Взлеты и падения науки об овуляции

МЕНЮ


Искусственный интеллект. Новости
Поиск
Регистрация на сайте
Сбор средств на аренду сервера для ai-news

ТЕМЫ


Новости ИИРазработка ИИВнедрение ИИРабота разума и сознаниеМодель мозгаРобототехника, БПЛАТрансгуманизмОбработка текстаТеория эволюцииДополненная реальностьЖелезоКиберугрозыНаучный мирИТ индустрияРазработка ПОТеория информацииМатематикаЦифровая экономика

Авторизация



RSS


RSS новости

Новостная лента форума ailab.ru


2019-03-07 19:55

Психология

Статья Дэниэла Энгбера, Slate 24 октября 2018

Перевод: Мария Магина, Lolita Akemino, Наталия Буткова

Иллюстрации Kosh Franco

Эволюционная психология давно высмеивается за свою странную одержимость менструальным циклом. Но хотя бы пара гипотез из этой области все же были подтверждены проверкой.

Двадцать лет назад, в конце лета 1998 года, журнал Nature опубликовал неожиданное утверждение: “Женщины и мужчины предпочитают людей с более “женственными” чертами лица”. Авторы шотландско-японского исследования ожидали противоположного результата - что более массивные лица с квадратными подбородками будут считаться привлекательными — скорее такие как Харрисон Форд, нежели Леонардо Ди Каприо. “Наша команда работает над этим исследованием на протяжении четырех лет”, сказал New York Times один из ученых, Иэн Пентон-Воак перед публикацией. “Ранее было обнаружено, что люди предпочитают более феминизированные мужские лица, но никто этому не поверил, поэтому мы снова и снова проверяли этот факт, и он каждый раз подтверждался”.

Может ли быть так, что все на самом деле предпочитают мужчин с аккуратными носами и тонкими бровями? Если да, то почему и Харрисон Форд, и Леонардо Ди Каприо считаются (ну или по крайней мере считались) очень сексуальными? И что насчет других секс-символов из девяностых - Джорджа Клуни и Джуда Лоу, а также Джонни Деппа и Ника Нолти? Данные Nature также озадачили эволюционных психологов, таких как Пентон-Воак. Так как с точки зрения эволюционной психологии мужественные черты лица указывают на репродуктивную пригодность мужчины. Опираясь на эту гипотезу, можно предположить, что женщины эволюционировали так, чтобы находить таких мужчин наиболее привлекательными, поскольку маскулинные черты ассоциируются с более сильным и здоровым потомством. А зачем женщинам тогда мужчины со смазливой внешностью?

Год спустя, летом 1999 года, Пентон-Воак и его коллеги предложили некоторое объяснение. Для второго исследования, опубликованного в Nature, также проведенного в Шотландии и Японии, они снова попросили девушек оценить изображения мужчин, обработанные так, чтобы придать им больше или меньше феминности. Только в этот раз эксперимент был повторен дважды в разные моменты менструального цикла. Они обнаружили, что женщины предпочитают мужчин с феминными чертами то в большей, то в меньшей степени на протяжении цикла. В дни, предшествующие овуляции, их вкусы менялись в сторону более маскулинных мужчин, а затем возвращались обратно к феминным лицам.

Это позволило психологам выдвинуть гипотезу, на которой впоследствии основывались многие исследования. Что если женщины эволюционировали так, что их предпочтения меняются в зависимости от фазы менструального цикла? Женщину могут привлекать мачо, когда она находится в фертильной фазе, так как именно в это время их ценные гены больше всего и нужны. Меж тем, в другое время та же самая женщина может склоняться к выбору менее маскулинного мужчины, которого приятно выбрать в партнеры по уходу за детьми, потому что долгосрочное сотрудничество с ним помогло бы обеспечить безопасную среду для нее и ее семьи.

Эта гипотеза - что по эволюционным причинам желания и поведение женщины колеблются во время менструального цикла - приведет ко многим странным и интересным результатам. Один из первых экспериментов, использующих потные майки в качестве стимула, помог обнаружить, что фертильных женщин больше привлекает (или меньше отвращает) запах нижнего белья мужчин с симметричными чертами лица. Другой эксперимент обнаружил, что женщинам больше нравятся мускулистые тела, мужественные голоса, конкуренция среди мужчин и высокий рост в период перед овуляцией. Еще одно исследование показало, что, с точки зрения мужчин, женщины в середине цикла более сексуальны — они лучше выглядят и приятнее пахнут.

В 2008 году двое исследователей из университета Нью-Мексико - эволюционный психолог Стив Гангестад и биолог Ренди Торнхилл проанализировали исследования, проведенные в течение 10 лет после тех первых публикаций в Nature, и пришли к выводу, что есть основания полагать, что женщины испытывают период “эструса” - один раз в месяц человеческие самки входят в раж (как период течки у других животных). “Женщины обладают двойственной сексуальностью”, - писали Гангестад и Торнхилл, - “состоящей из фазы эструса и фазы расширенной (непродуктивной) сексуальности в их циклах”. Позднее в том же году Гангестад и Торнхилл написали книгу, описывающую эту теорию, под названием “Эволюционная биология женской сексуальности”.

В связи с этим исследование женщин в период овуляции вошло в наиболее плодотворную фазу, и на протяжении следующего десятилетия ученые дотошно искали признаки и симптомы “двойственной сексуальности”, и многое списывали на этот феномен. Множество обескураживающих, странных результатов исследований публиковалось в журналах. Согласно одному из них, овулирующие женщины лучше разбираются в том, является ли мужчина гомосексуалом или нет. Женская грудь становится более симметричной - сказано в другом исследовании. Они носят юбки вместо штанов. У них улучшается обоняние. Они становятся более напористыми. Они выбирают больше разных шоколадных батончиков, но стремятся сильнее похудеть. Они отворачиваются от Бога, по крайней мере, если не состоят в браке, и говорят, что будут голосовать за Барака Обаму.

Чем больше исследований появлялось на страницах академических журналов, тем более размытую общую картинку они рисовали. На раннем этапе развития данной области исследований все было просто - женщины в фазе овуляции предпочитают “альф”, а в остальное время “омег”. Теперь же эта простая мысль была дополнена, приукрашена, переформулирована, дабы как-то подогнать ее под все эти разрозненные и странные новые данные. Эволюционные психологи предположили, что гормональные изменения во время овуляции могут иметь различные последствия для женщин с привлекательными партнерами по сравнению с теми, чьи партнеры уродливы, или, что предпочтения холостой женщины будут отличаться от замужней. Некоторые последствия эструса могут быть нейтрализованы (согласно одному исследованию), если женщина просто представит, что у нее есть привлекательный партнер.

В конечном итоге основа этой теории настолько обросла множеством громких заявлений, уточнений и предположений, что она просто обрушилась, и появилось множество исследований, не подтвердивших существования данного феномена (двойственной сексуальности женщин). Например, последняя из таких публикаций вышла 28 августа 2018 года. В ней немецкий ученый Рубен Арслан и его коллеги обнародовали данные из большого исследования, в котором они опрашивали тысячи женщин на предмет их самочувствия, сексуальности и поведения во время разных фаз менструального цикла. Исследование не обнаружило никаких доказательств в поддержку заявлений, основаных на результатах маленьких и не самых тщательных исследований – что якобы женщины сексуальней одеваются и их привлекают другие мужчины помимо их партнеров во время овуляции.

В 2018 году появилось много подобных открытий. Юлия Юнгер, аспирантка лаборатории Гёттингенского университета, где свое исследование начал и Арслан, также опубликовала работу, в которой разгромила в пух и прах основные постулаты «овуляционной гипотезы». Одно из ее исследований, проведенное в марте, показало, что во время овуляции женщины НЕ предпочитают более накаченные мужские тела. Другое исследование показало, что женщины во время овуляции не особо жалуют флиртующих мужчин, а третье - что не появляется какой-то особенной предрасположенности к низким мужественным голосам.

Наконец, в университете Глазго исследователь Бенедикт Джонс только что закончил масштабное исследование, для проведения которого он получил грант в 1 000 000 фунтов, и которое он начал около шести лет назад. Джонс протестировал несколько сотен женщин. Он приглашал их в лабораторию в разные фазы цикла, замерял изменения гормонального фона, а также изучал их поведение посредством выполнения различных заданий. В двух докладах, опубликованных в этому году, он и его коллеги показали, что гормональный статус женщины не изменяет ее предпочтения в отношении мужественности черт лица и не делает ее более склонной к отношениям на один раз.

Отцы-основатели теории двойной сексуальности также отметили эти недавние исследования. “Если взглянуть на общий эффект, он вряд ли будет значимым”, - признал Гангестад в недавнем интервью, ссылаясь на свою теорию о так называемой двойной женской сексуальности. “Вполне могут быть некоторые различия для холостых и замужних женщин”, - сказал он, - “но вероятность этого довольно низкая”. Иными словами, человек, который буквально написал книгу об эструсе у человека, теперь считает, что он и другие ученые из этой сферы были жертвами фундаментальных проблем психологических исследований – они основывали свое исследование на ложной идее, которая проникла и в другие работы. “Когда мы писали книгу, мы использовали очень много разной литературы”, - сказал Ганжестад, - “но многое из того, что мы написали, было просто мусором, потому что мы доверяли всем этим работам, включая наши собственные”.

Все это звучит знакомо. Движение за открытую науку – и соответствующая тенденция реплицировать старые работы с бОльшими выборками и более тщательным анализом – перечеркнуло целые полки работ в университетских библиотеках и популярные идеи, которые они поддерживали. В частности, несколько важнейших теорий в психологии – включая концепты «истощения эго», «прайминга» и «угрозы стереотипа» – подвергли сомнению, так как результаты классических исследований на эту тему оказались ложно положительными.

Однако история с исследованиями «альф и омег» – и в целом развитие и угасание овуляционной психологии – отличается от остальных. Потому что ни для кого не было неожиданным, что в этом году результаты этих исследований были стерты в порошок. Скорее, это было заключительной главой в муторном процессе критики, который начался за несколько лет до кризиса репликации. Эти исследования менструального цикла называли сексистской псевдонаукой и опровергали столько же, сколько их расхваливали в прессе.

Журналисты в Slate, к примеру, разнесли их методологию в пух и прах еще в 2010 – в то время, когда пресса крайне редко критиковала рецензируемые исследования. И хотя тогда мы еще не знали про драгирование данных и другие способы раздутия результатов, чтобы они лучше подходили к научной публикации, проницательные скептики Аманда Шаффер и Эмили Йофф принялись рассматривать используемые методы в этих исследованиях под лупой и нашли кучу дыр. Выборки оказались слишком маленькими, и, как правило, на результаты, которые не совпадали с эволюционной теорией, просто закрывали глаза.

Ученые из других областей тоже не скупились на критику, утверждая, что участников этих исследований всегда выбирали из странного, совершенно нерепрезентативного сета женщин – студенток факультета психологии. «Эволюционная психология во многом напоминает религию, – написал эволюционный генетик Джерри Койн в своем блоге, соглашаясь с критикой Slate. – Как минимум пылом своих последователей и их склонностью полностью игнорировать любую информацию, не поддерживающую их гипотезу».

В следующем году, стриптизерша со сценическим псевдонимом Баблс («Шары») раскритиковала, пожалуй, самое известное исследование по этой гипотезе: работу 2007 года, в которой говорилось, что стриптизерши зарабатывают на 15$ в час больше в период овуляции. После того, как мисс Баблс отметила смехотворную выборку данного исследования – 18 женщин, которых изучали на протяжении всего 2 месяцев (серьезно?) – она поделилась результатами своего собственного длительного исследования, в котором она сама отслеживала свой менструальный цикл на протяжении 3 лет. И она не заметила никакой связи между ее циклом и заработком.

К 2013 году более серьезная критика «науки об овуляции» начала появляться в популярных медиа. Эндрю Джелман из Slate опроверг гипотезу о том, что женщины в период овуляции предпочитают носить розовую или красную одежду. «Нет оснований предполагать, что исследователи каким-то образом манипулировали данными или в целом делали что-то нечестное. Скорее они, как скульпторы, стесывали все лишнее, что не подходило под рамки их теории, пока у них не появилось ладных, красивых и статистически значимых результатов, которые подтвердили их гипотезу» - говорит Джелман. (Тем временем, оригинальное исследование, давшее авторам повод выдвинуть эту гипотезу о розовой одежде, было также опровергнуто. По тому исследованию получалось, что мужчины находят женщин в красном более привлекательными).

Далее, в 2014 году, были опубликованы две работы, в которых пытались определить, влияет ли овуляция на желание женщин заводить кратковременные романы с мачо. Для этого исследователи проанализировали как минимум 50 исследований на эту тему. В одном из мета-анализов эффекта обнаружено не было. Во втором же, напротив, была найдена «сильная корреляция». На самом деле, каждый раз, когда какая-либо область исследований ставится под сомнение, в ней непременно появляется два противоположных лагеря, аргументы которых концентрируются в двух противоречивых мета-анализах. Так получается, потому что методы исследования в таких анализах – например, какие исследования включить, как откорректировать их на предмет предвзятости публикаций (когда исследования с эффектом публикуются, а без – нет), и т.д. – сами по себе являются предметом научных споров. «И, хотя появляется все больше и больше мета-анализов, многие из них не вносят никакой ясности в вопрос, который исследуют», - так высказался об этой проблеме Йоп де Вриз в сентябре 2018.

Так на протяжении многих лет ком сомнений в отношении «науки об овуляции» все рос и рос, пока наконец эти гипотезы не были окончательно развенчаны в некоторых медиа. Тем удивительнее, что эта похоронная процессия прошла не без сюрпризов. Без сомнений, в ходе недавнего кризиса репликации многие работы были опровергнуты: например, на самом деле женщины во время овуляции не голосуют и не молятся иначе, чем в другие фазы цикла; они не выбирают другие конфеты; они не склонны надевать больше красных вещей и изменять своему партнеру с бородатым красавчиком во время овуляции. Кажется, теперь можно с уверенностью заявить, что эволюция не склоняет женщин «веселиться» с мачо, а потом выходить замуж за нежных и тихих мужчин.

Однако некоторые данные из этой низвергнутой, гонимой области науки все же остаются в силе.

Среди обломков, оставшихся после погромов и разоблачений прошлого года, мы находим исследования с эффектом: например, по-видимому, сексуальное желание действительно варьируется на протяжении менструального цикла, в среднем увеличиваясь к овуляции. Конечно, читатели наверняка скажут: «Ну естественно! Это и без исследования понятно!» (Как Арслан написал в Твиттере: «Моя мама неплохо предсказала результаты этих исследований»). Однако это было подтверждено научно, что открывает двери и другим важным и нужным исследованиям. И если подтвердится находка Арслана – что оральные контрацептивы уравнивают эти качели либидо – то это значит, что нам следует получше изучить психосексуальные эффекты данного лекарства. Единственное рандомизированное двойное слепое исследование с контролем эффекта плацебо было опубликовано в 2016 году. Результаты этого исследования предполагают, что ОК несколько снижает сексуальное желание, а также возбуждаемость и удовольствие от секса. Это – немаловажный фактор, который вполне может повлиять на выбор женщин, так что неплохо было бы убедиться, что так и есть, и разузнать побольше.

Другая важная тема исследования овулирующих женщин также выдержала проверку: судя по недавним исследованиям, женщины, похоже, действительно чувствуют себя более привлекательными в период овуляции – а что еще более удивительно, мужчины, смотревшие на фотографии, думали так же.

Пока не понятно, что означают эти изменения в сексуальном желании и привлекательности, и есть ли у них вовсе какое-либо эволюционное значение. Также пока нет данных о том, насколько эти эффекты различаются от человека к человеку – а такие различия наверняка есть. Тем не менее, сам факт наличия таких эффектов доказывает, что есть еще простор для исследования этой темы. Дальнейшие исследования помогут нам лучше понять функции гормональных сдвигов, и что будет, если мы будем их искусственно блокировать, даже если это не даст нам знаний о том, что нужно носить, чтобы быть сексуальными и как избежать измен. Но все же, эти последние неудачи в репликации исследований помогли разделить уродливую и затейливую теорию и полезные исследования, а затем и вымести все ненужное из научного поля. И, возможно, результаты исследований не «перевернут все, во что мы верили», как нас ранее убеждали, но, по крайней мере, они существуют и готовы к дальнейшей работе.


Источник: m.vk.com

Комментарии: