Виды постпостмодернизма — Александр Павлов

МЕНЮ


Искусственный интеллект. Новости
Поиск
Регистрация на сайте
Сбор средств на аренду сервера для ai-news

ТЕМЫ


Новости ИИРазработка ИИВнедрение ИИРабота разума и сознаниеМодель мозгаРобототехника, БПЛАТрансгуманизмОбработка текстаТеория эволюцииДополненная реальностьЖелезоКиберугрозыНаучный мирИТ индустрияРазработка ПОТеория информацииМатематикаЦифровая экономика

Авторизация



RSS


RSS новости

Новостная лента форума ailab.ru


Философ Александр Павлов о влиянии диджитализации на понимание культуры, псевдоаутизме и метамодерне

Постпостмодернизм — сложное понятие. Сегодня им принято обозначать в качестве зонтичного термина совокупность концепций и теорий, которые пытаются упразднить постмодерн и предложить язык описания нашей эпохи, темпорального режима, который бы был более адекватный, чем язык постмодернистской теории. Из этого возникают проблемы, потому что не вполне понятно, какой именно постмодерн упраздняет каждый из представителей постпостмодернизма: для кого-то это теория Фредрика Джеймисона, для кого-то — идея Лиотара о конце великих нарративов.

Вторая проблема заключается в том, что многие концепции постпостмодернизма продолжают мыслить в тех же дискурсивных рамках, которые были заложены постмодернизмом, притом что мы его как бы не понимали. Постмодернизм предлагал анализ культуры, культурных тенденций и искусства. То есть он пришел из искусства и архитектуры, и получается, что многие авторы постпостмодернизма говорят о том же самом, об изменении культуры.

Еще одна проблема заключается в том, что большой вклад в теорию постмодерна осуществил американский философ-марксист Фредрик Джеймисон, который в начале 1980-х написал статью «Постмодернизм, или Культурная логика позднего капитализма», где сказал, что экономика и культура суть одно, а постмодернизм отражает собой поздний капитализм. Многие авторы не могут не ссылаться на Фредрика Джеймисона, когда упраздняют постмодерн. С другой стороны, единицы из этих авторов пишут про постпостмодернизм и не забывают про капитализм.

Мы могли бы разделить все концепции постпостмодерна на три категории. Первая — это те авторы, которые работают с культурой и ищут знаки времени или язык описания эпохи, исходя из кинематографа, музыки, архитектуры, живописи, литературы, на чем тоже делал акцент Джеймисон. Они идут по его стопам и используют его дискурсивные и методологические наработки.

Вторая категория — авторы, которые упоминают трансформации общества. Они обращаются к интернету, цифровизации, диджитализации, технологизации. Они менее уязвимы для критики, потому что говорят, что не только живопись и кино изменились, а изменился сам способ существования, нашего общения, коммуникации. Третья категория постпостмодернизмов — авторы говорят примерно о том же, что Фредрик Джеймисон, но делают акцент на изменениях капитализма, а не постмодернизма.

К первой группе относятся метамодернизм, гипермодернизм, альтермодернизм, реновализм, перформатизм. Ко второй — концепции автомодернизма и диджимодернизма. К третьей можно отнести две ключевые концепции — это капиталистический реализм британского философа и культуролога Марка Фишера и концепция постпостмодернизма американского теоретика культуры и литературоведа Джеффри Нилона. Это еще одна из проблем, связанная с постпостмодернизмом, потому что, с одной стороны, это зонтичный термин, с другой стороны, этот термин в качестве названия своей концепции взял и применил Джеффри Нилон.

Самой популярной и востребованной сегодня в общественном пространстве концепцией постпостмодернизма является метамодернизм. Его авторы — два европейца Тимотеус Вермюлен и Робин ван ден Аккер. В 2010 году они написали манифест «Заметки о метамодернизме». Их концепция претерпела сильнейшие изменения, когда в конце 2017 года вышла их книга «Метамодернизм: историчность, аффект и глубина после постмодернизма». Обращу внимание на то, что в этой книге они встают на плечи гиганта, то есть забираются на плечи Фредрика Джеймисона, потому что идея рассматривать постмодернизм в рамках историчности, глубины и аффекта была предложена Джеймисоном. Это не весь теоретический инструментарий, который он предлагает, но он говорит, что «у нас утрачено историческое мышление, утрачена глубина, и теперь мы скользим по поверхности, а соответственно, постмодернизм отмечен затуханием аффекта». Задача метамодернизма — сказать, что новая историчность есть, аффект и глубина — тоже.

Еще одним, третьим редактором сборника была литературовед Элисон Гиббонс. За несколько лет до манифеста метамодернизма она в одном из сборников написала статью про альтермодернизм. Но альтермодернизм как концепция пошел плохо, поэтому она поменяла свое мнение.

Идея метамодернизма интеллектуально очень уязвима для критики, потому что все инструменты, которые предлагали авторы в 2010 году, легко разгромить. У них не остается ничего, кроме некоторых утверждений, довольно проникновенных, что есть некая новая культура, новая чувственность и мы выбираем некоторый баланс. Их главная идея в том, что постмодернистской иронии слишком много, поэтому мы бежим назад, для того чтобы быть искренними. Если мы становимся слишком сентиментальными, то мы бежим и качаем маятник в другую сторону. Образ маятника — их идея, в рамках которой метамодернизм раскачивается на двух полюсах между иронией и искренностью.

Тимотеус Вермюлен и Робин ван ден Аккер приводят примеры метамодернизма из кинематографа — это фильмы Уэса Андерсона или Мишеля Гондри, из литературы — творчество американского писателя Дэвида Фостера Уоллеса. Про последнего они пишут, что он один из первых, кто стал в 1990-х говорить, что все телевидение пронизано постмодернистской иронией, мы устали от нее и должны от нее отказаться. Хотя долгое время Уоллеса называли постмодернистом в значении, приписываемом жанру американской литературы, сегодня его называют человеком, который предугадал появление метамодернизма, попытавшись отказаться от иронии.

Если прочитать сборник «Метамодернизм: историчность, аффект и глубина после постмодернизма» и их предшествующую статью, разница между которыми семь лет, мы увидим, как изменилась их теория. Тимотеус Вермюлен и Робин ван ден Аккер смогли аккумулировать общественную интеллектуальную энергию, для того чтобы пригласить других авторов в свой проект. Ключевой категорией они делают структуру чувства.

Обратим внимание, что в самом введении и в целом в книге «Постмодернизм, или Культурная логика позднего капитализма» Фредрик Джеймисон называет постмодернизм структурой чувства. То есть вся интеллектуальная мощь и энергия, которые метамодернисты предлагают как нечто новое, были заимствованы у Фредрика Джеймисона.

Сторонники второй концепции постпостмодерна говорят про интернет. Это британский теоретик и культурный критик Алан Кирби, написавший книгу «Диджимодернизм. Как новые технологии упраздняют постмодерн и переопределяют нашу культуру», а также концепция автомодерна американского социального теоретика Роберта Сэмюэлса. Для Кирби все есть компьютер и текст, мы лихорадочно набираем текст, эсэмэски, звонки. Он высказал эту идею в 2009 году, когда еще не были так развиты смартфоны. Один текст, который мы произвели только что, тут же упраздняется другим, и получается бесконечный текст.

Вторая ключевая идея — новое психическое состояние, которое он описывает, — аутизм. Если для эпохи модерна субъект — невротик, для эпохи постмодерна — шизофреник, то для эпохи диджимодерна — аутист, который создает свою цифровую вселенную. Кирби говорит, что это «на самом деле псевдоаутизм, и настоящим героем современности должен быть настоящий аутист, который отрицает все это». Аутисту не нужен диджимир и цифровой мир, для того чтобы быть человеком. У Сэмюэлса две идеи в его концепции автомодернизма: с одной стороны, это автоматизация, с другой — стремление к автономии. Эти две тенденции, заключенные внутри автомодернизма, пытается в рамках интернета предложить Роберт Сэмюэлс.

Третья концепция постпостмодерна наиболее важная и самая интересная. Джеффри Нилон говорит, что логика постмодерна и логика Джеймисона сохраняются: постпостмодернизм — это усиление интенсификации и мутация постмодернизма. Следовательно, мы говорим про постпостмодернизм как отражение своевременного капитализма (just in time capitalism). Другая концепция была высказана тремя годами ранее Марком Фишером, который назвал ее «капиталистический реализм». По их мнению, Джеймисон прав, когда стал говорить, что культура является отражением капиталистических тенденций, однако, несмотря на все героические усилия Джеймисона, для описания постмодернизма этого недостаточно.

Есть некоторые исторические обстоятельства, которые позволяют говорить, что постмодерн неактуален, а капиталистический реализм актуален до сих пор. На протяжении всей книги Марк Фишер ссылается на Джеймисона и использует слово «постмодернизм», иногда заменяя свою концепцию капиталистического реализма постмодернизмом. С одной стороны, он с уважительной отсылкой говорит, что будет использовать теоретический инструментарий Джеймисона. С другой стороны, он, предлагая концепцию, часто ссылается на Жижека, Делёза, Гваттари и Дэвида Харви. Он очень часто подменяет понятия, предлагая вместо капиталистического реализма термин «постмодернизм», поэтому его теория может быть названа постпостмодернистской, но она отличается от других тем, что изучает именно капитализм.



Источник: postnauka.ru

Комментарии: