Основатель ABBYY Давид Ян — о «злом» искусственном интеллекте и рецепте мирового лидерства

МЕНЮ


Искусственный интеллект. Новости
Поиск
Регистрация на сайте

ТЕМЫ


Новости ИИРазработка ИИРабота разума и сознаниеВнедрение ИИРобототехника, БПЛАТрансгуманизмОбработка текстаТеория эволюцииДополненная реальностьЖелезоКиберугрозыНаучный мирИТ индустрияРазработка ПОТеория информации

Авторизация



RSS


RSS новости

Новостная лента форума ailab.ru

Говорим «технологические тренды» — подразумеваем «искусственный интеллект», «машинное обучение» и «большие данные». Давид Ян — человек, который 20 лет назад сделал состояние на том, что научил машину распознавать и переводить тексты. А потом создал еще с десяток стартапов, которые использовали возможности больших данных и нейросетей в самых разных областях — от маркетинга и управления персоналом до ресторанного бизнеса. Впрочем, сам Ян говорит, что конечная цель всех его проектов — помочь людям лучше узнать друг друга. И утверждает: удовлетворение тяги людей к общению и поиск решений на стыке разных дисциплин — и есть рецепт гениальной идеи. В разговоре с «Хайтеком» Ян рассказал, сколько такая гениальная идея стоит (нисколько), как отличить тренд от хайпа (никак) и почему надо научиться проигрывать, чтобы стать мировым технологическим лидером.

Как стать мировым лидером: открыться миру и позволить себе ошибаться

В России огромное количество умных людей, высококлассных инженеров — это уникальное явление. Несмотря на все постсоветские турбуленции, несмотря на то что люди разъезжаются по всему миру, Россия остается этакой кузницей — уж не знаю, благодаря сильному образованию или чему-то еще. В США, в Кремниевой долине очень высоко оценивают интеллектуальные способности российских инженеров.

Наличие классных инженеров, наложенное на усилия последних лет по созданию экосистемы технопарков — Сколкова, технопарков в Татарстане, Новосибирске и др., — постепенно начинает давать плоды. Кремниевая долина тоже развивалась не сразу — она началась со Стэнфордского индустриального парка. Большим компаниям — Hewlett-Packard, Intel — уже больше 70-ти лет.

России, мне кажется, важно одно: интегрироваться в мировую экосистему технологического предпринимательства, бизнес-экосистему. Долгое отключение России от мировых каналов, конференций, бизнеса, инвестиционных средств действительно со временем может сказываться негативно — в этом я абсолютно уверен.

Не принято сейчас разрабатывать «все свое», просто не принято. Принято брать лучшее, что есть в мире, и дорабатывать. Брать технологии open source или по лицензии, создавать еще более сильные технологии и, опять же, открывать к ним доступ или лицензировать. Вот таким образом можно двигаться семимильными шагами, постоянно ускоряя развитие. А придумывать все «свое» — неэффективно и некомильфо.

Интеграция — фактор скорости развития: важно, чтобы российские инженеры публиковались и читали на английском, а лучше еще и на китайском. Есть такая полушутка: почему в области ИИ Китай развивается быстрее, чем США? Потому что китайские data scientists читают статьи, вышедшие на английском и на китайском, а американские — только на английском. Это действительно так: надо максимально читать, публиковать, питчить свои стартапы в международных акселераторах, потому что из них компании выходят с совершенно другим уровнем зрелости.

И наоборот — создать условия, при которых иностранные бизнесмены, инженеры и ученые захотят и будут приезжать в Россию. Так, как это было 100 или 200 лет назад, когда иностранцы, работавшие в России, способствовали ее бурному развитию в науке и других областях. Обмен информацией и талантами — это ключ, это успех. Лидерство появляется там, где есть большая концентрация талантов и открытый обмен информацией.

Российским стартапам нельзя думать только о российском рынке, потому что это всего 1-2% от мирового ВВП. Невозможно сделать серьезные прорывы, сидя только в песочнице размером с 2% мира! Почему Израиль стал мировой столицей предпринимательства и инноваций? Потому что каждый стартап там сразу думает о глобальном рынке. Вот так же нужно думать российским стартапам.

Другая особенность инновационной экосистемы — толерантность к ошибкам. Когда ты занимаешься исследованиями, у тебя на один успех девять провалов и вопрос не в том, чтобы их избежать, а в том, чтобы эти девять провалов прошли быстро и с минимальными потерями для инвестора и команды. Люди, которые много раз провалились — если понятны причины провалов и сделаны выводы, — считаются более опытными. В России к провалам другое отношение — здесь принцип fail fast («проваливайся быстрее») даже на язык не ложится.

Плата за комфорт: утечки личных данных и «восстание» машин

Последний скандал с Facebook в некотором смысле раздут журналистами. Но реальности все гораздо «хуже». Потому что не только Facebook, но и Google, и Apple владеют неимоверным количеством информации о людях, делятся этой информацией с властями — и люди с этим согласны. Контроль со стороны государства может защитить, а может и навредить — таковы правила игры в большинстве стран мира. Я считаю, общество должно найти золотую середину между безопасностью и комфортом.

Открытость информации и потенциальные утечки — плата за комфорт. Умный календарь подсказывает тебе, когда пора ехать на важные переговоры, но для этого надо поделиться с ним информацией о своих встречах.

Опасения относительно искусственного интеллекта обоснованны — они связаны в первую очередь с тем, что новые модели искусственного интеллекта появляются при участии старых. Одни нейронные сети порождают другие — более совершенные. И мы не можем исключить ситуации, когда в попытке решить какую-то полезную задачу искусственный интеллект породит эволюционные ветки, враждебно настроенные по отношению к человеку. Так происходит в естественной среде — пытаясь создать полезные виды бактерий, человек иногда создает патогенные. Например, бактерия, созданная, чтобы поедать пластик на свалках, начинает поедать пластик в деталях самолета.

Можно следить за искусственным интеллектом «сверху», на уровне государств. Можно — «снизу», на уровне самих разработчиков. Государства могут приравнять враждебный ИИ к оружию массового уничтожения. Ученые — отслеживать появление потенциально враждебных для человека нейросетей и купировать их деятельность. Как именно человечество будет балансировать между этими двумя вариантами решения, покажут ближайшие 30-50 лет.

В любом случае не стоит ожидать, что искусственный интеллект станет «центральным мозгом»: принятие решений остается за людьми. Именно они должны быть «коллективным разумом» любой организации.

Принимать решения должны не столько менеджеры, сколько сами сотрудники. Бизнес развивается с такой скоростью, что согласовывать все решения с единым центром невозможно. Тренд на удаленную, распределенную работу приводит к тому, что централизованным организациям становится все сложнее вовлекать сотрудников и передавать знания. Каждый сотрудник сам должен в необходимой мере быть центром принятия решений, а организация должна уметь делиться информацией, обучаться на чужих и своих ошибках и помогать сотрудникам работать слаженно.

Проекты Давида Яна

Давид Ян известен как основатель компании ABBYY, которая разрабатывает решения в области интеллектуальной обработки информации, распознавания текстов и потокового ввода данных (в 2015 году ее выручка оценивалась в $100–200 млн в год). Отойдя от операционного управления компанией, он создал еще «около десяти стартапов», к которым относятся:


Cybiko


Первый в мире карманный коммуникатор, во многом предвосхитивший современные социальные сети и технологию геопозиционирования. К концу 2000 года было продано более 250 тыс. устройств, но из-за краха доткомов компания была продана, а команда распалась на несколько компаний.


Один из самых ярких проектов. В 2000 году, задолго до What’s App и Tinder мы создали устройство, которое позволяло пользователям создавать профили, находить друг друга, чатиться — всё это без мобильного интернета, на радиосетях. Мы продали за 4 месяца четверть миллиона устройств, нас узнавали на улицах. У всех, кто участвовал в этом проекте, самые светлые воспоминания о нем.



iiko


Система управления ресторанным бизнесом. Работает в 22 тыс. ресторанов в 29 странах мира (в России — в сетях «Папа Джонс», Prime, «АндерСон», «Жан-Жак», Pizza Hut, ряде ресторанов Novikov Group и др.).


Один из самых неожиданных проектов. К моменту, когда я начал им заниматься, у меня было немного странное сочетание знаний: я в качестве хобби закончил курсы бариста, официантов, шеф-поваров, управляющих. А у моего партнера Макса Нальского был уникальный опыт создания облачных финансовых систем. Мы с ним в шутку решили: «Хотим создать лучшую в мире систему управления рестораном». Это одна из немногих систем, которая использует ИИ — например, распознает девиантное поведение на видео с камер наблюдения.



Plazius


Отпочковавшаяся от iiko программа лояльности Plazius. Позволяет расплачиваться в ресторанах по коду из чека (без необходимости вводить пин-код карты) и оставлять чаевые прямым переводом официанту. Доступна более чем в 1,3 тыс. заведений в России («Жан-Жак», «Андерсон», «Кофе Хауз», Coffee Bean, «Хлеб Насущный» и др.). По данным компании, сейчас в системе 11 млн зарегистрированных пользователей.


В Америке есть системы, которые реализуют отдельные функции: одни умеют заказывать доставку, другие — делить чек на троих посетителей, третьи — оставлять чаевые. Но единой системы нет, и нет такого проникновения: Plazius используют 11 млн человек в России, а теперь, когда контрольный пакет компании приобретен Сбербанком, появилась возможность встроить его прямо в Сбербанк-онлайн и получить доступ к 20 млн пользователей и 80% ресторанов и гостиниц.



Yva


Сервис, созданный с использованием нейросетей, который анализирует коммуникацию внутри компании. Руководителям помогает решать возникающие конфликты, сотрудникам — повышать личную эффективность. Сейчас находится на стадии тестирования, презентация состоится этой весной.


На этот проект я сейчас трачу большую часть своего времени. Это такой ящичек с нейросетью, который подключается к корпоративной почте и «читает мысли». Он анализирует коммуникацию в компании и может разрешать конфликты, повышать результативность сотрудников, предсказывать, когда кто-то собирается уволиться. Анализирует поведение лучших людей в компании, в индустрии, и каждому сотруднику дает еженедельные короткие рекомендации для повышения личной эффективности, например: «А знаешь ли ты, что лучшие продавцы отвечают на письма клиентов в среднем за 19 минут, а твой средний ответ за последний год составляет 2 дня 4 минуты?» Каждую неделю предлагает составить мини-отчет: «Твоя вовлеченность за эту неделю составляла столько-то, что в среднем выше, чем по году. Пожалуйста, поделись, что удалось, что не удалось» — тем самым помогает планировать дела и расставлять приоритеты. И помогает сотрудникам исправлять еще не совершенные ошибки — например, по контексту определяет важность письма и может напомнить сотруднику, мол, у тебя было письмо от клиента, который просил прислать материалы в течение недели, уже прошло три дня, ты так и не ответил.


От идеи до тренда, не отвлекаясь на хайп

Гениальных идей человек может придумать очень много — они приходят чуть ли ни каждую неделю. Но вопрос в ценности идеи. Раньше я говорил, что вклад идеи в успех стартапа — 5%. Сейчас, прожив несколько лет в Кремниевой Долине, склонен соглашаться с местными бизнес-ангелами и опытными инвесторами, которые считают, что сама по себе идея значит меньше 5% или вообще ничего . Главное — реализация, а реализация связана с командой.

Для реализации идеи нужны три «магических кристалла». Первый — конкурентное преимущество в способности создать продукт (владение технологией). Второй — конкурентное преимущество в способности доставить продукт потенциальному пользователю (владение каналом). Третий — конкурентное преимущество в понимании боли пользователя. Если у команды эти три конкурентных преимущества есть, тогда и вероятность успеха ненулевая. Заметьте: сама идея тут вообще отсутствует.

За время активной жизни с 20 до, допустим, 60 лет можно реализовать 6-10 идей. По моему опыту, от момента, когда ты начинаешь работать над идеей, до момента, когда со спокойной душой покидаешь созданную вокруг нее компанию, проходит в среднем 8-10 лет — хотя когда начинаешь, в очередной раз думаешь, что сделаешь все за год.

Если бы мы точно знали, где тренд, а где хайп, не было бы ни Wall Street, ни огромного числа инвестиционных институтов. Все они занимаются тем, что пытаются отличить тренд от хайпа. Когда у Facebook уже были десятки миллионов пользователей, люди все еще не понимали, что это — тренд. Есть те, кто умеет разглядеть тренд на ранней стадии, как Юрий Мильнер или инвестиционные фонды типа Sequoia, Andreessen Horowitz, NEA и др., но я уверен, что они и сами не смогли бы ответить на вопрос о том, как они принимают решения. Бизнес-акселератор Y Combinator принимает решение за 10 минут — но они пропустили через себя тысячи стартапов, выпустили множество «единорогов», у них есть большие данные о том, что выстрелит, а что нет (об этом пишут в своем эссе его основатель Пол Грэм и президент Сэм Альтман). Опыт, интуиция, общение, сопоставление ситуаций в разных индустриях. Что их всех объединяет? Они инвестируют в смежные индустрии.

Все новое и самое интересное и в науке, и в искусстве, и в технологии происходит на стыке разных областей. Айпад и Айфон появился на стыке дизайна и высоких технологий. Точно так же и AR, VR, ИИ — это все разные грани одного целого. Стыковка блокчейна с ИИ в ближайшие 30-40 лет может привести к преобразованию целых индустрий.

Вся технология занимается удовлетворением человеческих потребностей. А самая основная потребность человека, если не считать физиологические, — общение. Даже искусство — это не односторонняя передача информации, а попытка сформулировать что-то, чтобы получить ответ от зрителя. И огромное количество технологических достижений связаны именно с этой потребностью. Желание помочь людям лучше узнать друг друга проходит красной нитью и через мои проекты.

За какими проектами следит Давид Ян

Я слежу за тем, что делает партнер Gagarin Capital Partners Николай Давыдов, в частности, за проектом умного дома на базе ИИ Cherry Home.

Я слежу за Алексеем Пачиковым и его системой безопасности для частных домов (объединяет датчики движения, аварийное освещение, сигнализацию, дрон с камерой и мобильное приложение) Sunflower Home Awareness System.

Я слежу за своим сыном Микаэлом Яном и его проектом ManyChat — платформой для обработки сообщений из разных мессенджеров.

Я слежу за проектами на стыке медицины, биологии, ИИ — например, российско-американскими Denti.AI (машинное чтение рентгеновских снимков в стоматологии) и Diagnocat (машинное чтение результатов компьютерной томографии).

Я слежу за сюрреалистическим проектом удаленного присутствия токийского исследователя Дзюн Рекимото (воспроизводит мимику и речь одного человека, используя внешность и тембр голоса другого). Такое могли придумать только в Японии, но я уверен, что в ближайшие 30 лет и до тех пор, пока человекоподобные роботы не станут доступны обычному человеку, это будет обыденным явлением.

Реклама у нас:

+7 (985) 139 49 50adv@hightech.fm


Источник: hightech.fm



Поддержи проект ai-news рублем. Машины верят в тебя! >>



Комментарии: