвращаясь к потерянной нити из предыдущего параграфа, бытьможно развитие моделей этики в строго определенном направлении или необходимо?! И снова строго доказать что-то здесь не представляется возможным. Однако историку позволены некоторые вольности (каюсь, граничащие с историцизмом), посредством которых он может рискнуть сделать обобщения из имеющихся у него на руках фактов. Кто знает, не ведет ли этот путь к обнаружению таинственных метафизических законов природы?! В данном случае я осмелюсь заявить, что люди самым нахальным образом открывают правила «от» из обыкновенных «из» в самых разнообразных мирах, в которых обитают.

Проистекает этот процесс всегда по примерно одинаковому сценарию. Повторим давно пройденный материал. В нулевой фазе развития моделей мы обнаруживаем некоторые интересующие нас феномены и разрезаем их по вкусу на понятия. На начальной занимаемся описанием обнаруженного. В каузальной локализуем некоторые закономерности (правила типа ceteris paribus – при прочих равных). В конструктивной применяем их на практике. Наконец, в финальной стадии происходит интеграция многих модельных элементов в общий когерентный (и красивый) пазл. Основной тезис отизма в этих терминах можно сформулировать так: подъем по модельной лестнице-для-избранных под литерами «из» принципиально отличается от домена «от». В случае моделей первого сорта он происходит чуть ли не с необходимостью. А вот для моделей второй категории качества выбор конкретной траектории является результатом произвольного выбора и наши успехи в изучении того, что «есть», никак процессу не помогают. На самом деле, даже для моделей «из» многие особенности их построения бытьможны. Например, сроки достижения тех или иных высот зависят от привходящих обстоятельств, не последнюю роль играют личности (а может быть и синхроничности). Иногда мы «застреваем» на той или иной ступеньке на тысячелетия (даже на одной из самых последних – вспомним конструктивную стадию астрологии-астрономии Птолемея). Неизбежным кажется сам подъем, общее направление к развитию. Достаточно сильно захотеть, и со временем адекватные мысли сами прыгают нам в сознание. Наука местами прошла весь этот длинный путь – от Аристотелевских спекуляций начальной фазы к современным моделям физики финальной. Как же тогда развиваются модели интересующей нас сегодня этики?! Cкажем, герой нашего последнего времени, аль-Фараби, от анализа «из» не раскис, и на «от» разинул рот. И вот…

Начал он с изучения основной цели существования человека и обнаружил оную в достижении счастья. Под последним им понималась некая микстура из эвдемонии-процветания Аристотеля и Сократовского «смысл жизни в ее осмыслении». Определившись с тем, что является благом для людей, аль-Фараби набросал алгоритм его достижения. Характерно, что первые шаги в этом начинании в его понимании - это изучение пресловутой страны «Из» (того, что «есть») Дэвида Юма. А именно, он предложил соискателям райского блаженства для начала ознакомиться со всеми науками обширной Аристотелевской программы, начиная с логики и не заканчивая метафизикой. Кульминация этого процесса – познание Первого Принципа бытия (т.е. Бога), благодаря которому, из которого и для которого жив правоверный мусульманин. Успех сего начинания приводил его последователей к важной вехе большого пути - слиянию с Активным Интеллектом. Для тех, кто не читал последних статей, то была особая метафизическая сущность - склад всех знаний вкупе с системой их распространения методами розничной торговли, а по совместительству ангел и дух Аллаха. Достигнув состояния «конъюнкции» с ним, человек дематериализовывался до такого состояния, что насквозь пропитывался интеллектом. Только не подумайте ничего дурного - если одним словом, то обожествлялся, хоть и не до самого конца. Для полноценной победы над самим собой требовалось еще пройти курс морально-нравственной тренировки.

Только в этот момент мы попадаем на территорию собственно этики. Напомню, первый арабский философ аль-Кинди опубликовал в этом жанре серию анекдотов из жизни замечательных людей (проходивших у него под кодовым названием «Сократ»). Его произведения тем самым находились в типичной нулевой фазе развития модели – обнаружения самого феномена правильного и ошибочного поведения. В данном контексте ее обычно называют гномологической – это когда в безбрежном океане неведения всплывают первые точечные островки добра и зла: басни, афоризмы, пословицы, сказки или притчи на нравоучительные темы. Модели аль-Фараби можно приписать следующей фазе развития (начальной с элементами каузальной) – это т.н. этика добродетелей. Ключевым положительным качеством в его понимании являлась умеренность (налицо влияние Аристотеля), понимаемая как умение разумного выбора правильных поступков. Все прочие черты характера он отсортировал по двум лоткам – хорошо и плохо. В практическом разделе к первым относились смелость, щедрость, воздержание и оптимизм. А в интеллектуальном – мудрость, благоразумие, самоконтроль, сообразительность и (не удивляйтесь) хитрость. Особенно бичевал аль-Фараби (опять же по сложившейся традиции) стремление к достижению телесных удовольствий и избегание боли. С его точки зрения именно оно лишало людей истинной свободы…

Вот тебе, дедушка Юм, и отизм - получил отповедь из солнечного халифата?! Как мы убедились, Второй Учитель арабских философов был категорически не согласен с большим учителем британских эмпиристов. Мало того, что он не увидел ни малейших проблем в отлове «от» из измышлений «из» (их не замечал никто до Юма). Он еще и настоятельно рекомендовал сугубо эпистемологическое воспитание для последователей своего этического учения. В его понимании именно систематическое исследование моделей того, что “is”, является ключевым фактором для построения адекватных моделей того, что “ought”. В чем же корень разногласия двух замечательных мыслителей?! Думаю, что основная причина в фоновой логической посылке. Для безбожника Юма построение моделей физического мира в принципе не в состоянии привести к обнаружению цели странной игры по имени жизнь. У нее нет и не может быть никакого смысла, помимо того, который мы сами произвольным образом выберем. Напротив, теист аль-Фараби убежден, что happy end процесса приобретения знаний о мире состоит как раз в обретении этого смысла (через Откровение Аллаха и теории Аристотеля). Соответственно, один считает, что коль скоро «добро» и «зло» в принципе не определяемы, то и любые их модели всего лишь бытьможны. Второй же являлся реалистом по отношению к статусу моральных знаний – они объективно существуют, и их можно обрести. Кто из них был прав? Наблюдая за множеством шахматных партий, даже не зная правил, вполне можно догадаться, что, собственно, происходит на доске, а затем и запустить процесс спортивного самосовершенствования. Почему нельзя сделать то же самое, наблюдая за множеством человеческих жизней? Развитие моделей этики человечества шло неравномерным путем, многими параллельными потоками, но в одном направлении, точно следуя обычным фазам своего развития. Посему полагаю, что обретение истинного смысла жизни научными методами и последующее восхождение на модельные вершины этики – с необходимостью исторически неизбежные события.

На самом деле мы сегодня прервали этическую теорию аль-Фараби на самом интересном месте. Воспитание морально-волевых качеств он полагал вовсе не финальной стадией развития личности. Прошло почти три года с памятного диалога С и П на красивой трубе Платоновского «Государства». Пора нам вернуться в большую политику. Ищем в мире справедливость – с арабскими философами и Блогом Георгия Борского.

Модели, предложенные в целях концептуализации исторических событий и оценки деятельности исторических личностей, являются интеллектуальной собственностью автора и могут отличаться от общепринятой трактовки.


Источник: m.vk.com

Комментарии: