Скрытые силы

МЕНЮ


Искусственный интеллект. Новости
Поиск
Регистрация на сайте
Сбор средств на аренду сервера для ai-news

ТЕМЫ


Новости ИИРазработка ИИВнедрение ИИРабота разума и сознаниеМодель мозгаРобототехника, БПЛАТрансгуманизмОбработка текстаТеория эволюцииДополненная реальностьЖелезоКиберугрозыНаучный мирИТ индустрияРазработка ПОТеория информацииМатематикаЦифровая экономика

Авторизация



RSS


RSS новости

Новостная лента форума ailab.ru


Сотрудники с расстройствами аутического спектра обычно не могут найти даже самую простую работу, но недавно в них увидели ценный ресурс, за которым охотятся HR-специалисты. Аутисты сохраняют высокую концентрацию при выполнении монотонной работы, не отвлекаются, внимательны к деталям и могут обладать обширными знаниями в интересной им области. Крупнейшие корпорации, такие как Microsoft и SAP, и малый бизнес все чаще нанимают подобных сотрудников. Ради них приходится менять корпоративные правила, отказываться от стандартных собеседований при приеме на работу и назначать специальных ассистентов, но результат полностью окупает затраты. Миллионный рынок труда на обочине прогрессивного общества — в материале «Ленты.ру».

Большинство людей с расстройствами аутического спектра (РАС) не могут устроиться на работу — они испытывают проблемы с коммуникациями, не укладываются в корпоративные рамки и редко могут произвести выгодное впечатление на собеседовании. По данным National Autism Indicators, в 2017 году в США только 14 процентов граждан с РАС имели работу, в Великобритании — 15 процентов. Но недавно работодатели увидели сильные стороны аутистов и теперь специально ищут подобных кандидатов. Их выгодно отличают высокая концентрация и внимание к деталям, им не надоедает выполнять монотонную повторяющуюся работу, они хорошо умеют находить закономерности, поэтому неудивительно, что они становятся востребованными в самых разных областях.

Расстройства аутического спектра — континуум нарушений нейроразвития, проявляющийся в значимом дефиците социальной коммуникации и социального взаимодействия, а также ограниченным (узким) и повторяющимся репертуаром поведения, интересов и активностей. К основным признакам РАС относятся, в частности, проблемы с пониманием и оценкой эмоций других людей; трудности с пониманием языка тела и других невербальных проявлений окружающих; сложности с установкой глазного контакта и использованием жестов. Также присутствуют стереотипии (или стимы) — постоянное повторение одних и тех же жестов и движений, часто с вокализациями. Эхолалии, когда человек полностью повторяет где-то услышанные слова с сохранением интонации. Строгое соблюдение определенных ритуалов, например, четкое следование определенным маршрутам, привязанность к определенной одежде. Гипер- и гиппореактивность на определенные сенсорные стимулы, например, непереносимость громких звуков или избегание любых касаний. Нарушение функционального языка или отказ от использования речевых навыков для коммуникации (те же эхолалии), возможны и случаи, когда речь в принципе не используется.

Такие сотрудники также более лояльны. По данным SourceAbled, в коллективе аутистов текучка составляет 8 процентов, в то время как у нейротипичных сотрудников — 47 процентов. При этом люди с РАС могут быть более продуктивными. Так, участвующей в программе Work for autism консалтинговой компании Rangam Consultants Inc. удалось сократить для одного из своих клиентов расходы на 7 процентов благодаря привлечению на работу людей с расстройствами аутического спектра. «Такие люди лояльны, старательны и не любят менять работу», — сообщил Тим Вейлер, директор консалтинговой фирмы Towers Watson. Несколько лет назад его компания наняла 18 человек с РАС для участия в пилотной программе и с тех пор увеличивает количество подобных сотрудников в своем штате, поскольку это оказалось коммерчески выгодным. Эмма Джонс, участник команды по трудоустройству Национального аутистического общества Великобритании также рассказывает о том, что за последние несколько лет к ним обращалось все больше организаций, которые узнали, что у аутистов есть сильные стороны, которые можно использовать в бизнесе.

Мелани Луги, вице-президент по исследованиям консалтинговой компании Gartner, считает, что в течение ближайших десяти лет внедрение новых алгоритмов организации труда позволит 350 миллионам людей с ментальными расстройствами найти работу. «Руководители компаний, которые игнорируют перемены, делают это на свой страх и риск и вредят своим организациям», — заявила она. Детский психиатр РБОО «Центр лечебной педагогики» Артем Новиков рассказал «Ленте.ру», что в ближайшее время расстановка сил на рынке рабочей силы может существенно измениться. «В целом меняется психическое состояние и детей, и взрослых, становится все больше нейронетипичных людей. Из-за обилия информационных потоков у половины людей развивается дефицит внимания. Им сложно долго концентрироваться, внимание постоянно скачет, в такой ситуации человек с аутизмом может иметь преимущество, потому что если ему интересна деятельность, он будет стабильно работать, ни на что не отвлекаясь, не читая при этом книг про многозадачность и статей о том, как избежать прокрастинации. Он просто будет делать, а остальное подождет», — объяснил он.

В IT-бизнесе одной из первых нанимать людей с РАС стали в Specialisterne. Эту компанию, занимающуюся тестированием программного обеспечения и консалтингом, основали в 2004 году как площадку, где могут работать люди с РАС (таких там 75 процентов сотрудников). «Работодатели не нанимают людей с аутизмом, потому что они заперты в социальной парадигме, где все ищут счастливых, обычных сотрудников, хороших командных игроков, которые продвигают себя», — говорит Торкил Сонн, основатель компании. В результате талантливые сотрудники остаются без работы, в то время как рабочие места вакантны. Сонн видит свою задачу в том, чтобы устранить этот разрыв. Он замечает, что, хотя во многих местах прием на работу аутистов идет вразрез с социальными нормами, политика компаний уже начала меняться. Впрочем, не стоит ждать быстрых изменений, по его выражению, этот процесс больше похож «на марафон, а не на спринт». Стоит отметить, что это с самого начала был коммерческий проект и при этом достаточно успешный.

В 2012 году индийское подразделение SAP наняло пять сотрудников с РАС. В компании признают, что на это решение их вдохновил успех Specialisterne. Пилотные проекты показали, что эта модель помогает развитию бизнеса, поэтому была объявлена новая цель — аутисты должны составлять один процент всех сотрудников компании, это порядка 600 человек. «Тестирование программного обеспечения требует большой точности и тщательной работы, вдобавок это умопомрачительно скучно. Важно сделать это правильно, но очень трудно удерживать внимание достаточно долго», — объясняет успех аутистов в IT-секторе профессор IT-менеджмента Копенгагенской школы бизнеса Роберт Остин. Как подчеркивает профессор, это ни в коем случае не является благотворительностью.

Питер Брабазон, глава ирландского подразделения Specialisterne, напомнил, что в IT-секторе прогнозируется дефицит кадров в количестве примерно 7000 рабочих мест, поэтому люди с аутизмом, которые, как правило, испытывают проблемы с поиском работы, станут крайне ценным ресурсом для отрасли. «Они часто очень хороши, когда надо обнаружить ошибки, и уделяют большое внимание деталям. По нашему опыту, они чрезвычайно усердно работают», — говорит он.

Чтобы использовать этот ресурс, компаниям приходится сначала адаптировать корпоративные нормы. В SAP для аутистов отказались от традиционных собеседований. Вместо этого кандидатам дают поработать над индивидуальными и командными заданиями, затем следует пятинедельный тренировочный период, разработанный Specialisterne. Значительная часть тренингов посвящена обучению социальным навыкам. Например, там решаются такие вопросы: если генеральный директор отправил по общей рассылке письмо всем сотрудникам, надо ли в этом случае отвечать? После оформления участникам программы SAP «Аутизм на работе» дают наставников и выделяют коллег, которые будут их сопровождать в качестве волонтеров. Нейротипичные (не имеющие выявленных ментальных расстройств) сотрудники при этом проходят специальные курсы, посвященные аутизму.

В 2015 году программу инклюзивного найма в США запустила Microsoft. «Наша цель — помочь снизить уровень безработицы среди людей с аутизмом. Они недостаточно обеспечены работой, а у нас есть для них вакансии», — объяснил Нил Барнетт, директор компании по инклюзивному найму. В первую очередь аутистов набирают на технические должности, но для них открыты позиции и в области финансов и маркетинга. «Когда мы начали программу в 2015 году, наш подход был прост. Мы узнали, что традиционный процесс найма, входная дверь в Microsoft, является серьезным препятствием для многих талантливых кандидатов. Поэтому мы изменили форму двери, чтобы кандидаты могли продемонстрировать свой талант», — рассказывает Барнет.

В Microsoft для кандидатов с РАС время собеседования увеличили до пяти дней. «Мы действительно пытаемся узнать человека и дать ему продемонстрировать свой талант», — рассказывает Барнет. Как и в SAP, в Microsoft у сотрудников с расстройствами аутистического спектра есть общественный наставник, который решает практические вопросы, такие как дорога на работу, и инструктор по работе. Это коллега, сопровождающий человека в течение рабочего процесса, как правило, их отбирают из людей, уже имеющих опыт общения с аутистами. Стандартно их прикрепляют на первые три месяца, чтобы помочь новому сотруднику освоиться, но срок можно продлить. «У нас есть сотрудники, которые уже больше года сохраняют своих наставников», — рассказывает Барнет.

Как уточнил Артем Новиков, даже относительно сложную работу, такую как у тестировщиков ПО, могут выполнять люди со слабыми коммуникативными способностями, которые не являются высокофункциональными аутистами. «Если у работы есть повторяющийся алгоритм, даже если он сложный, они могут с ним прекрасно справляться, но при этом им будут нужны помощники, которые будут их сопровождать на работу или помогать в каких-то бытовых вещах вроде приготовления пищи или уборки квартиры», — говорит он. Также аутистов активно нанимают Google, Hewlett-Packard, Salesforce Towers Watson, Ernst & Young и ряд других компаний. Некоторые из них договорились обмениваться кадрами, если кандидат достаточно подготовлен, но подходящей вакансии нет.

Аутисты, в том числе низкофункциональные, находят себе применение и в малом бизнесе. Классический пример успешного предприятия, давшего работу людям с РАС, — компания Extraordinary Ventures (EV), основанная в Чапел-Хилл, Северная Каролина. Один из основателей EV Грег Айрленд хотел, чтобы для его сына Винни, у которого диагностировали аутизм, нашлась подходящая работа. У Винни сложное поведение, он практически не говорит, но потрясающе продуктивен, если речь идет о работе в хорошо структурированной среде. Эти особенности подсказали Грегу Айрленду и другим таким же родителям идею для нового бизнеса.

В EV рабочие процессы изначально отстроили, чтобы они соответствовали навыкам и потребностям людей, которых планируют нанимать. На старте ресурсы были довольно скромными, поэтому пришлось отказаться от проектов, которые требовали больших затрат. Нужен был простой в управлении бизнес, который позволит сотрудникам развиваться и быстро вернет инвестиции. В структуру EV сейчас входят собственная прачечная, сервис по уборке автобусов и предприятие по производству ароматических свечей. Сама работа очень структурирована, все работники получают индивидуальные инструкции, ход работы контролируют тренеры, которые при необходимости берут на себя вопросы коммуникации.

К 2018 году в EV уже работало 50 человек. Основатели компании признаются, что сначала их сотрудники, для большинства из которых это была первая в жизни работа, не отличались высокой производительностью, но спустя несколько месяцев, после того как достаточно освоились, показали впечатляющий результат. «Они невероятно продуктивны и надежны, поэтому бизнес прекрасно развивается. Настолько хорошо, что группы в Чикаго, Мичигане, Нью-Йорке, Массачусетсе и Северной Калифорнии работают над созданием собственного бизнеса на основе модели EV», — рассказывает управляющий директор компании Ван Хатчелл.

Как пояснил Артем Новиков, если человек с низкофункциональным аутизмом делает что-то, что находится в спектре его интересов, он подходит к делу максимально качественно. «При этом для него важно сохранять один и тот же алгоритм. Например, машину он будет мыть строго в определенной последовательности, если же ему не дадут закончить работу, он может протестовать, потому что стереотипный ритуал нарушен», — рассказал он.

Грег Айрленд говорит, что работа в EV открыла глаза и ему самому. «Благодаря этому проекту я увидел, что люди не хотят быть обузой. Работа в нашем обществе — это не просто способ зарабатывать на жизнь, это то, что определяет личность человека», — считает он. Это не единственный подобный пример. В Парклэнде была создана компания Rising Tide, специализирующаяся на мытье автомобилей, где большую часть штата также составляют аутисты.

В Спрингфилде, штат Массачусетс, по такой схеме работает компания JE Robison Service, которая занимается ремонтом автомобилей премиум-класса. «Поскольку я аутист, я знаю все вплоть до мелочей об автомобилях Rolls Royce и Bentley, поэтому люди со всей страны обращаются ко мне. Таким образом аутизм для меня стал значительным конкурентным преимуществом», — говорит основатель компании Джон Элдер Робисон. Он не возлагает больших надежд на программы занятости в крупных компаниях, которые сами по себе вряд ли изменят отношение к аутистам, но считает, что сообщество людей с расстройствами аутического спектра в состоянии само обеспечить себя работой. Глобальные изменения произойдут не из-за жалости или сочувствия, а потому что это продиктовано глобальной трансформацией рынка труда. И здесь малый бизнес может стать главным катализатором. «Это то место, где мы можем жить», — уверен Робисон.

Еще одна отрасль, которая открыла для себя преимущества работы с особыми сотрудниками, — сельское хозяйство. В Австралии крупная животноводческая компания с сорокалетней историей SunPork Farms и Центр совместных исследований по жизни с аутизмом (Autism CRC) запустили совместную программу «Аутизм и сельское хозяйство». Способность хорошо концентрироваться на повторяющихся задачах оказалась крайне важной и при разведении свиней. Глава компании Роберт ван Барневельд является профессором, длительное время изучавшим аутизм. Он решил доказать, что аутисты хорошо подходят для ухода за животными. «Наша цель состоит в том, чтобы оценить успех программы, привлечь большее количество взрослых в этот сегмент бизнеса, а затем предложить наш опыт и знания другим секторам животноводства, которые также могут извлечь выгоду из более разнообразной рабочей силы», — сообщил он. По его мнению, этот проект позволит повысить кадровый потенциал сельского хозяйства во всем мире.

Здесь также отказались от стандартных правил найма, включающих в себя резюме и собеседования, вместо этого сразу дают возможность приступить к работе. «Мы даем людям возможность показать себя, а не рассказывать о себе», — говорит руководитель проекта «Аутизм и сельское хозяйство» доктор Кирсти Ричардс. По его мнению, успех этой программы должен побудить бизнес более широко взглянуть на традиционный набор и обучение сотрудников. На фермах аутистам помогают наставники. «Некоторые из них были суровыми свиноводами старой закалки, от которых никто не ожидал, что они выступят в такой роли и возьмут на себя ответственность за своих коллег, которых надо обучать и следить, чтобы с ними было все хорошо, в том числе и после работы. Сами наставники в процессе работы пережили огромную трансформацию», — рассказывает ван Барневельд.

Работники с РАС трудятся полный день и получают полную зарплату, которая не субсидируется из бюджета. По словам руководства SunPork Farms, выгоды намного перевесили затраты. «Эта программа чрезвычайно ценна для бизнеса. Мы получили конкурентное преимущество благодаря привлечению новых сотрудников, которые могут думать иначе, так что это точно не благотворительность», — сказал ван Барневельд.

Пол Шаттук, доцент Института аутизма при университете Дрекселя в Филадельфии, отмечает, что коммуникационные проблемы отсекают большую часть даже высокофункциональных аутистов. «Все больше и больше требуют, чтобы вы успешно взаимодействовали с другими людьми. Это расценивается как часть работы и однозначно отключает людей с аутизмом», — считает он. Шаттук напомнил, что есть люди, готовые выполнять работу, даже повторяющуюся и монотонную, при условии, если для них будет решена проблема с коммуникациями, и ими не стоит пренебрегать.

В компаниях, которые запустили программы по найму сотрудников с РАС, признают, что благодаря этому удалось улучшить атмосферу на рабочем месте и помочь лучше раскрыться и нейротипичным сотрудникам. Благодаря новой кадровой политике смогли получить работу в том числе высокофункциональные аутисты, которые, как отмечает Новиков, в России бы даже не получили диагноза. Тем не менее и на Западе дела у них шли не лучшим образом, например, один из специалистов по кибербезопасности Hewlett-Packard несколько лет до этого работал на кухне в McDonalds. Проблемы с реализацией могут иметь практически все сотрудники. «Психологические особенности людей, даже нейротипичных, у нас практически не учитываются, что мешает множеству людей по-настоящему раскрыться и использовать свой потенциал», — заметил он.

Ряд компаний уже оценили преимущества работы с нейронетипичными сотрудниками, но пока бизнес делает только начальные шаги в этом направлении. Первые подобные проекты запускались людьми, которые уже были хорошо знакомы с аутизмом, например, сами имели детей с РАС. Результаты пилотных проектов оказались достаточно впечатляющими, и теперь все больше компаний меняют кадровую политику. Благодаря этому начинает формироваться новая модель на рынке труда. Появление более гибких правил работы, которые учитывают психические особенности сотрудников и не подразумевают постоянных коммуникаций и демонстрации оптимизма и преданности компании, в конечном итоге пойдет на пользу всем сотрудникам и позволит создать более продуктивную атмосферу на работе.


Источник: lenta.ru

Комментарии: