Очевидное-невероятное: цифровизация школы - очередная черная дыра для страны

МЕНЮ


Искусственный интеллект. Новости
Поиск
Регистрация на сайте
Сбор средств на аренду сервера для ai-news

ТЕМЫ


Новости ИИРазработка ИИВнедрение ИИРабота разума и сознаниеМодель мозгаРобототехника, БПЛАТрансгуманизмОбработка текстаТеория эволюцииДополненная реальностьЖелезоКиберугрозыНаучный мирИТ индустрияРазработка ПОТеория информацииМатематикаЦифровая экономика

Авторизация




RSS


RSS новости

Новостная лента форума ailab.ru


2019-05-02 03:28

наука

Кто не знает – черные дыры, это такие астрофизические объекты, существование которых следует из общей теории относительности Эйнштейна. У них должна быть очень большая масса и для этой массы очень маленький размер, так что сила тяжести такого тела настолько велика, что она все затягивает внутрь этой дыры (под поверхность Шварцшильда), а наружу из нее ничего не выходит, ни частицы, ни даже свет (излучение). Долгое время черные дыры существовали чисто теоретически, на бумаге, но пару недель назад были получены первые наблюдения черной дыры, вернее, падающего в нее вещества Вселенной с помощью нового американского космического телескопа.

Однако, мы все можем наблюдать «черную дыру» и без телескопа. Она имеет место в российском образовании и сейчас приняла облик «цифровизации школы». В эту дыру засасывает не только миллиарды рублей, которые могли бы быть потрачены с бОльшим эффектом, но и судьбы людей, которые посвящают свою жизнь, свои лучшие годы химерам (это модное слово здесь используется в иносказательном смысле: вымысел, миф, пустые хлопоты и ожидания). 

30 лет назад. Александр Могилев ведет занятия в кабинете КУВТ Yamaha

Боюсь, что зеленая, романтически настроенная по отношению к гаджетам, молодежь меня сейчас не поймет. Скажет: «вот еще один старый придурок, боящийся всего нового, вещает нам о вреде гаджетов, планшетов и просто компьютеров»…

Однако, это не так. От слова «совсем». Когда в 1985 году по инициативе академика Велихова вдруг была объявлена информатизация школы (как компонента известной «черненковской» реформы образования), я был аспирантом кафедры теоретической физики, занимавшимся расчетами физических характеристик атомов и ионов на появившихся тогда «мэйнфреймах», больших компьютерах, точнее многотерминальных комплексах серии ЕС (ЕС-1033, ЕС-1060). Мы все тогда с восторженными ожиданиями смотрели в будущее компьютеров и программирования, жадно ловили новости об информатизации образования, радовались появлению первых КУВТ для школы на базе 8-разрядных бытовых компьютеров БК или 16-разрядных УКНЦ, в которых имелся встроенный язык Бейсик, а программы можно было записать на кассеты обычного бытового магнитофона. Мы радовались появлению каждой новой модели учебных ПК, надеясь, что она решит все проблемы обучения информатике в школе. Все мы верили, что страна вот-вот (это был еще СССР) выберется из технологической отсталости и наверстает упущенное за годы застоя…

Потом, с 1989 года я стал молодым доцентом кафедры информатики педагогического университета и вместо физики занялся применениями компьютера в образовании. Появились первые IBM-совместимые PC семейства I-8088, (а мэйнфремы ЕС пошли на мусорку). Мы писали первые обучающие программы для этих PC под DOS. Пытались догнать Америку, где развивались «обучающие» программы еще с 1950-х годов, писали первые учебники для педвузов по информатике.

Тогда мы уже обсуждали широкое применение ПК каждым учителем в школе и удивлялись тому, что еще не все учителя используют вычислительную технику и разработанные нами программы. Это была эпоха компьютеризации. У народа вызывало огромное удивление, что, кроме компьютеров, школам нужно еще что-то. Например, программы.

Но каждые 2-3 года появлялись новые поколения персональных компьютеров: I-8088, 8086, 80286, 80386, 80486, Pentium-1, Pentium- II, Pentium – III и т.д. а вместе с ними новые версии ОС (Windows 3.11, 95, 98, 2000, Millenium…), а также новые инструменты и объектные библиотеки для разработки программ… И, разумеется, все, что было разработано до этих пор, шло в мусор.

В 1990-х в России появился и стал доступен Интернет – как его тогда назвали, Рунет. На него ушли силы почти половины КИАЕ – Курчатовского института атомной энергии (не только я «завязал» в те годы с физикой).

Эпоха компьютеризации закончилась. Она сменилась новой эпохой – эпохой информатизации. Почти во всех школах уже были компьютеры, и даже подключение к Интернет (хотя и слабенькое), но опять-таки, для наступления светлого будущего чего-то не хватало. И снова мы разрабатывали и внедряли веб-сайты и сетевые проекты. И снова технологии разработки сайтов и подходы к их дизайну менялись каждые 2-3 года.

Промелькнул в истории российского образования М.Ходорковский, создавший гигантский проект Федерации Интернет-образования, охвативший значительную часть активных учителей России, буквально, десятки их тысяч…

Потратил на это миллиарды рублей, уведенные из-под налогов. Казалось, еще немного, еще чуть-чуть и наступит светлое будущее информатизации. Но М.Ходорковский не нашел общего языка с В.Путиным и сел на 9 лет… Теперь он дает интервью и пишет свои «письма издалека». А Федерация и все, что она наработала, разумеется, тоже пошло в мусор, а это были миллиарды рублей.

Потом Д.Медведев выступил с инициативой «Наша новая школа» и в школы пошли мультимедийные проекторы с электронными досками, а также наборы CD-дисков с электронными учебниками и энциклопедиями. На кредиты Всемирного банка стали реализовываться проекты дистанционного (и даже, страшно сказать, смешанного!) обучения. Потом вдруг все надежды сошлись на планшетах и электронных учебниках. А кредиты в сотни миллионов ДОЛЛАРОВ потихоньку отдали.

Но каждые 2-3 года очередная кампанейщина заканчивалась, экстаз и шумиха стихали, сменялась технологическая платформа, и все наработанное шло в мусор. Проекторы устаревали, к электронным доскам никаких программных средств, кроме демо-программ из установочных комплектов, не появилось и все снова просто пылилось в кабинетах. Хорошо еще, если некоторые педагоги в школах научились и стали использовать на своих ОТКРЫТЫХ уроках презентации в PowerPoint, а детям разрешили не переписывать с доски, а фотографировать на смартфоны домашние задания.

Вы заметили, что я впервые упомянул детей в этом эссе?

Как это характерно для нашей российской педагогики! Педагогика у нас отличная и учителя чудесные, но только до тех пор, пока не появляются дети. А так, без них, все работает очень хорошо. 

А дети тем временем, тоже обзавелись ПК, ноутбуками и планшетами и другими гаджетами, и круглыми сутками (вычитая часы на школу) рубятся в те или иные компьютерные игры и сидят в социальных сетях. У них своя, параллельная виртуальная реальность, которая не имеет ничего общего со школьной. Ну, почти…

Закончилась эпоха информатизации, и началась новая – уже цифровизации. Поэтому когда В.Путин в своем ежегодном послании к нации говорит что-то вроде «Давайте дадим в каждую школу широкополосный Интернет на 100 Мегабит», мне сразу вспоминаются слова К.Станиславского. Ну, дадим мы в каждую школу Интернет на 100 Мегабит, ну и что? Потратим на еще 100 Млрд денег налогоплательщиков. Неужели это решит все проблемы школы и сделает наших учителей и детей счастливыми? Ведь принципиально ничего не изменяется и нового не появляется. Разве так можно решить какие-то проблемы?

А ведь параллельно в интернете создаются огромные никому не нужные ресурсы, которыми никто не будет пользоваться, и которые просто являются способом заработать немного денежек тем, кто эти проекты придумал и кто в них участвует. Та же самая МЭШ – московская электронная школа, те же самые электронные дневники.

Сейчас раходы умножились. Миллиарды и триллионы тратятся на государственную паранойю тотальной слежки и контроля. Приняты законы об интернете, о входе в него по паспорту, по регистрации каждого чиха и клика (например, закон Яровой). Все это приводит к необходимости создавать гигантские компьютерные сети и мощности, которые не делают ничего полезного, но требуют больших затрат как материальных, так и человеческих ресурсов.

Поверьте, это не предотвратит ни одного террористического акта, ни одной смерти. Лишь позволит расследовать, после того, как он случится, кто его готовил и о чем они общались. Так сказать, позволит удовлетворить любопытство.

А вся эта бюрократия? Она ведь развилАсь и продолжает бурно прогрессировать только на основе компьютерных технологий и сетей. Чиновник сидит и думает: «А давай-ка я придумаю какую-нибудь инструкцию или положение и обяжу школы и учителей выдавать еще какую-нибудь информацию, чтобы завтра мне пришлось ее обрабатывать, и меня не уволили, а, наоборот, похвалили и повысили зарплату». И берет что-то готовое в Интернет, придумывает пару новых строк и рассылает по школам. А в школах в ответ тоже что-то находят в Интернете, меняют название школы и еще пару слов и посылают в назад…

Я вот в эти дни «борюсь» с террористическими угрозами и опасностями жизни детей при пожаре, гугля в интернете, досочиняя и распечатывая различные положения, инструкции и приказы, которые просто потом будут стоять на полочке в шкафу. Без них – никак нельзя, но в случае реальной угрозы они совершенно не помогут, как это случилось и в Керчи и в Перми и в других местах нашей необъятной Родины…

С помощью компьютеров, программных средств и сетей мы создали гигантскую индустрию, которая практически ничего полезного не производит, но сама является источником огромных затрат ресурсов, а также обогащение всех, кто к ней причастен.

И вот эта гигантская индустрия уже переварила за годы, которые прошли с начала информатизации, напомню, это был 1985 год – т.е. 34 года, огромные средства, множество усилий и человеческих судеб… Вот и мои лучшие годы ушли на это. Но вот вопрос: стоило ли он того? Принесли ли эти затраты ожидаемый эффект и улучшения в повседневной жизни? Я сейчас не о частной жизни говорю, например, своей.

Оставим этот вопрос для ответа самим читателям. 

Но средства, затрачиваемые на постоянные компания по компьютеризации-информатизации-цифровизации, смены поколений ПК, программного обеспечения, а теперь еще и контроля государства за всем этим необозримым хозяйством, не оставляют меня равнодушным. Надо понимать, что львиная доля этих средств выводится за рубеж и материализуется в экономике иностранных государств. США, Китая и т.д. И на эти средства мы давно уже могли бы построить коммунизм, если бы с умом подошли к самому процессу компьютеризации-информатизации-цифровизации. Пожалуй, в этом был какой-то смысл, пока мы сами развивали собственную аппаратную базу и программное обеспечение в 1980-х годах. Но то, что было после этого, извините!..

А тем временем, пока я все это писал (а вы читаете) черная дыра цифровизации поглотила в России еще миллиард рублей. А может, и не один…


Источник: pedsovet.org

Комментарии: