Сети слежения: станет ли «Морской охотник» ВМФ США грозой для российских субмарин 

МЕНЮ


Искусственный интеллект. Новости
Поиск
Регистрация на сайте

ТЕМЫ


Новости ИИРазработка ИИРабота разума и сознаниеВнедрение ИИРобототехника, БПЛАТрансгуманизмОбработка текстаТеория эволюцииДополненная реальностьЖелезоКиберугрозыНаучный мирИТ индустрияРазработка ПОТеория информации

Авторизация



RSS


RSS новости

Новостная лента форума ailab.ru

2018-02-12 12:31

Военно-морской флот США приступил к испытаниям надводного беспилотника «Морской охотник». Судно достигает в длину 40 метров и способно автономно работать в течение 2-3 месяцев. Основной задачей «охотника» станет поиск современных малошумных субмарин. По словам разработчиков, новый аппарат — это ответ на создание рядом стран, в том числе Россией, тихоходных неатомных субмарин. На что способен американский беспилотник — в материале RT.

Научно-исследовательское подразделение военного флота США приступило к испытаниям надводного дрона «Морской охотник», сообщает The National Interest. Беспилотное судно было разработано в рамках проекта ACTUV (ASW Continuous Trail Unmanned Vessel), программа нацелена на создание средств отслеживания дизель-электрических субмарин возможного противника и курируется управлением перспективных исследовательских проектов Пентагона (Defense Advanced Research Projects Agency, DARPA).

Надводный «охотник» в длину достигает 40 метров, имеет водоизмещение 140 тонн и является крупнейшим беспилотным аппаратом в мире.

Сотрудники DARPA начали работу над проектом в 2010 году, доработкой и строительством аппаратов займётся Управление военно-морских исследований (ONR). Прототип судна был спущен на воду в начале 2016 года, тогда же начались предварительные испытания.

Охотник за подлодками

«Морской охотник» оснащён дизельным двигателем и способен развивать скорость до 27 узлов — это примерно 50 км/ч. На скорости в 12 морских узлов судно может пройти порядка 10 тыс. морских миль (18,5 тыс. километров), и находиться в автономном плавании до трёх месяцев. Одним из ключевых преимуществ «Охотника» военные считают дешевизну эксплуатации — на обслуживание морского дрона в сутки уйдёт 15-20 тысяч долларов. На эксплуатацию обычного эскадренного эсминца типа Arleigh Burke требуется порядка $700 тыс. ежедневно.

По словам разработчиков ACTUV, идея создания морского дрона возникла как ответ на быстрое развитие неатомных субмарин вследствие внедрения анаэробных энергетических установок. Например, в 2015 году российское ЦКБ «Рубин» завершило работу над проектом новой неатомной субмарины типа «Калина» с анаэробной воздухонезависимой силовой установкой (ВНЭУ) и литий-ионной аккумуляторной батареей (ЛИАБ).

По оценкам экспертов, благодаря этим компонентам значительно продлевается срок, в течение которого субмарина может находится на глубине без подъёма на поверхность. Стандартная дизель-электрическая подлодка вынуждена всплывать на поверхность раз в несколько дней, или же использовать на перископной глубине устройство для забора воздуха.

Субмарины нового поколения, разработка которых ведётся в ряде стран, не только способны долгое время обходится без подъёма к поверхности океана, но также отличаются бесшумным ходом.

Навигация «Морского охотника» обеспечивается аппаратурой приёма спутниковых сигналов GPS и радиолокационными станциями, а также оптико-электронной системой. Также на судне размещена станция радиоэлектронной борьбы (РЭБ), система компьютерного анализа выявленных целей и мощные системы связи для передачи собранных данных в центр. Уточняется, что характеристики имеющегося на борту гидроакустического комплекса позволят вести поиск не только подлодок, но и других объектов, например, морских мин.

Также не исключено, что в будущем «Морской охотник» будет оснащён летальным вооружением. Однако, несмотря на автономность судна, окончательное решение о ликвидации той или иной цели будет принимать оператор.

Поиск по периметру

По мнению экспертов, Пентагон сделал ставку не на совершенствование технологий, а на расширение зоны поиска.

«Принципиально новых технических решений, которые позволяли бы более эффективно искать подлодки, «Морской охотник» не несёт, — пояснил в интервью RT главный редактор журнала «Арсенал Отечества» полковник запаса Виктор Мураховский. — Всем известны физические принципы поиска субмарин: прежде всего это гидролокация, просто потому что электромагнитные сигналы практически не проходят через воду».

Соревнование между подводными лодками и надводными средствами обнаружения началось давно, с момента появления подводного флота. Борьба идёт с переменным успехом — подлодки становятся более тихими, учатся погружаться на большую глубину, а сонары становятся более «умными», появляются элементы искусственного интеллекта, отмечают эксперты.

Как пояснил Мураховский, запуск множества надводных беспилотных аппаратов с кораблей ВМС США позволит значительно расширить зону поиска.

«Каждый дрон будет работать в единой системе поиска подводных лодок, с одного корабля может быть запущен десяток таких комплексов. Естественно, это повышает шансы обнаружения судна противника. При этом «Морские охотники» могут применяться для поиска не только дизель-электрических субмарин, оснащённых ВНЭУ (воздухонезависимой энергетической установкой. — RT), но и против атомных подлодок, способных вообще не всплывать на поверхность», — добавил эксперт.

Похожей точки зрения придерживается военный эксперт Алексей Леонков. По его словам, ставка на беспилотные суда обнаружения сделана американцами из-за появления на вооружении у российского флота предельно малошумных субмарин.

«Это, например, субмарины проекта «Варшавянка», «Борей» и так далее. Это американцев очень нервирует, все известные способы обнаружения подлодок уже дают серьёзные сбои, — отметил в интервью RT Леонков. — Поэтому Пентагон сделал ставку на сети небольших дронов обнаружения, которые можно будет раскидывать по периметру движения авианосных групп ВМС США».

Расчёт сделан на то, что подлодка противника не сможет обнаружить такое беспилотное судно из-за его относительно небольших размеров. При этом Пентагон пока возлагает на беспилотные морские аппараты преимущественно охранные и разведывательные функции. Для наступления американцы располагают авианосными группами — это ключевой компонент американских ВС после ядерного арсенала.

«В этом отношении наибольшую тревогу Пентагона вызывают наши подлодки, которые называют «убийцами авианосцев», которые ещё и почти невозможно обнаружить», — добавил Леонков.

Дроновый бум

Автономные виды вооружений набирают всё большую популярность, речь идёт и о беспилотных летательных аппаратах (БПЛА), и о морских надводных и подводных дронах.

«Формально к таким устройствам можно отнести даже торпеды дальнего хода. Есть морские беспилотные катера, и уже были примеры их применения — катера йеменских хуситов атаковали и практически потопили военное судно Саудовской Аравии. И это при том, что хуситы не обладают конструкторскими или промышленными ресурсами», — пояснил Мураховский.

Впервые идея создания беспилотных устройств возникла в конце XIX века, её автором был Никола Тесла. По замыслу учёного, такой аппарат должен был управляться при помощи радиоволн, без использования «механических или электрических форм соединения». Тесла даже запатентовал своё изобретение, однако тогда эта идея не была внедрена на практике.

Тем не менее уже в 1920-х годах в СССР были созданы радиоуправляемые торпедные катера Ш-4, управление ими осуществлялось с гидросамолетов МБР-2. В 1944 году немецкие конструкторы создали радиоуправляемые брандеры Ferngelenkte Sprenboote (брандер — «одноразовый» катер, гружёный взрывчаткой, который должен протаранить и потопить корабль противника. — RT), параллельно разработкой управляемых средств подрыва вражеских судов занимались Франция и США.

Сегодня выпуск надводных беспилотных аппаратов налажен во многих странах. Например, в 2013 году свой «Многоцелевой морской беспилотный комплекс» представила Белоруссия — катер, построенный с применением стелс-технологий, способен перемещаться в прибрежной зоне порядка пяти суток и развивать скорость до 100 км/ч. Аппарат был создан в кооперации с Китаем и Россией.

Иная ситуация сложилась в сфере создания подводных дронов. Как отметил Виктор Мураховский, разработкой подводных беспилотников сегодня занимаются лишь страны, уже лидирующие на рынке ВПК.

«Главная проблема подводных беспилотников — каналы связи. Под водой электромагнитные сигналы не распространяются, поэтому приходится использовать либо звуковые каналы, либо автономные дроны, которые возвращаются на заданную точку. Но это направление тоже активно развивается», — подчеркнул эксперт.

Плюсы и минусы

Напомним, особую тревогу Пентагона сегодня вызывает российский проект беспилотной АПЛ «Статус-6». Речь в данном случае идёт о малогабаритном подводном аппарате, способном нести как ядерные боеголовки, так и другие виды вооружений. Впервые об этом проекте заговорили в 2015 году — информация о «Статусе-6» просочилась в СМИ и произвела большое впечатление на американских экспертов.

В обновлённой доктрине национальной безопасности США, представленной в начале 2018 года администрацией Дрональда Трампа, «Статус-6» упоминается в числе потенциальных угроз.

В интервью The National Interest бывший офицер подводного флота США Брайан Кларк, занимающий в настоящее время должность старшего научного сотрудника в Центре стратегических и бюджетных оценок, заявил, что США пока не располагают необходимыми средствами защиты от необитаемых субмарин.

По информации издания Discover, в октябре 2017 года в структуре ВМФ США была сформирована первая эскадра подводных беспилотников UUVRON 1 (Unmanned Undersea Vehicle Squadron 1). Сообщается, что эскадра будет заниматься разведкой и охраной военных судов, к 2020 году на их базе запланировано создание полноценных боевых машин.

Востребованность беспилотной техники военными всех стран объясняется тем, что небольшой размер таких аппаратов делает их малозаметными для противника. Беспилотные устройства сложно засечь средствами военного слежения. Однако, по мнению экспертов, у дронов есть и серьёзные недостатки.

«Главная проблема беспилотных аппаратов в целом — зависимость от каналов связи. Они подвержены воздействию средств РЭБ, возможен даже перехват управления противником. Кроме того, решение о применении дрона всё равно должен принимать человек, перекладывание таких решений на технику может привести к непоправимым последствиям», — подвёл итог Виктор Мураховский.

Источник: news.rambler.ru



Поддержи проект ai-news рублем. Машины верят в тебя! >>



Комментарии: