Джеймс Уотсон, Эндрю Берри, Кевин Дэвис: «ДНК. История генетической революции». Рецензия

МЕНЮ


Искусственный интеллект. Новости
Поиск
Регистрация на сайте
Сбор средств на аренду сервера для ai-news

ТЕМЫ


Новости ИИРазработка ИИВнедрение ИИРабота разума и сознаниеМодель мозгаРобототехника, БПЛАТрансгуманизмОбработка текстаТеория эволюцииДополненная реальностьЖелезоКиберугрозыНаучный мирИТ индустрияРазработка ПОТеория информацииМатематикаЦифровая экономика

Авторизация



RSS


RSS новости

Новостная лента форума ailab.ru


Для тех, кто находится «в теме», не надо объяснять, что Джеймс Уотсон уже несколько десятилетий (больше половины жизни), не работает в науке, о чём он ясно сказал на своей лекции в Институте Молекулярной Биологии им. Энгельгардта РАН ещё в 2008 году.

Однако для широкого круга читателей он — учёный, и продолжает оставаться в первую очередь учёным, «открывшим ДНК». Точнее будет сказать, что он вместе с Френсисом Криком предложил модель трёхмерной структуры молекулы ДНК — знаменитую «двойную спираль». И этот бренд сохраняется за ним всю жизнь. Модель эта предложена была на основании данных из разнообразных источников, в том числе и полученных не самым корректным образом — о чём он с чудесной откровенностью рассказал в своей книге «Двойная спираль», которая представляет собой научный детектив. Эта книга произвела в своё время фурор, она и по сей день читается с большим интересом.

Историю открытия структуры ДНК Уотсон пересказал и в начале новой книги, но более осторожно, не столь живо и откровенно. Однако же «слово — не воробей, вылетит — не поймаешь». Уотсон более полувека проработал в науке на должности администратора; последние годы он был директором и почётным консулом лаборатории Колд Спринг Харбор. Стиль книги «История генетической революции» впечатляет: кратко и доступным языком излагается суть каждого из важнейших открытий молекулярной биологии и генетики — и заодно рассказывается биография человека, который сделал это открытие. Я бы назвал это «личностным подходом» — вот, к примеру, что написано про открытие механизма «переключения генов» и про его авторов:

Первые важные результаты на пути к пониманию процесса включения и выключения генов были получены в 1960-е годы в процессе экспериментов, выполненных Франсуа Жакобом и Жаком Моно в Институте Пастера в Париже. Научная карьера Моно начиналась медленно, поскольку он был настолько разносторонне одарен, что не мог сосредоточиться на чем-то конкретном. В 1930-е годы он работал на биологическом факультете Калифорнийского технологического института под руководством Моргана, родоначальника генетики дрозофил, но даже круглосуточное пребывание в кругу уже не столь юных учеников Моргана не превратило Моно в адепта науки о плодовых мушках. Он предпочитал дирижировать в университете концертами Баха (ему даже предложили подработку — преподавать студентам музыкальную грамоту) либо пропадал в роскошных домах местных миллионеров. К 1940 году он так и не закончил работу над диссертацией в Сорбонне, поскольку принимал активное участие в деятельности французского Сопротивления. Жак Моно — редчайший человек, сумевший совместить шпионаж с биологией. Он ухитрялся прятать важнейшие секретные документы в полых костях скелета жирафа, выставленного у всех на виду у него в лаборатории. Война разгоралась, поэтому ценность деятельности Моно для Сопротивления все более возрастала (как и риск попасть к нацистам). К моменту высадки союзников в Нормандии Моно уже играл в Сопротивлении ключевую роль, содействуя наступлению союзных частей, которые теснили немцев.

Франсуа Жакоб также успел повоевать, поскольку перебрался в Великобританию и вступил в Свободную армию генерала де Голля. Он служил в Северной Африке и участвовал в высадке союзников в Нормандии. Вскоре после этого он едва не погиб при бомбежке — из него вытащили двадцать осколков шрапнели, а еще восемьдесят он так и носил в себе до самой смерти в 2013 году. Из-за ранения в руку Жакобу пришлось расстаться с планами на карьеру хирурга, и он, подобно многим представителям нашего поколения, вдохновился книгой Шрёдингера «Что такое жизнь?» и занялся биологией. Он неоднократно пытался присоединиться к исследовательской группе Моно, но получал отказ. Однако на шестой или седьмой раз (по подсчетам самого Жакоба) руководитель Моно микробиолог Андре Львофф наконец уступил — это произошло в июне 1950 года.

Из этой пространной цитаты видно, с каким вниманием относится Уотсон к людям науки, с каким восторгом пишет о них! Кстати, Андре Львов, лауреат Нобелевской премии за открытие переключения генов (вместе с Франсуа Жакобом и Жаком Моно) — сын выходцев из России, матушка его — Мария Симонович, двоюродная сестра художника Серова, изображена на картине «Девушка, освещенная солнцем».

В книге детально и ясно прописаны почти все важнейшие открытия в генетике и молекулярной биологии, так что читателям можно только позавидовать — они узнают очень много нового. Однако есть и то, что Уотсон по каким-то причинам не упомянул. Речь идёт об истории идей, а именно — об идее матричного синтеза белков, до которой первым додумался русский ученый Николай Кольцов. От него она перешла к его ученику Тимофееву-Ресовскому, и далее уже к Дельбрюку и, наконец, — к Уотсону. По крайней мере так утверждает историк российской науки Симон Шноль: «Уотсон и Крик целиком использовали идею, которую Уотсону передал Дельбрюк (Уотсон был его аспирантом), для своей структуры ДНК и не сослались на предшественников. Я задавал этот вопрос Уотсону, он говорит, что никого до них не было».

Возможно, история идей — не самое сильное место американских учёных. В этом отношении лекции и статьи Симона Эльевича Шноля хорошо дополняют книгу Уотсона и соавторов. Вообще же в «Истории генетической революции» есть только пара упоминаний российских учёных — как «талантливый химик» охарактеризован Андрей Мирзабеков и есть рассказ об идентификации останков царской семьи, где упоминается Павел Иванов. Так получается, что все основные открытия молекулярной генетики ХХ века миновали Россию. Отчасти это обусловлено системой Нобелевских премий, в которых не замечены российские ученые-генетики, отчасти — «гонениями» на генетику в середине ХХ века в СССР. Однако есть и другие причины — даже в тех случаях, когда наши учёные обнаруживали действительно новые вещи, система организации науки с её иерархией мешала осмыслению и публикации результатов, как это было в случае с открытием мобильных генов. Нечто похожее случилось и публикацией наших результатов, доказывающих существование «параллельной ДНК».

Одним из открытий книги лично для меня было то, что в США и Великобритании наука тоже была так забюрократизирована, что в любой момент учёным могли объявить, что их тема уже неактуальна — и что работы пора сдавать в архив...

Последние две главы книги написал Кевин Девис. Вот что об это сообщают сами авторы в предисловии: «В главе 8 „Время первых“ рассматриваются успехи в технологии секвенирования ДНК, благодаря которым развились такие отрасли, как потребительская генетика и клиническое значение секвенирования геномов. В заключительной главе „Рак: война без конца?“ мы рассмотрим, какой прогресс достигнут в исследовании и лечении рака, и задумаемся, какой ценой мы могли бы одержать победу в этой, казалось бы, безнадежной войне».

Самая сильная сторона книги, на мой взгляд — описание бизнеса, который на глазах Уотсона начался «на генах». Здесь много забавных примеров, вплоть до того, что первые гены, последовательности которых были получены в частной фирме, начали было патентовать! Любопытно, что Уотсон, будучи какое-то время главой проекта «Геном человека», старался тратить какой-то значимый процент финансирования на этические вопросы науки. Интересны и его описания борьбы с теми господами, которые считали учёных способными штамповать новых Франкенштейнов уже в конце ХХ века и старались поднять волну в СМИ, чтобы запретить научные исследования в области генетики.

Надо сказать, что сам Уотсон надеется со временем обнаружить и гены души. Нечто подобное я писал лет двадцать назад в рассказе «Вера и карьера», не без шуток. Генетик видит всё сквозь призму профессии, причину всего видит в генах, в той самой ДНК, открытие структуры которой принесло ему мировую славу.


Источник: biomolecula.ru

Комментарии: