Синдром Шарля Бонне

МЕНЮ


Искусственный интеллект. Новости
Поиск

ТЕМЫ


Внедрение ИИНовости ИИРобототехника, БПЛАПсихологияТрансгуманизмЛингвистика, обработка текстаБиология, теория эволюцииВиртулаьная и дополненная реальностьЖелезоКиберугрозыНаучный мирИТ индустрияРазработка ПОТеория информации

RSS


RSS новости

Авторизация



Новостная лента форума ailab.ru

2017-12-25 18:18

Головной мозг

В 1760 году Чарльз Лаллин начал удивлять окружающих своими рассказами о якобы посещавших его «забавных и волшебных явлениях». Состояние его здоровья встревожило внука, швейцарского натуралиста Шарля Бонне.

Дедушке, которому уже стукнуло 89 лет, мерещились люди, птицы, железнодорожные вагоны и архитектурные строения. Кроме Чарольза, их не видел никто. Эти таинственные объекты, очевидно, спонтанно появлялись всего на несколько секунд в тех кусочках окружающего мира, которые пожилой джентльмен еще мог разглядеть сквозь свою катаракту.

Дедушка Бонне не демонстрировал никаких признаков маразма — он был абсолютно нормален по всем признакам. Но вот эти галлюцинации... Более того, пожилой мужчина был полностью уверен, что странные объекты — плод его воображения. Бонне тщательно изучил все обстоятельства любопытного недуга своего дедушки; так в науке появился синдром Шарля Бонне. С тех пор были зарегистрированы многочисленные случаи проявления синдрома. Сначала это считали редкой болезнью, но недавние исследования показали, что этот феномен распространен куда шире, чем считалось еще век назад.

Для тех, кто поражен синдромом Шарля Бонне, весь мир играет яркими красками и волшебными образами. Некоторым просто видятся плоские поверхности, покрытые несуществующим декором, других посещают полноценные галлюцинации с множеством четких деталей, как в художественном фильме: они видят людей, животных, здания — в зависимости от того, что способен наколдовать их мозг. Эти изображения могут появляться всего на несколько секунд, а могут напоминать о себе регулярно в течение всего дня. Иногда образы состоят из весьма банальных объектов, но порой показывают альтернативное кино с парадоксальным сюжетом — например, как дети с гигантскими пионами вместо голов танцуют фокстрот.

Большинство людей, страдающих синдромом Бонне, — клиенты офтальмологов. Это люди, переживающие раннюю стадию потери зрения. Галлюцинации обычно начинаются, когда зрение еще присутствует, но медленно ухудшается. Однако были случаи, когда от синдрома страдали люди, у которых не было обнаружено вообще никаких отклонений по зрению. Жертвами галлюцинаций становились также и одинокие люди, ведущие затворнический образ жизни.

Суть синдрома заключается в нарушении адекватного восприятия реальности. Для больного образы, рожденные его фантазией, не менее реальны, чем поступившие от органов чувств. Даже людей с плохим зрением часто поражает чёткость этих галлюцинаций. Синдром не вызывает непонятные, размытые изображения; видения чётко детализированы и довольно часто соответствуют своей среде. Несуществующий человек может сесть и удобно устроиться на настоящем кресле, или упаковка яиц может появиться на реальном кухонном столе.

Присутствие в галлюцинациях людей – обычное явление при данном заболевании, хотя среди них редко можно заметить знакомые лица. Почти все призраки – незнакомцы. Перемещаются они в жуткой тишине и стараются установить зрительный контакт с человеком. Хотя эти поразительно реалистичные картинки обычно ничем не угрожают, от них сложно избавиться.

Точная причина появления синдрома Шарля Бонне в настоящее время не известна, но одна популярная теория предполагает, что мозг просто пытается компенсировать нехватку визуальных стимулов. У каждого человеческого глаза есть мёртвая точка, где зрительный нерв проходит через сетчатку, а зрительная зона коры головного мозга автоматически заполняет эти мёртвые точки, экстраполируя то, что должно быть там, основываясь на окружающих деталях.

Некоторые предполагают, что галлюцинации – результат тех же самых механизмов, которые отвечают за сны. Очевидно, мозгу не хватает визуальных образов в периоды сна, таким образом, можно предположить, что и сны, и галлюцинации могут быть результатом одного и того же процесса. Это когда зрительной зоне коры головного мозга не хватает стимуляции, вследствие чего мозг удовлетворяет себя, используя сохранённые образы. Это понятие поддерживают эксперименты сенсорной депривации, когда испытуемые начинают страдать от галлюцинаций, находясь в полной темноте в течение долгих промежутков времени. Но объяснение не полностью объясняет галюцинации наблюдаемые во время этого синдрома, потому что сны включают звук и ощущения, тогда как видения Бонне затрагивают только зрение.

Некоторые исследования выявили, что вероятность возникновения синдрома Шарля Бонне больше у людей с высшим образованием и у творческих натур; открытие, которое предполагает, что ассоциативные навыки креативности и интеллекта, врождённые и приобретённые, могут играть значительную роль. Это заболевание также напоминает синдром фантомной боли, когда люди с недостающими конечностями испытывают чувство, будто части их тела всё ещё на месте.

Конечно, существуют и те, кто полагает, что эти странные видения Шарля Бонне не имеют никакого отношения к страдающим от недостатка информации клеткам головного мозга, а скорее они – реальные изображения некоторой альтернативной реальности, которая параллельна нашей собственной. Теория предполагает, что люди не могут чувствовать эти параллельные реальности, потому что тонут в потоке визуальных данных из нашего собственного мира.

Некоторые страдающие синдромом Шарля Бонне в состоянии прогнать своих фантомов, изменив некоторым образом окружающую их среду, например, включив или выключив свет, хотя большую часть времени пациент находится во власти своих видений. Некоторые становятся друзьями со своими привидениями и часто ведут с ними односторонние разговоры, поскольку воображаемые гости всегда остаются безмолвными.