Экзистенциальные аспекты гештальт-терапии

МЕНЮ


Искусственный интеллект. Новости
Поиск
Регистрация на сайте
Сбор средств на аренду сервера для ai-news

ТЕМЫ


Новости ИИРазработка ИИВнедрение ИИРабота разума и сознаниеМодель мозгаРобототехника, БПЛАТрансгуманизмОбработка текстаТеория эволюцииДополненная реальностьЖелезоКиберугрозыНаучный мирИТ индустрияРазработка ПОТеория информацииМатематика

Авторизация



RSS


RSS новости

Новостная лента форума ailab.ru


2018-09-30 21:22

Психология

Как известно, гештальт-психологами было установлено, что человек значимо организует свое восприятие, выделяя фигуру и фон. Формирование фигуры определяется интересом.

Вспомним пример, приводимый Перлзом: если человек испытывает жажду, то стакан воды будет восприниматься как фигура, даже среди изысканных блюд, которые станут восприниматься как фон. Т. о. воспринимаемое явление приобретает значение (смысл) только в определенном контексте. Так в приведенном примере стакан воды приобретает свое значение в контексте того, что человек испытывает жажду. Иными словами, смысл (значение) – это связь между фигурой и фоном (контекстом). Теория фигура – фоновых отношений тесно связана с пониманием процесса контактирования.

С точки зрения гештальт-подхода, эффективный контакт с объектами окружающего мира связан со способностью к выделению из фона фигуры, соответствующей доминирующей потребности организма. Чувство абсурдности, хаоса связано с неспособностью выделить фигуру из недифференцированного фона.

На уровне поведения чувство бессмысленности существования связано с невовлеченностью в процесс жизни, т.е. с уклонением от полноценного контакта. Чувство крушения смысла может также возникать, когда человеком удерживается фигура, в то время как изменился контекст происходящего (фон). Например, ученый продолжает жестко придерживаться старых взглядов, в то время как произошла смена научной парадигмы; родители считают своей обязанностью контролировать и опекать своего ребенка, в то время как последний повзрослел и отделился от родительской семьи.

Согласно К. Наранхо ответственность входит в триаду основополагающих принципов гештальт-терапии: актуальность - осознанность - ответственность.

Трактовка ответственности Перлзом отличается от обыденного понимания этого слова. В целом, она повторяет подход М. Бубера, который писал: “Понятие ответственности надо вернуть из сферы этики, из свободно парящего в воздухе “долженствования”, в сферу живой жизни. Подлинная ответственность есть лишь там, где есть действительная возможность ответа. Ответа на что? На то, что с человеком случается, что он видит, слышит, чувствует”. Определение ответственности Перлза созвучно вышеприведенной цитате. Он пишет: “ …Слово ответственность можно понять, как способность к ответу (respons-ability): возможность ответить, мыслить, реагировать, проявлять эмоции в определенной ситуации».

Также согласно Перлзу, ответственность - это “способность выбирать собственные реакции”. Для того чтобы человек был способен выбирать, а не реагировал запрограммированно, рефлекторно, ему необходимо сознавать то, что происходит, а это, в свою очередь, связано с присутствием в здесь-и-теперь. Ответственность связана с сознаванием самого себя и окружающего мира, т. к. реально человек не может отвечать за то, что он не осознает. Таким образом, триадическая система принципов актуальность – осознанность - ответственность оказывается завершенной.

Время, осознанность, тревога

Согласно теории гештальт-терапии, основное измерение временно?го существования живого организма – настоящее. Известно высказывание Перлза: «Существует только настоящее. Прошлое уже прошло. Будущее еще не наступило». Однако этот тезис нельзя толковать упрощенно. Гештальтистский принцип «здесь и теперь» означает не то, что прошлое и будущее всего лишь фантазии, которые не имеют значения, а то, что процесс воспоминания или предвосхищения существует в настоящем: « Вы… не можете в данный момент испытывать какое-либо событие, если оно происходит за пределами ваших рецепторов. Вы можете вообразить его себе, но это воображение – процесс «воображения», будет происходить там, где вы есть [3, с. 242]. «Воспоминания и предвосхищения актуальны, но когда они происходят, они происходят в настоящем. То, «что» вы вспоминаете – это что-то виденное, или слышанное, или сделанное в прошлом, но возвращение или восстановление этого происходит в настоящем. То, «что» вы предвосхищаете случится в какое-то время в будущем , но такое предвидение есть видение в настоящем картины, которую вы здесь и теперь создаете и отмечаете значком « будущее» [3, с. 243]. Способность находиться в настоящем является необходимым условием подлинной осознанности (следует подчеркнуть, что понятие осознанности, в том смысле, в котором оно используется гештальт-терапевтами, тесно связанное с понятием интенциональности, развитым феноменологией).

Феномен тревоги связан с временны?м характером существования человека. Перлз объяснял его тем, что человек проецирует себя в будущее. «Я считаю, что тревога – это напряжение между сейчас и потом. Когда вы оставляете надежное сейчас и начинаете беспокоиться о будущем, вы испытываете тревогу. И если будущее требует от вас действий, тогда тревога – это страх сцены» [5, с. 34].

Представление о противоположностях и экзистенциальная диалектика

Гештальт-терапия исходит из положения, что восприятие окружающего мира организуется через противоположности. «Многие феномены не могли бы существовать, если бы не существовали их противоположности. Если бы день нельзя было бы отличить от ночи, не было бы ни дня, ни ночи, и не было бы таких слов». Личность также функционирует по принципу противоположностей. Перлз выделял такие противоположные части личности как «нападающий» («собака сверху», «обвинитель») и «защищающийся» («собака снизу»,«обвиняемый») [5, с. 8-9, 20-21]. Если проводить аналогию с цирковым представлением, то они ассоциируются с двумя образами клоунов – «белым», жестоким и высокомерным, и «рыжим», недотепой, страдающим от нападок «белого клоуна». «Собака сверху» характеризуется авторитарностью, самодовольством и требовательностью, апеллирует к чувству долга. «Собака сверху» представляет собой Я-идеал человека, который является результатом ложной идентификации. «Собака снизу» защищается, оправдывается, чувствует свое бессилие. Позиции как «собаки сверху, так и «собаки снизу» манипулятивны. Человеческая жизнь проходит в стремлении достичь недостижимого Я-идеала («проклятие совершенства»). Перлз видел выход из этого конфликта в диалоге и интеграции противоположностей. Хотя в данном примере речь идет о невротическом типе конфликта, концепция полярностей может быть применена и к данностям экзистенциального порядка (например, противоположности аутентичного и неаутентичного существования, жизни и смерти, близости и одиночества и пр.).

Переживание страха смерти и подлинность

Переживание смерти у Перлза – один из пяти уровней, который человек должен пройти на пути к зрелости [4, с. 226; 5, с. 8-9]: Первый уровень называется уровнем клише - он состоит из стереотипных ритуалов (например, ритуалы приветствия при встрече). Второй уровень называется синтетическим уровнем, Перлз также называл его уровнем Зигмунда Фрейда и Эрика Берна. На этом уровне личность играет роли и различные игры, с целью получения поддержки от среды. За синтетическим уровнем находится уровень тупика.Он характеризуется отсутствием поддержки со стороны окружения и неадекватностью самоподдержки. Для тупика характерны страхи и фобии. Мы стремимся избегать этого уровня, т. к. он связан с переживанием боли. Если тупик пройден, то за ним открывается четвертый уровень - уровень смерти, или уровень внутреннего взрыва(сжатия). Он переживается как смерть или страх смерти. Если человек остается в контакте с этим уровнем, то проявляется пятый уровень - внешний взрыв, т. е. проявление подлинного Я. Перлз описал четыре основных типа взрыва: взрыв подлинного горя, взрыв оргазма, взрыв гнева и взрыв радости. Как видно из описания, речь идет о символической смерти, вследствие которой индивид отказывается от сдерживающих его развитие аспектов Я, после ее проживания происходит возрождение Я в новом качестве.

Автономность личности и диалог с другими

Диалогичность – один из важных аспектов гештальт-терапии. В разработке этого понятия вновь проявляется влияние М. Бубера. Р. Резник так описывает характеристики диалогических отношений между гештальт-терапевтом и клиентом: «Терапевт демонстрирует присутствие, – т. е. применимы собственный опыт и феноменология терапевта. Затем есть включенность – терапевт включает себя в опыт и феноменологию клиента. В третьих, есть приглашение к диалогу – позволить проявиться магии, которая может распространиться в «пространстве» встречи людей» [6, с. 10].

Важно, что подлинный диалог может состояться только между двумя автономными личностями. Факт личностной автономии в человеческих отношениях и ее радостных и грустных следствий Фриц Перлз выразил в своей гештальт-молитве:

Я – это я.

А ты – это ты.

Я в этом мире не для того, чтобы жить в соответствии с твоими ожиданиями.

А ты – не для того, чтобы жить в соответствии с моими.

И если мы встретимся – это прекрасно.

Если нет, этому нельзя помочь.



Поддержи проект ai-news рублем. Машины верят в тебя! >>



Комментарии: