Недоверие к науке

МЕНЮ


Искусственный интеллект. Новости
Поиск
Регистрация на сайте
Сбор средств на аренду сервера для ai-news

ТЕМЫ


Новости ИИРазработка ИИВнедрение ИИРабота разума и сознаниеМодель мозгаРобототехника, БПЛАТрансгуманизмОбработка текстаТеория эволюцииДополненная реальностьЖелезоКиберугрозыНаучный мирИТ индустрияРазработка ПОТеория информацииМатематика

Авторизация



RSS


RSS новости

Новостная лента форума ailab.ru


2018-08-09 17:00

образование

Поддается ли лечению чума дезинформации?

Не так давно в Румынии десятки детей грудного и более старшего возраста погибли от вспышки кори, вызванной антивакцинаторскими агитациями со стороны знаменитостей. Данная тенденция прослеживается и в Европе в целом, где число случаев заболевания корью увеличилось на 400% в период с 2016 по 2017 годы. Невакцинированные американцы, приехавшие на Чемпионат Мира, могут привести болезнь обратно в США.

Конечно, не нужно ехать в Европу, чтобы подхватить корь. Канзас не так давно пережил худшую вспышку за десятки лет. Дети и взрослые из семей, отказавшихся от вакцинации, стали главной причиной столь широкого распространения болезни. Как и в Румынии, родители в США введены в заблуждение идеей о том, что прививки вызывают аутизм. Это убеждение широко распространено в США и несёт за собой массу проблем.

Корь была почти полностью ликвидирована в США к 2000 году. Однако в последние несколько лет число вспышек вырастало, что было вызвано нежеланием родителей в некоторых сообществах прививать своих детей. Ещё одним поводом для беспокойства стали ошибочное заявление Президента США Дональда Трампа о том, что вакцинация вызывает аутизм, и отказ его администрации от финансирования Центра Контроля за Болезнями.

Эти болезни и смерти — лишь малая доля тех ужасных последствий, вызванных кризисом доверия в обществе в последние годы. И, пока заголовки фокусируются на отрицании доверия в СМИ, государство, наука и научное сообщество остаются уязвимыми перед этим кризисом, и результаты могут быть плачевными.

Так, в 2006 году, 41% респондентов общенационального опроса выразил крайнюю степень доверия к высшему образованию. Меньше десяти лет спустя, в 2014, лишь 14% опрошенных заявили о том же уровне уверенности в научном сообществе.

Но что насчет науки, не привязанной к академическим кругам? Опросы показывают, что число людей, которые верят, что наука «сделала жизнь более сложной», выросло на 50% с 2009 по 2015 годы. Исходя из исследования 2017 года, только 35% опрошенных «в большей степени доверяют» ученым; процент же тех, кто «в большей степени не доверяют» ученым, возрос больше, чем на 50% с момента похожего исследования в декабре 2013.

Этот спад в доверии к науке и научному сообществу отражает лишь часть куда большей картины, которую Том Николс назвал «смертью экспертного знания» в своей книге в 2017 году. Всё больше людей заявляют, что их собственное мнение имеет такой же вес, как и мнение экспертов.

Должны ли мы доверять ученым-экспертам?

Все мы можем согласиться с тем, что не хотим болеть. Но где кроется ключ к пониманию того, почему мнение экспертов – включая ученых – заслуживает большего доверия в распознании истины, чем мнение обывателя?

Понятие «эксперт» определяет человека, обладающего обширными знаниями в конкретной области, которые определяются общеузнаваемыми документами: дипломом, учёной степенью, опубликованными работами, годами опыта в своём поле деятельности — или любым другим способом, которым человек может распознать «эксперта». Эксперты способны привлечь свой массив знаний и опыта, чтобы сформировать своё мнение, которое называют зачастую «экспертным анализом».

Это не означает, что эксперт всегда будет прав. Его мнение правдиво лишь с большей вероятностью, чем мнение простого человека. Основной принцип здесь — так называемое вероятностное мышление, наша способность предсказывать правду настоящего и будущего, ориентируясь на ограниченную информацию. По этой причине учёный, изучающий аутизм, с большей точностью может предсказать последствия вакцинации, чем человек, который провел последние 10 часов, изучая «вакцины и аутизм» в Google.

Но большая вероятность того, что эксперт окажется прав, не означает, что мы во всём должны полагаться на его мнение. Во-первых, исследование показывает, что эксперты действительно лучше распознают истину, но лишь в стабильных, значит, предсказуемых условиях. Кроме того, им нужно предварительно изучить предсказуемые аспекты среды. Во-вторых, уже другое исследование предполагает, что идеологическая предвзятость может оказывать серьезное негативное влияние на способность эксперта делать точные прогнозы. В-третьих, денежная мотивация может сподвигнуть эксперта проводить анализ, выгодный его спонсору.

Однако, несмотря на склонность отдельного учёного совершать ошибки, научный консенсус, в целом, ошибается редко. Учёные награждаются деньгами и повышенной репутацией за отыскивание погрешностей своих коллег. Исходя из этого, если явное большинство научного сообщества приходит к единому мнению – при условии существования научного консенсуса, – то это является индикатором соответствия их мыслей в реальности.

Интернет для дезинформации

Возросшая популярность интернета, и, в последнее время, социальных сетей, объясняет факт снижающейся уверенности экспертного мнения в глазах публики.

Во времена без интернета доступная публике информация по любой теме поступала из научного сообщества. Например, ученых, специализирующихся на аутизме, приглашали на интервью в ведущие СМИ, большие издательства выпускали их книги, они писали энциклопедические статьи.

Интернет дал возможность каждому публиковать свой контент, давая доступ людям к любым источникам информации. С одной стороны, подобная свобода раскрепощает и придает сил, и Википедия становится прекрасным примером тщательно организованного и точного в отношении большинства тем ресурса. С другой стороны, любой может опубликовать ошибочные предположения о том, как связаны вакцинация и аутизм. И если у этого человека есть знания о поисковой оптимизации или деньги для вложения в рекламу, он может распространить свои блоги на весь интернет.

К сожалению, исследования показывают, что люди не могут до конца отличить дезинформацию от правдивой информации. Подобное неумение несёт за собой реальные последствия: только подумайте о том, что американцы поверили 75% сфабрикованным материалам о Президентских выборах в США в 2016 году. Чем больше человек встречает дезинформации, тем выше его шанс поверить в это.

Фиктивные блоги плохи сами по себе, но подъём средств массовой информации лишь ухудшает ситуацию. Многие люди делятся новостями, даже не читая их содержания, оценивая качество статьи по её заголовку и прилагающейся картинке. Неудивительно, что исследования утверждают, что дезинформация распространяется в 10 раз быстрее, чем новости правдивые. В конце концов, создатели фальшивых новостей свободно могут добавить заголовки и изображения любого сорта, в то время как заслуживающие доверия ресурсы должны придерживаться чётких правил, когда дело касается оформления материала.

Эти проблемы ? результат катастрофической смеси того, как действует человеческое сознание, и интернета. Мы все страдаем от таких ошибок мышления, как, например, склонность к подтверждению своей точки зрения.

До интернета мы получали информацию из ведущих СМИ и энциклопедий, которые отбирали информацию за нас, чтобы удостовериться, что она исходит от экспертов, минимизируя влияния когнитивных искажений. Практически полное отсутствие контроля в наши дни означает, что нам приходится выбирать информацию, исходя из наших собственных взглядов и убеждений, а не фактов. Более того, некоторые игроки на мировой арене используют дезинформацию в качестве инструмента для влияния над общественным мнением.

Огромный разрыв в мнениях ученых и общественности о таких вещах, как изменение климата, ГМО, эволюция и вакцинация, служит одной из проблем, вызванной дезинформацией и недоверием к науке. Результатом подобного недоверия становится непоправимый ущерб нашему обществу: от вспышек предотвратимых заболеваний до разрушительной государственной политики.

Что мы можем сделать?

К счастью, существуют меры, которые мы можем предпринять, чтобы ответить кризису недоверия к науке и научному сообществу.

Например, мы можем повысить роль науки в нашем обществе. Движение «Марш за Науку» ? прекрасная попытка сделать это. Прошедший впервые на День Земли в 2017 году и повторённый в 2018, этот Марш включал в себя людей, собирающихся на улицах, чтобы воспеть науку и подтолкнуть к государственной политике, основанной на доказательствах. Другой пример ? Стратегическая Сеть Ученых, попытка поддержать учёных в популяризации их исследований для широкой публики и связать их с правительственными структурами.

Мы так же можем бороться с дезинформационным бедствием. Правительства многих стран стараются сражаться с фальшью. И, пока федеральное правительство США не сумело справиться с поставленной задачей, некоторые штаты предприняли меры по медиаграмотности, поддерживаемые обеими партиями. Кроме того, многие независимые организации осуществляют попытки борьбы с дезинформацией.

The Pro-Truth Pledge объединяют усилия в борьбе против дезинформации и отстаивании научных взглядов. Основанная группой ученых-экспертов (в том числе и мной) и обеспокоенных граждан, эта присяга призывает публичных фигур, организации и простых граждан соблюдать перечисленные на сайте 12 правил поведения, которые поведенческие исследования связывают с правдивостью. Подписавшиеся представляются к ответственности через краудсорсинговые и оценочные механизмы и получают репутационные награды за ответственное отношение к делу. Научный консенсус служит основной мерой уровня доверия, а присяга призывает подписавшихся признавать мнения экспертов как вероятно более правильные, тогда как факты подвергаются сомнению.

Более 500 политиков приняли данную присягу, из них законотворцы штатов Эрик Нельсон (Пенсильвания), Огден Дрискель (Вайоминг) и члены Конгресса США Бето О’Рурк (Техас) и Марша Фадж (Огайо). Два исследования в Университете штата Огайо, с серьёзным статистическим влиянием, показали эффективность в изменении поведения участников на более правдивое. Следовательно, принести присягу самостоятельно, призывать своих знакомых и выбранных вами людей в качестве представителей, пойти на подобный поступок ? это простое действие в борьбе с дезинформацией и в продвижении науки.

Я мечтаю, что, однажды, дети не будут болеть корью из-за того, что их родители доверились какому-то блогеру, а не обширным научным исследованиям. Я мечтаю, что в школах будут обучать медиа-грамотности, и люди будут знать, как анализировать весь поток информации, который на них обрушивается. Я мечтаю, что каждый из нас будет знать о когнитивных искажениях и будет осторожным с ними. Я мечтаю, что растущее недоверие к науке и экспертам будет казаться плохой идеей. Я мечтаю, что наши внуки не поверят нам, когда мы расскажем о том, как плохо было раньше.

А воплотить эти мечты в жизнь возможно только в том случае, если каждый из нас будет с большим вниманием относиться к науке и поиску истины, пока мы не скатились еще ниже по этому скользкому склону. Наши информационная экосистема и механизмы надежности сломаны. Лишь треть американцев доверяет ученым, а большинство людей не могут отличить истину от фальши в сети. Нехватка доверия к науке и слепая вера навязчивым распространителям дезинформации являются, возможно, наибольшей угрозой для общества в наши дни. И, если мы не отойдем от края этой пропасти, то наше будущее не превратится в мечту; оно станет для нас ночным кошмаром.

Переведено специально для журнала «Скептик».


Источник: m.vk.com



Поддержи проект ai-news рублем. Машины верят в тебя! >>



Комментарии: