Виктор Мураховский: Для борьбы с дронами стоит объединить средства РЭБ и ПВО

МЕНЮ


Искусственный интеллект. Новости
Поиск
Регистрация на сайте

ТЕМЫ


Новости ИИРазработка ИИРабота разума и сознаниеВнедрение ИИРобототехника, БПЛАТрансгуманизмОбработка текстаТеория эволюцииДополненная реальностьЖелезоКиберугрозыНаучный мирИТ индустрияРазработка ПОТеория информации

Авторизация



RSS


RSS новости

Новостная лента форума ailab.ru

Новогодние праздники выдались для российских военных в Сирии крайне беспокойными.

В четверг, 4 января, Министерство обороны сообщило о гибели двоих российских военнослужащих при минометном обстреле военной базы «Хмеймим» 31 декабря. В последующие дни наблюдатели не раз фиксировали стрельбу на «Хмеймиме» самоходных зенитных ракетно-пушечных комплексов «Панцирь-С1», что расценивалось как свидетельство отражения охраной базы очередных воздушных атак террористов…

Проигрыш «чертовой дюжины»

Вечером 8 января Минобороны РФ распространило сообщение, согласно которому средствами системы обеспечения безопасности российской авиабазы «Хмеймим» и пункта материально-технического обеспечения ВМФ России в Тартусе в ночь с 5 на 6 января была успешно сорвана попытка атаки террористов с массированным использованием беспилотных летательных аппаратов. Последних насчитывалось 13 штук. Три дрона-бомбардировщика были захвачены, остальные оказались уничтожены «Панцирями» или самоликвидировались при попытке заставить их приземлиться.

После обследования захваченных беспилотных летательных аппаратов российские военные сообщили, что террористы задействовали БПЛА самолетного типа, запущенные с дальности более 50 километров. При этом использовались современные технологии наведения по спутниковым координатам GPS. Также был сделан еще один вывод, который хочется процитировать полностью.

«Подобные атаки могут осуществляться террористами с дальности около 100 километров. Инженерные решения, использованные террористами при атаке на российские объекты в Сирии, могли быть получены только от одной из стран, обладающих высокими технологическими возможностями по обеспечению спутниковой навигации и дистанционным управлением сбросом профессионально собранных самодельных взрывных устройств в назначенных координатах. Все БПЛА террористов оснащены барометрическими датчиками и сервоприводами управления рулями высоты. В самодельных взрывных устройствах террористов, прикрепленных к БПЛА самолетного типа, использовались взрыватели иностранного производства».

Виктор Мураховский: Для борьбы с дронами стоит объединить средства РЭБ и ПВО

«Панцирь» и остальные

Нельзя сказать, что Вооруженным силам РФ ранее не приходилось иметь дело с БПЛА, «демонстрирующими явно враждебные намерения». Например, весной-летом 2014 года размещенные в Крыму «Панцири» неоднократно уничтожали близ границы дроны, залетавшие в российское воздушное пространство со стороны Украины.

Позже отправленные в Сирию «Панцири» смогли эффективно защитить российскую авиабазу «Хмеймим» как от выпущенных боевиками реактивных снарядов, так и от беспилотников террористов. Только с конца марта по начало июля 2017 года «Панцири» над «Хмеймимом», Тартусом и Масьяфом «заземлили» 12 воздушных целей, в том числе 3 реактивных снаряда и 5 беспилотников.

Отметим, что по заявлениям представителей Вооруженных сил РФ и отечественного ОПК, в арсенале нашей Армии имеется довольно много средств, способных нейтрализовывать незваные беспилотники. Это комплекс радиоэлектронной борьбы «Красуха», комплекс исполнительной радиотехнической разведки «Автобаза», зенитный ракетный комплекс малой дальности «Тор», уже знакомый нам «Панцирь-С1».

Находятся в стадии доводки разработанный АО «Завод Электромаш» комплекс НРЛС («Неизлучающая радиолокационная система»), созданный КБ «Аэростат» противодроновый комплекс «Заслон», сконструированное концерном «Калашников» радиоэлектронное нелетальное оружие REX 1.

Еще одним подтверждением того, что проблеме борьбы с вражескими дронами уделяется серьезное внимание, стало создание 28 октября 2017 года в Российской армии первого постоянного тактического подразделения РЭБ по борьбе с беспилотной авиацией и опубликованная 9 января 2018 года информация о готовности Росгвардии сформировать спецподразделения для противодействия дронам.

Виктор Мураховский: Для борьбы с дронами стоит объединить средства РЭБ и ПВО

И все же вопросы остаются…

За последние годы серьезно эволюционировали не только БПЛА военного назначения. Коммерческие и бытовые дроны становятся все более технически совершенными, а также, что немаловажно, дешевыми — то есть доступными. С одной стороны, это породило модное современное хобби — видео- и фотосъемку с использованием БПЛА. С другой, возросшая доступность дронов и их технические характеристики все чаще стали привлекать людей, находившихся не в ладах с законом. Таковых нашлось немало: начиная с любителей нарушения приватности и заканчивая террористами. Бытовые дроны оказались способны не только «подсматривать» за соседями, но и нести самодельные взрывные устройства.

Если ранее террористы в Сирии лишь эпизодически использовали переделанные коммерческие и бытовые беспилотники против российских военнослужащих, то январская попытка террористов устроить массированный налет дронов на «Хмеймим» и Тартус явно открывает новую страницу в ходе продолжающейся с осени 2015 года сирийской кампании ВС РФ.

Везения не было

Ситуацию в беседе с корреспондентом Федерального агентства новостей прокомментировал полковник в запасе Виктор Мураховский, главный редактор журнала «Арсенал Отечества».

— Виктор Иванович, успешный срыв в ночь с 5 на 6 января попытки атаки российских военных объектов в Сирии, осуществлявшейся с массированным использованием БПЛА, — это закономерный итог действий ВС РФ? Или, скорее, сработал элемент везения?

— Во-первых, массированной эту атаку я бы все же не назвал. Скорее, это была попытка хорошо скоординированного по времени группового удара. Во-вторых, 13 нейтрализованных БПЛА… Какое уж тут везение? Разумеется, это закономерный итог действий дежурных средств радиоэлектронной борьбы и ПВО, которые на наших объектах в Сирии используются и работают в круглосуточном режиме. Попытка нанесения группового удара с использованием БПЛА была своевременно вскрыта.

В результате задействования средств РЭБ удалось лишить БПЛА возможности использовать GPS-навигацию, подавить каналы управления, а в нескольких случаях даже перехватить внешнее управление беспилотниками. Таким образом, часть БПЛА удалось приземлить за пределами охраняемой территории, а остальные аппараты были поражены огнем зенитных ракетно-пушечных комплексов.

— Исчерпывающе.

— Могу к сказанному добавить следующее. Малоразмерные воздушные цели, которыми являются использованные террористами БПЛА, обнаруживаются и поражаются средствами ПВО с большим трудом. Соответственно, тот факт, что попытка нанесения группового удара с использованием беспилотников оказалась успешно сорвана, свидетельствует о скоординированном и организованном эффективном взаимодействии наших систем РЭБ и ПВО.

Виктор Мураховский: Для борьбы с дронами стоит объединить средства РЭБ и ПВО

Задача ближайшего будущего

— Если раньше военных заботило противодействие беспилотникам, изначально предназначенным для выполнения боевых задач, то в последние годы военнослужащим все чаще приходится задумываться о противодействии коммерческим и бытовым БПЛА, доработанным в целях их военного применения. Коммерческие беспилотники-бомбардировщики, бытовые дроны-камикадзе, малоразмерные и достаточно доступные по цене, уже не вызывают удивления ни в Донбассе, ни в Сирии. Мало того, в своем сообщении о сорванной атаке на «Хмеймим» и Тартус МО РФ недвусмысленно указало, что использованные исламистами технологии позволяют боевикам осуществлять террористические акты с применением ударных беспилотных летательных аппаратов в любой стране. Малоразмерные БПЛА на самом деле столь опасны?

— Атаки с применением малоразмерных БПЛА действительно представляют собой серьезную угрозу. Причем не только для российских военных объектов на территории Сирии, но и для любых важных объектов жизнеобеспечения и энергетики во всем мире.

 

По направлению борьбы с атаками малоразмерных БПЛА, а особенно по направлению борьбы с атаками, во время которых подобные БПЛА используются скоординировано в виде отрядов, «стай» или «роев», как это иногда называют, необходимо создавать серьезный научно-технический задел.

— Еще в 2014 году на страницах вашего журнала «Арсенала Отечества» был озвучен следующий тезис: «Для ведения эффективного противодействия малоразмерным БПЛА необходимо создавать целенаправленную систему борьбы, включающую «активную» ее составляющую (поражение БПЛА огнем на земле и в воздухе) и «пассивную» (неогневую) составляющую». Ведется ли сейчас в России работа по созданию подобной системы?

— Да, такая работа по заданию МО РФ в некоторых наших корпорациях, предприятиях и КБ ведется. Думаю, что в свете последних событий этот процесс следует интенсифицировать. Со стороны Минобороны необходимо проводить определенный ряд мероприятий, экспериментов и испытаний именно по созданию целенаправленной системы борьбы с малоразмерными БПЛА. Например, сейчас у нас силы и средства РЭБ организационно отделены от систем ПВО. Возможно, стоит задуматься над тем, чтобы объединить их организационно в одну структуру.

— Зачем?

— Чтобы в ней на войсковом уровне были интегрированы средства как радиотехнической и радиолокационной разведки, а также радиоэлектронного подавления, так и средства огневого поражения, которые могли бы уничтожать малоразмерные БПЛА в воздухе еще до нанесения ущерба объекту. Над этим придется серьезно поработать. Причем это задача самого ближайшего будущего, над решением которой следует задуматься прямо сейчас.


Источник: riafan.ru



Поддержи проект ai-news рублем. Машины верят в тебя! >>



Комментарии: