Внутри каждого из нас живет цепной пес. И нужно научиться им управлять

МЕНЮ


Искусственный интеллект. Новости
Поиск
Регистрация на сайте
Сбор средств на аренду сервера для ai-news

ТЕМЫ


Новости ИИРазработка ИИВнедрение ИИРабота разума и сознаниеМодель мозгаРобототехника, БПЛАТрансгуманизмОбработка текстаТеория эволюцииДополненная реальностьЖелезоКиберугрозыНаучный мирИТ индустрияРазработка ПОТеория информацииМатематика

Авторизация



RSS


RSS новости

Новостная лента форума ailab.ru


2018-08-02 08:01

Психология

Почему школьная и подростковая жестокость поражает наше воображение? У детей еще не до конца сформированы те центры мозга, которые отвечают за эмоциональную регуляцию, с одной стороны, и за предвидение последствий своих действий — с другой. Остановиться, особенно когда они входят в групповой эмоциональный клинч, им намного сложнее, чем взрослым. У них пока не сформированы те функции, которые позволяют задать вопросы: «А что мы делаем? Что будет потом? Какие могут быть последствия?»

Что с этим можно сделать? 

Во-первых, все-таки понимать, что дети с этим не всегда могут справиться и что динамика поведения в детских группах не должна быть пущена на самотек. Если взрослые создают группы, то они и несут за них ответственность.

Во-вторых, конечно, на поведение детей очень влияет само понятие «можно — нельзя». Понятие «норма» к девяти-десяти годам уже неплохо сформировано — и если нет тех, кто может опереться на свои моральные нормы, представления о допустимом и возможности предвидеть последствия, то нужно, чтобы эти «нельзя» и «можно» были зафиксированы со стороны взрослых и звучали со стороны социума достаточно четко. Но при этом есть другая крайность, которая сейчас уже уходит: в какой-то момент в европейских странах была модной идея «нулевой толерантности» к агрессии. Она как бы запрещала любое проявление насилия. Хотя в самой по себе агрессии нет ничего аморального и плохого. Это набор эмоций и моделей поведения, которые созданы эволюцией для того, чтобы особь защищала себя, свою территорию и свое потомство. То есть это эволюционно оправданный, нужный и важный инструмент. Но агрессия должна быть соразмерна ситуации и, по возможности, должна проявляться в как можно более цивилизованных, культурных формах. Поэтому, когда мы ставим задачу полностью оградить от нее детей, не покупая игрушки в виде оружия и за любой тычок одного мальчика другим немедленно наказывать их обоих, мы на самом деле оказываем им медвежью услугу.

Мы не создаем детям условия, чтобы они познакомились со своей агрессией и научились ею управлять. Такой идеал всегда добренького, всегда миленького, всегда договаривающегося и соглашающегося ребенка — это очень опасная история. Внутри каждого из нас живет цепной пес, и не стоит объявлять его белым барашком и отказываться дрессировать. Этот пес заложен в нас с рождения. И если мы не готовы, как в романе Замятина «Мы», сделать всем операцию по его удалению, то надо знать его, его повадки, надо научиться им управлять и натренировать его на команду «к ноге». И только после этого можно спокойно гулять с ним по людным общественным местам. Это — обязанность взрослых: создавать для детей условия, в которых они смогут безопасно познакомиться со своей агрессией, разбирать с ними какие-то случаи, когда что-то пошло не так, не дожидаясь, пока они изобьют кого-то до комы, и не ставя им условия, что они никогда в жизни никого не пнут и не ткнут.

Фото: Kirn Vintage Stock/Corbis via Getty Images

Если брать шире — взрослым достаточно сложно устанавливать рамки детям, если у них самих сдвинуты точки нормы. У нас есть целые города, в которых больше половины населения прошло через зону. Сейчас, во время скандала вокруг пыток в колонии, в соцсетях достаточно часто встречается реакция: «А чего такого, если они нарываются?!» Мы живем в одном мире с детьми, и у нас не может быть разных правил. Если взрослые считают, что «ничего такого», то так же считают и дети. Вот только если здоровые взрослые все-таки понимают свой агрессивный импульс и какие от этого будут риски, то ребенок может и не справиться.

Как в этом случае можно помочь? Если ребенок уже понимает, что он не справляется со своими вспышками агрессии, может это осознать, то это уже помощь в эмоциональной регуляции. Сложность в том, что часто мы действительно предъявляем к детям нереальные требования. Есть такая известная картинка: папа бьет сына со словами «я тебе покажу, как маленьких обижать». Взрослые оправдывают насилие, при этом ребенок не должен проявлять агрессию, но одновременно должен за себя постоять. В результате в головах у детей — каша из противоречий.

Конечно, есть и особые ситуации. Когда взрыв эмоций и жестокости становится ответом на длительное унижение в коллективе. В каких-то других случаях это патология. То есть тут все не так просто устроено, что папа дал подзатыльник, а мальчик после этого побил одноклассника. Некоторые проблемы могут решить только специалисты — общественность там мало что сделает. Но разобраться с понятиями, определить норму — это как раз то, что может сделать каждый из нас. Понимая, как с людьми можно, как нельзя, участвуя в обсуждениях, высказывая свое мнение. И придерживая язык каждый раз, когда хочется сказать: «А чего они нарывались? Так им и надо».

Записал Александр Мурашев


Источник: snob.ru



Поддержи проект ai-news рублем. Машины верят в тебя! >>



Комментарии: