Внутренняя сонастройка: зеркальные нейроны, резонанс и внимание к намерению

МЕНЮ


Искусственный интеллект. Новости
Поиск
Регистрация на сайте
Сбор средств на аренду сервера для ai-news

ТЕМЫ


Новости ИИРазработка ИИРабота разума и сознаниеВнедрение ИИРобототехника, БПЛАТрансгуманизмОбработка текстаТеория эволюцииДополненная реальностьЖелезоКиберугрозыНаучный мирИТ индустрияРазработка ПОТеория информации

Авторизация



RSS


RSS новости

Новостная лента форума ailab.ru

Внимательность предусматривает сонастройку внимания с нашим собственным намерением. Конечно, внимательность сама по себе — состояние преднамеренное (интенциональное, или целенаправленное), поэтому определение выглядит несколько вычурным: намерение обратить внимание на намерение поддерживать внимательность. Это напоминает петлю повторного входа ментального подкрепления, лежащего в основе непосредственного переживания, — намерение внимать намерению.

С точки зрения теории сложности такие резонансные состояния создают особое условие, в котором система, как считается, движется в направлении максимальной сложности. В том, что касается межличностных отношений, мы изучаем способ, каким два человека относятся к намерениям друг друга в процессе сонастройки. Математическая теория вероятностей, подкрепляющая такой взгляд, утверждает, что, когда открытая система движется в направлении повышенной сложности в рамках подобного сонастроенного и резонансного состояния, ей свойственны наибольшая стабильность, гибкость и адаптивность. Если мы добавим к этому другие черты связности (когерентности) и энергии, то станем гибкими, адаптивными, связными, энергичными и устойчивыми. Само слово связность (когерентность) предполагает наличие следующих черт: связи, открытости, гармоничности, вовлечённости, восприимчивости, эмерджентности, ноэтичности, сострадания и сопереживания. Термин эмерджентность используется для описания каких-либо новоообразований, имеющих качество новизны и свежести, тогда как ноэтичность указывает на нашу способность к глубинному подлинному знанию в результате процесса ноэзиса, или «умозрения».

Существует набор нейронных сетей, система зеркальных нейронов, которые связывают сенсорные и двигательные области, создавая представление об интенциональных состояниях, или состояниях сознательной намеренности. Эта система, наряду с такими областями, как островок, верхняя височная кора и срединные префронтальные области, образует взаимосвязанный «резонансный контур». Резонансные контуры, как было обнаружено, не только кодируют намерение, но и реализуют человеческое сопереживание и участвуют в эмоциональном резонансе — результате межличностной сонастройки.

Система, зеркально отражающая сознание

Всё началось с того, что итальянские учёные исследовали премоторную область коры головного мозга обезьян. Когда подопытная обезьяна ела арахис, они наблюдали активность одного нейрона, регистрировавшуюся имплантированным в него электродом.

Именно такой реакции ожидали, и зарегистрированные импульсы никого не удивили. Однако то, что произошло потом, изменило представления о нейрональных механизмах сознания. Когда обезьяна наблюдала, как кто-то другой ел арахис, регистрировался импульс у того же самого двигательного нейрона! Это позволило предположить, что двигательный, или моторный, нейрон в лобной доле мозга был связан с воспринимающими областями его задней части — в данном случае с нейронами зрительной коры. Это был по меньшей мере образец сенсомоторной интеграции — интересный, но отнюдь не сенсационный. Сенсационность, однако, заключалась в том, что эта интегрирующая система активируется только в том случае, когда наблюдаемое движение является целенаправленным. Если вы просто помашете рукой перед глазами обезьяны, то никакой активации зеркальных нейронов не произойдёт. Свойство зеркальности предполагает, что выполнение или наблюдение преднамеренного действия, целенаправленного поведения активирует этот набор контуров: обезьяна видит, обезьяна делает.

Когда Марко Якобони и другие, включая и первопроходцев — Риццолатти и Галлезе, открыли эти зеркальные свойства у людей, стало ясно, что человеческий мозг создаёт репрезентации других сознаний. На нейрональном уровне мы запечатлеваем в мозге не просто то, что физически видим, но и сознательное намерение, которое, как мы представляем, возникает в сознании другого существа. Это большая новость: зеркальные нейроны демонстрируют глубоко социальную природу нашего мозга.

Зеркальные свойства нервной системы проливают важный свет на исследования природы культуры и на то, как совместное ритуальное поведение в семьях, школах и более крупных сообществах делает нас способными резонансно сонастраиваться с состояниями других людей, включая их намерения.

Якобони распространил эти идеи на исследование способности к сопереживанию, или эмпатии. Он и его коллеги смогли показать, что система зеркальных нейронов, локализованная в разных областях коры — например, в лобной и теменной долях — и связанная проекционными путями с верхней височной областью, не только способна репрезентировать состояния преднамеренности у других, но и опосредовать основополагающие механизмы эмоционального резонанса, который так важен в межличностных отношениях.

Эти явные, внешние корковые процессы восприятия и репрезентации, или отображающего представления, намерений связываются с более глубокими центральными областями (лимбической областью, где обрабатываются эмоции) и с островком, вызывающим изменения в физическом самочувствии. Островок служит информационным путём, отвечающим на активацию зеркального нейрона, возбуждением импульсации на периферию организма и в лимбическую систему, где происходит повторение того, что наблюдающий видит в другом человеке. Островок связывает активацию зеркального нейрона в ответ на изменения физического и эмоционального самочувствия — в науке это называется эмоциональным заражением, а в обычной жизни — эмоциональным резонансом.

Для того чтобы воспринимать сигналы от другого человека, мы пользуемся первыми пятью чувствами. Потом система зеркальных нейронов воспринимает эти «интенциональные состояния» (то есть сознательно целенаправленные, преднамеренные состояния) и через островок изменяет состояние лимбической системы и соматическое состояние, для того чтобы сделать их такими же, как у другого человека. Это и есть сонастройка, и именно она создаёт эмоциональный резонанс. Система зеркальных нейронов взаимодействует непосредственно с островком и другими участками, например с верхней височной корой, создавая то, что называют «резонансным контуром». Зеркальные нейроны непосредственно связывают восприятие и двигательное действие и тесно взаимодействуют с упомянутыми областями для создания функционального контура, порождающего поведенческую имитацию, аффективный и соматический резонанс и сонастройку интенциональных, или преднамеренных, состояний. Входы этих процессов непосредственно влияют на срединные префронтальные области, которые тоже становятся частью резонансного контура.

Эмпатия влечёт за собой эти соматические и лимбические изменения в ходе процесса, называемого интероцепцией — видом чувствительности, которая позволяет нам воспринимать состояние внутренней среды организма, то есть осуществлять то, что мы назвали шестым чувством. Поскольку мы пользуемся префронтальной корой для того, чтобы осуществлять интероцепцию через входы от островка (служащего релейной станцией при передаче данных от лимбических отделов и представительств тела), постольку мы приобретаем способность осуществлять гипотетические функции интерпретации сдвигов состояния и приписывания их другим. Интероцепция, интерпретация и приписывание — предполагаемые этапы эмпатии, осуществляемой префронтальной областью, согласно «островковой гипотезе», предложенной Якобоини и его коллегами.

По меньшей мере эти открытия подтвердили интуитивные предположения клиницистов о том, что отношения с другими играют фундаментальную роль в личной жизни и поддержании её благополучия. Однако эти данные, кроме того, достоверно подтвердили важность сонастройки с собственными внутренними состояниями, открывающей возможность сонастроиться с внутренними состояниями других людей. Именно здесь наблюдается взаимопересечение внимательности, эмпатии и интероцепции. Все эти части целого взаимно усиливают друг друга.

Открытие зеркальных нейронов выявило также способы, каким наш мозг создаёт представления о состоянии сознания других людей. Это очень важный взгляд на то, как мы связаны друг с другом в ментальном аспекте реальности — нашим седьмым чувством — умозрением (mindsight).

Сопереживание требует от нас рефлексии своих внутренних состояний. Создание системой зеркальных нейронов и связанных с ней областей эмоционального резонанса сдвигает состояние лимбической системы и корковых представительств тела так, что префронтальная область, регистрируя ухудшение, порождает реакции сострадания и эмпатии. Когда мы ощущаем этот резонанс и осознаём свою сонастроенность, то, вероятно, делаем это за счёт восьмого чувства, которое позволяет нам чувствовать состояние этого резонанса отношений. Таким образом, резонансный контур вовлекает все восемь чувств и участвует в создании связного и цельного состояния сознания.

Участвуют ли зеркальные нейроны во внимательности?

Четыре взаимосвязанных измерения зеркальных нейронов нашего социального мозга и связанных с ним областей, входящих в резонансный контур, допускают, что вся эта система также участвует в переживании внимательного осознавания.

Социальные контуры и личная рефлексия

Самое разумное, что мы можем в первую очередь предположить, — это то, что мы используем социальные контуры мозга для создания состояний внимательного сознавания. Учитывая, что наша видовая эволюция подвергалась мощному влиянию общественного образа жизни и необходимости выживания, было бы вполне резонно предположить, что эти социальные сети возникли задолго до того, как у нас «появилось время» на внутреннюю рефлексию относительно нашей жизни.

Наш мозг — это социальный орган тела, и тот способ, каким человечество до сих пор выживало, связан с теми путями, какими мы пользовались для поддержания общественной формы бытия. Возможно ли, что этот социальный мозг встроен и в то, как мы живем в одиночестве? Определённо, такие психологи, как Лев Выготский, и такие писатели, как Джон Дьюи и Джордж Герберт Мид, отстаивали идею социальной природы нашего сознания в первой половине ХХ века. Дьюи и Мид обсуждали важность рефлексии в нашей общественной жизни. Дьюи (в 1933 году) даже ввёл термин рефлексивный интеллект, с тем чтобы обозначить способ, каким мы пробуждаем разум и перестаем жить на автомате. Другими словами, эти авторы утверждали, что мы используем общественное для вовлечения в личностное.

Недавние работы, основанные на данных визуализации центральной нервной системы, позволяют предположить, что наша способность представлять себе собственные ментальные процессы и процессы других людей с использованием умозрения тесно связаны и переплетены друг с другом. Эти данные поддерживают представление, что наша нервная система внедряет ощущение другого в контуры, похожие на те, которые мы создаём для ощущения самих себя.

Таким образом, стоя на плечах гигантов, мы можем смотреть вперед и представлять себе, что социальная природа нашего мозга имеет какое-то отношение к его работе в одиночестве — например, в те моменты, когда мы погружены в практику внимательного осознавания.

Обращение внимания на намерение

Вторая важная идея, указывающая на возможную роль социально ориентированных зеркальных нейронов и верхних отделов височной коры, даёт нам возможность создавать карты намерения. В социальном окружении мы картографируем намерения других. Но что если мы допустим, что те же самые резонансные контуры дают нам возможность строить карты собственных интенциональных состояний, то есть состояний намерения? Внимательность включает в себя любопытное, открытое, признающее и любящее отношение к осознаванию сознавания. Кроме того, мы фокусируем внимание и на состояниях намерения. Так мы активируем нашу гипотетическую систему «самововлечения», которая даёт возможность быть восприимчивыми к собственному непосредственному опыту и настраиваться на самих себя из мгновения в мгновение.

Понимание прозрачных-незримых и видимых-зримых процессов помогает объяснить этот феномен. Когда ментальная активность возникает без восприятия её как события сознания, она называется прозрачной, или незримой. Если же метапознание позволяет нам ощущать эту ментальную активность как продукт сознания, то мы называем такую активность видимой, или зримой. Углубление осознавания процесса, такого как представление о намерении, повышает чувствительность нашего сознания и запускает метапознавательный процесс, позволяющий распознать этот опыт именно как ментальную активность. Теперь мы знаем, что на самом деле можем чувствовать внутренние представления (репрезентации) в виде ментальных карт: именно так и получается, что то, что прежде было прозрачным, незримым чувством чего-то смутного, становится видимым и зримым процессом репрезентирования и наблюдается как ментальная функция, активность сознания. Превращение прозрачного, незримого процесса в видимую активность — один из способов описать мудрость различения.

При должной практике и грамотном руководстве мы можем научиться осознавать содержания сознания в качестве того, чем они в действительности являются: в качестве ментальных содержаний. Когда мы внутренне настраиваемся на самих себя, наши состояния намерений, наши интенциональные состояния становятся видимыми. Это внимание к намерению может прямо вовлекать зеркальные нейроны и верхнюю височную кору.

Внутренний резонанс

Третье измерение, указывающее на возможную роль зеркальных нейронов, — это их гипотетическая роль в создании эмоционального резонанса. Резонанс — это основополагающий механизм сонастроенной и отрегулированной коммуникации между родителями и детьми в условиях прочной и безопасной привязанности. Внимательное осознавание можно рассматривать как параллельную форму внутриличностной сонастройки. Если это так, то возможно, что наши собственные зеркальные нейроны и связанные с ними области, используемые в межличностном общении, могут резонировать и с нашими состояниями. Как внутриличностные, так и межличностные формы сонастройки способны вовлекать систему зеркальных нейронов в более крупных резонансных сетях, которые, предположительно, могут охватывать островок и верхние отделы височной коры, а также некоторые участки срединной префронтальной коры.

Если сонастройка на самом деле — центральный механизм внимательности и привязанности, то она поможет объяснить, почему функция срединной префронтальной коры может подойти как для обеспечения устойчивой привязанности, так и для практик внимательного осознавания. Срединная префронтальная кора получает входы через островок от лимбического и соматического резонанса, опосредованного системой зеркальных нейронов. Это те самые области, которые, по данным Лазар и её сотрудников, претерпевают утолщение у индивидов, регулярно занимающихся практиками медитации внимательности.

Сенсорные последствия двигательных актов

Четвёртый аспект работы зеркальных нейронов — это малоизвестный аспект, делающийся очевидным при анализе его актуальных проявлений в работающем мозге. В сущности, связь чувствительных областей с премоторными областями даёт возможность восприятию целенаправленного акта связываться с подготовкой и эффектом предшествования или предвосхищения (прайминга), осуществляемыми в планирующей премоторной зоне мозга. Этой связью выступает репрезентация намерения.

Репрезентация намерения, по мнению многих исследователей, — ядро возникновения эмоций. Таким образом, то, как мы сонастраиваемся с намерениями друг друга, внушает нам чувство эмоциональной близости. То, как мы сонастраиваемся с собственным состоянием, понимая свои намерения, создаёт внутреннюю эмоциональную близость — мы становимся «лучшими друзьями самим себе». Именно эта внутренняя сонастройка создаёт отчётливое ощущение связного и цельного сознания.

Использованные материалы:

postnauka.ru/longreads/56508



Поддержи проект ai-news рублем. Машины верят в тебя! >>



Комментарии: