📌Разгадает ли наука тайны сознания, свободы воли и Бога?

МЕНЮ


Искусственный интеллект. Новости
Поиск
Регистрация на сайте
Сбор средств на аренду сервера для ai-news

ТЕМЫ


Новости ИИРазработка ИИВнедрение ИИРабота разума и сознаниеМодель мозгаРобототехника, БПЛАТрансгуманизмОбработка текстаТеория эволюцииДополненная реальностьЖелезоКиберугрозыНаучный мирИТ индустрияРазработка ПОТеория информацииМатематикаЦифровая экономика

Авторизация




RSS


RSS новости

Новостная лента форума ailab.ru


В 1967 году британский биолог и нобелевский лауреат сэр Питер Медавар дал прекрасное определение науки, в духе названия его книги «Искусство объяснять: «Хорошие ученые изучают самые важные вопросы, на которые, по их мнению, они могут найти ответ. Как-никак, их профессиональный подход — решать трудные задачи, а не просто бороться с ними».

На протяжении тысячелетий величайшие умы человечества бились над покорением трех вершин онтологии — сознания, свободы воли и Бога, даже близко не взобравшись на них. В отличие от других труднопознаваемых вопросов вроде строения атома, молекулярных основ репликации и причин человеческой жестокости, в решении которых достигнуты ошеломляющие успехи, понимание этих трёх пресловутых вопросов едва ли не ускользает, несмотря на наши возрастающие усилия.

Всё это, как отметил философ Дэвид Чалмерз о сознании, можно считать «трудными» проблемами. Или же это действительно неразрешимые «мистерианские» проблемы, как назвал их вдохновленный рок-группой 1960-х «Question Mark and the Mysterians» философ Оуэн Фланаган? «Старые мистерианцы» были дуалистами, которые верили в нематериальные сущности, такие как душа, необъяснимые посредством законов природы. «Новые мистерианцы», по Фланагану, утверждают, что сознание принципиально не может быть объяснено из-за ограниченности познавательных способностей человека. Я же полагаю, что не только сознание, но и свобода воли, и Бог — это «мистерианские» проблемы. Не потому, что мы всё ещё недостаточно умны, чтобы их решить, а потому, что они вообще не могут быть решены, даже умозрительно. Можете звать нас «окончательными мистерианцами».

Сознание

Трудная проблема сознания представлена качественным чувственным опытом (квалиа) того, что значит быть чем-то. Это субъективное восприятие мира от первого лица посредством органов чувств и мозга. Невозможно узнать, каково это - быть летучей мышью (в известном мысленном эксперименте философа Томаса Нагеля), потому что если вы измените человеческие мозг и тело на мышиные, то вы будете просто летучей мышью, а не человеком, знающим, каково это - быть летучей мышью. Вы не станете как странствующий торговец из романа Франца Кафки 1915 года «Метаморфозы», который, проснувшись, обнаружил, что превратился в гигантское насекомое, но все еще мыслит как человек. Вы были бы только насекомым. По определению, только я могу знать, каково это - быть мной. То же самое верно и для вас, и для летучих мышей, и для жуков.

Свобода воли

Некоторые ученые подвергают сомнению то, что мы живем в детерминированной вселенной, в которой каждое следствие имеет свою причину (за исключением квантовой механики, хотя она добавляет в систему лишь элемент случайности, но не свободы). При этом мы все действуем так, будто бы у нас есть свобода воли — делаем выбор между вариантами и поддерживаем определенную степень свободы в пределах ограниченной системы. Либо мы все бредим, либо вопрос является в принципе непостижимым. Мы не инертные сгустки материи, что катятся по жизни под действием законов природы, как шарики в пинболе. Мы - активные деятели в причинно-следственной паутине вселенной, детерминированные ею и одновременно детерминирующие её своим выбором. Так совмещаются воля и ответственность.

Бог

Если создатель вселенной сверхъестественен, то есть существует вне пространства, времени и законов природы, тогда по определению никакая естественная наука не сможет обнаружить Бога никакими измерительными приборами. Такой Бог, по определению, — неразрешимая тайна. Если же Бог является частью природного мира или каким-то образом проникает в нашу вселенную, например, чтобы являть чудо исцеления, тогда мы должны быть в состоянии измерить этот ниспосланный свыше акт. Такой Бог является научно объяснимым, но до сих пор все подобные измерения не выходили за рамки статистической погрешности. Так или иначе, большинство людей не станет называть Богом живое существо, подобное нам самим, которое всего-то во много раз умнее и могущественнее; божественность понимается как нечто принципиально иное.

Хоть наука и не в силах справиться с этими тайнами без разгадки, они, тем не менее, способствуют появлению теорий, достойных нашего пристального внимания. Только они и могут привести нас к более глубокому пониманию нашей природы как существ, наделенных сознанием, волей и душой.

Переведено специально для журнала «Скептик».

Оригинал

Перевод: Александра Кокорева Редактор: Михаил Наумов


Источник: m.vk.com

Комментарии: