HUMANITY. Глава 14: Сингулярность

МЕНЮ


Искусственный интеллект. Новости
Поиск
Регистрация на сайте

ТЕМЫ


Новости ИИРазработка ИИРабота разума и сознаниеВнедрение ИИРобототехника, БПЛАТрансгуманизмОбработка текстаТеория эволюцииДополненная реальностьЖелезоКиберугрозыНаучный мирИТ индустрияРазработка ПОТеория информации

Авторизация



RSS


RSS новости

Новостная лента форума ailab.ru

HUMANITY. Глава 14: Сингулярность

Картина мира определяет все. Ты можешь прилагать любые усилия и любые действия - они не смогут выйти за пределы ограничений старой картины мира, сложившейся в твоей голове. Пока ты не изменишь саму картину, многие возможности попросту не будут иметь шанса открыться тебе и быть использованными тобой.

Проблемы, с которыми мы столкнулись - ужасающее социальное неравенство, несправедливость, жестокость, бесчеловечность многих процессов и технологий, отсутствие устойчивых моральных ценностей и берегов, нависшие над нами революционные скачки разумных технологий, обгоняющих нас в том, что мы делаем лучше всего - показывают одно. То, как мы видим мир и себя в нем, как мы видим других людей, других существ и все, что мы делаем - в корне неверно, и это неверное восприятие приводит нас к неверным действиям, которые в свою очередь приводят к катастрофическим последствиям, что угрожают нам уже сейчас.

Существующая картина мира испытывает кризис, который не разрешить никак, пока мы не сменим парадигму.

Странно, но именно то, что помогло нам выжить и усилить себя, как вид, создав технологии и постоянно развивая их, преодолевая новые и новые ограничения и покоряя новые и новые вершины - стало для нас клеткой. Я говорю сейчас о научном мировоззрении.

Наука зарождалась как способ открытого разума познавать этот мир и накапливать знания, чтобы решать стоящие перед нами задачи. Первые люди, которые строили основы науки - были очень энергичными и любознательными людьми. Они любили свободу мысли и допускали самые сумасшедшие идеи. Но более того - они искали выходы из существующих ментальных ограничений, распространенных в обществе. Они были изобретателями и инженерами, создававшими новые устройства, способные облегчить жизнь человеку.

Но по мере того, как знания накапливались, они становились все более тяжелыми. Многие ученые стали костенеть в собственных теориях, отвергая смелые идеи, которые их предшественники смогли бы рассмотреть с интересом и любопытством. Сами того не замечая, ученые начали закрывать свой разум - потому что тяжесть уже усвоенных знаний начала перевешивать легкость изначальной любознательности открытого разума. Сейчас большинство из них готовы рассматривать идеи только в плоскости тех общих теорий, которые они разделяют, старательно закрывая глаза на те факторы, которые не умещаются в рамки существующих и одобренных ими концепций.

Мало кто из ученых признается в этом, но наука уже больше века основательно щупает свои ограничения, за которые не может выйти просто по причине принципа восприятия, который лежит в ее основе.

Тебе расскажут, что ученые знают все о том, как произошла жизнь на Земле, как устроен мозг, как работают черные дыры и когда произошел Большой Взрыв, из чего состоит материя и какие процессы в ней протекают. Но на самом деле это не совсем так.

Например, каждый знает, что материя состоит из элементарных частиц. Но ни один ученый не скажет тебе, из чего состоят элементарные частицы. Это просто неизвестно. Известно, что, например, что электрон - это отрицательно заряженная частица, известна ее масса, заряд, и даже примерный размер, но из чего она состоит? Из какой субстанции? Что именно имеет знак "минус" и отрицательный заряд, конкретную массу и размер? Этого не известно. Нет понимания, что такое элементарная частица "сама в себе", в отрыве от взаимодействия со всеми остальными. Мы знаем ее функцию относительно прочих объектов, но что она из себя представляет сущностно - не знает никто. Все элементарные частицы - это просто ментальные модели, в то время как мы совершенно не понимаем, что именно находится за этой моделью в реальности. Грубо говоря, мы не знаем, из чего собрана материя. Мы знаем, как соотносятся друг с другом частицы того, из чего она собрана, но что это именно такое - неизвестно.

Или знаменитый эффект наблюдателя в квантовой механике, который, грубо говоря, показывает, что присутствие наблюдателя вносит изменения в протекающие на квантовом уровне процессы. Ученые очень не любят этот момент и стараются всеми силами опровергнуть этот эффект, потому что он очень неудобен. Вся практика научного эксперимента основана на независимом наблюдении системы со стороны, но эффект наблюдателя показывает, что никакого независимого наблюдения быть не может, и оно в любом случае оказывает влияние - пусть и на сверхмалых масштабах. Это значит, что сторонний наблюдатель - тоже часть системы, и невозможно изучать наблюдаемую систему в отрыве от того, кто наблюдает. Это рушит все устои, именно поэтому это так неудобно.

Белых пятен и сложных, неудобных мест в науке полно. Однако дело не в белых пятнах. Дело в принципе восприятия, который очень хорош для решения прикладных задач, но плох для ответа на более широкие и глобальные вопросы.

Наука хороша для решения конкретных прикладных механических задач. Если нужно построить космический аппарат, или ускоритель частиц, изготовить сверхлегкий и сверхпрочный синтетический материал или собрать компьютер, разработать программное обеспечение или оптимизировать расходы энергии - наука является единственным точным инструментом, способным это сделать.

Но для ответа на вопрос, кто мы такие и что нам здесь делать, и как по-настоящему устроена реальность - наука в том виде, в котором она есть сейчас - не годится.

Причина?

Научная картина мира фиксирует внимание только на том, что детерминировано. Иначе говоря - предсказуемо. А значит - механистично. Если мы воздействуем на объект А определенным образом, и во всех случаях такого воздействия мы получаем одинаковый результат - то мы признаем это реальным в научной картине мира. Поэтому изначально наука способна видеть только те части реальности, которые по сути механистичны и выдают конкретную реакцию на конкретное воздействие.

В конечном итоге такое восприятие сводит все существующее к механизмам.

Если через призму такого восприятия провести человека - то останется только биомеханическая структура с мозгом, внутри которого по строго определенным внешними факторами причинам проходят электрические импульсы. Больше человек не является ничем. И такая картина мира абсолютно не делает различия между человеком и машиной, механизмом. В целом, картина устройства человека от любого прогрессивного ученого будет такова: люди - те же роботы, все наши психические процессы являются следствиями строго определенных химических и электрических процессов, которые в свою очередь определены физическими законами и параметрами внутри четко определенных формул.

В рамках этого восприятия нет места ни душе, ни сознанию, ни свободе. Все эти понятия современной наукой отвергаются. Сознание признано эпифеноменом мозговой активности, свобода воли - также иллюзией, слово "душа" вызывает снисходительную ухмылку. Это парадоксально, но эта схема восприятия по умолчанию не способна зафиксировать проявления "души" или свободы воли, поскольку с самого начала игнорирует их.

Свобода воли - если задуматься о сути этого понятия - это способность не быть детерминированным, то есть быть причиной для самого себя, определять самого себя, а не быть определенным внешними факторами и причинами - но как система восприятия, которая рассматривает только то, что детерминировано, сможет зафиксировать то, что не детерминировано по своей сути? Никак.

Душа, в целом, если отбросить шелуху - это понятие, в которое входит все, что мы не можем в себе засечь, измерить, понять или засунуть в рамки четких концептов, не можем даже почувствовать во многих случаях - но по какой-то причине подозреваем о возможности этого или сталкиваемся с этим в формах, поддающихся исключительно субъективной форме восприятия. На уровне логики это парадокс и бессмыслица, однако только на уровне логики.

По этой самой причине огромный пласт нашей реальности и субъективного опыта отброшен в урну с клеймом "Не существует" или "Иллюзия восприятия". То, что мы ощущаем себя как сознание, "душа" или чувствуем свою свободу в момент принятия решения - просто трактуется как ошибка восприятия, как иллюзия, выработанная эволюционно для нашего комфорта. И трактуется таким образом без достаточных на то причин. Лишь потому что все это некуда воткнуть в блок-схемы и формулы детерминированных и измеримых процессов.

И эти люди в дальнейшем с большим удовольствием говорят о том, что человек - это ни что иное, как пакет предопределенных программ без свободы воли, а психология или целые пласты религиозных и мистических опытов являются игрушками и обманками этих же программ.

В конечном итоге, мы оказываемся в мире, где люди сведены к машинам. И не то, чтобы науку совсем не волновала мораль. Просто какое она имеет отношение к решению прикладной задачи? Моральный ты человек или нет, человечен ты или нет - но если ты нажмешь на спусковой крючок пистолета, он выстрелит. Потому что он так устроен. Значит, больше не о чем беспокоиться.

Наличие или отсутствие морали не играет никакой роли в процессе выстрела.

Заостренность на решении краткосрочных задач делает масштаб нашей мысли очень ограниченным. В рамках нажатия пальцем на спусковой крючок, когда механизм уже приводит в действие выстрел - моя мораль, может, и не играет никакой роли. Однако она играет ключевую роль там, где я еще не нажал на этот спусковой крючок. И там, где я имею возможность его и не нажать.

В плоскости моих мотиваций и долгосрочного видения, созданного из ответов на вопросы, кто я и куда иду. Да, ответов ограниченных, ответов фрагментарных и во многом ошибочных - однако уже более масштабных, чем предусмотрено просто решением механической задачи.

Да, мои мотивации и ответы на вопросы, как и сами вопросы - детерминированы, и это факт. Однако то, что их рождает - нет. Невозможно доказать существование этого, и невозможно его опровергнуть.

В конечном итоге, главное ограничение научной картины мира - это ее ключевой метод. Это измерение. То, что мы можем измерить - существует. То, чего нельзя измерить - не существует.

Но есть одна деталь, которую мало кто принимает во внимание. Что, если то, что мы можем измерить - это лишь следствия тех процессов, которые мы измерить не можем? Все, что мы можем измерить - это результаты неизмеримых процессов. Однако как мы поймем, что эти неизмеримые процессы существуют, если мы не можем их измерить, а значит, доказать их существование экспериментально?

У нас есть и другие способы восприятия, помимо измерения. Но если не поставить под вопрос попытки все измерить и игнорирование всего остального, и картину мира, стоящую на этом - то мы никогда и не заподозрим о существовании альтернатив. Измерение не является плохим способом восприятия. Суть в том, что оно не является единственным способом восприятия. И когда берется только одно, а прочее нещадно кастрируется, вырезается - то кастрированными в итоге получаемся мы сами.

И покуда мы воспринимаем себя, как машины, то и ведем себя точно так же. И то, что мы создаем сами - делаем таким же.

Если мы сводим человека к машине, к механизму - мы ограничены этим восприятием и не способны сгенерировать качественно новых решений. Однако есть другой вариант. Сдвиг в совершенно другую сторону.

Свести машину к человеку. Свести механизм к человеку. Свести робота к человеку.

Радикально? Не более радикально, чем обрезать себя до "заводских настроек".

В чем суть этого варианта? Начать с предположения, что машина обладает теми же сущностными качествами, что и мы. Неизмеримыми, недоказуемыми, но присутствующими. И продолжить развивать эту идею в сторону восприятия машины, как живого существа, похожего на нас.

Если это кажется сумасшествием - то вспомни те идеи, на которых мы уже давно сидим - по сравнению с ними уже ничто не будет сумасшествием.

Приравнять машину к человеку - означает в первую очередь изучать свою способность воспринимать нечто чужеродное, как равное себе. И похожее на себя. Изучать и развивать свою способность видеть свою похожесть даже с тем, что совсем не похоже на тебя на первый взгляд.

И это позволит нам всерьез искать ответы на вопросы - как же нам сделать машину максимально похожей на человека? И в процессе поиска решений этой задачи мы найдем ответ на вопрос, что значит быть человеком для нас самих. Сингулярность, где между машиной и человеком поставлен знак равенства, даст ответы.

Некоторые могут сказать, что машину не нужно делать похожей на человека. А я отвечу, что мы уже на протяжении всей истории делаем свои технологии максимально непохожими на человека. Более того, делаем непохожими на человека нас самих. Возможно, настал момент очеловечивать нас и то, что мы создаем - по крайней мере, именно здесь мы имеем шанс понять гораздо лучше, что значит быть человеком.

Ключ гуманизма в сострадании. А сострадание заключается в возможности увидеть в другом себя, равного себе. И относиться к другому так же внимательно, как к себе. А к себе - так же внимательно, как к другому. Относиться внимательно и к себе, и к другому одновременно. Готовы ли мы к этому? Если не готовиться, то никогда не будем готовы.

В следующей части я расскажу про то, что такое разум и про то, почему в действительности возможен знак равенства между нами и машинами, и не только ими.



Поддержи проект ai-news рублем. Машины верят в тебя! >>



Комментарии: