Машинное обучение, искусственный интеллект и прочая автоматизация умственного труда: тренды 2017 года от Андрея Себранта

МЕНЮ


Искусственный интеллект. Новости
Поиск

ТЕМЫ


Внедрение ИИНовости ИИРобототехника, БПЛАПсихологияТрансгуманизмЛингвистика, обработка текстаБиология, теория эволюцииВиртулаьная и дополненная реальностьЖелезоКиберугрозыНаучный мирИТ индустрияРазработка ПОТеория информации

RSS


RSS новости

Авторизация



Новостная лента форума ailab.ru

Директор по маркетингу сервисов «Яндекса» проанализировал произошедшие за год события в области технологий.

В декабре 2016 года я начинал рассказ именно с двух трендов в этом направлении, и тут всё сбылось. Машинное обучение, скрывающееся под броским сценическим псевдонимом «Искусственный интеллект», отлично себя проявляло в очень разных сферах. Универсальность этого метода специалистам и раньше представлялась очевидной, но всё-таки факты всегда убедительнее экспертных мнений.

На мой взгляд, крайне важна, да и внешне вполне символична победа созданной в 2017 году Alpha Zero над программами предыдущего поколения, научившимися обыгрывать людей (включая чемпионов) в го и шахматы.

Программы-предшественницы в своём обучении обязательно использовали лучшие партии, сыгранные людьми и, тем самым, учились на человеческом опыте, в некотором смысле являлись наследниками человеческих достижений, даже если потом доучивались и совершенствовались самостоятельно.

Alpha Zero не знала ничего про то, как играют люди, ей сообщили лишь правила и цель. И после недолгой (измеряемой часами, а не месяцами) тренировки в режиме «играю сама с собой» она разгромила программы, учившиеся у людей.

Для кучи формализуемых стратегических задач, очень далёких от настольных игр, это знаковое достижение: необязательно иметь возможность учить на стратегиях и действиях людей, машина сама способна изобрести самые эффективные стратегии с нуля.

Рядом с этим (и отчасти тоже в русле самообучения) лежат достижения творческие, показывающие всё большую уверенность алгоритмов в создании картин, музыки, стихов и прочих текстов.

Созданная российскими программистами нейросеть по имени Пианола сумела написать мелодию, которую захотели исполнить джазмены, изначально очень скептически настроенные по отношению к машинному творчеству. При этом сеть не пыталась подражать какому-то известному автору, она красиво импровизировала. YaC 2017 открылась музыкой, написанной нейросетью, которая подражала творчеству Скрябина.

В менее зрелищных, но куда более важных областях — промышленности и разнообразном бизнесе — машинное обучение стабильно демонстрировало успехи. Вот неполный список областей: нефтехимия, металлургия, пищевая промышленность, информационная безопасность, банковское дело. Активно работает на этом поприще, например, и наша Yandex Data Factory.

Можно было бы писать отдельную статью про достижения машинного зрения и работы с изображениями (например, в области переноса стиля и в создании беспилотных авто), но не буду, просто ещё раз повторю, что ожидания годичной давности полностью оправдались, и местами случились впечатляющие сюрпризы. В конце концов, у самого «Яндекса» появилась Алиса, хотя мы не могли её вслух предсказывать.

Высокотехнологичная медицина

Этот тренд я упоминал год назад, и в мире он в полной мере реализовался. Важнейшими вехами являются разрешения, выданные FDA (американским надзорным органом, регулирующим применение чего-либо в клинической практике) технологиям на основе всё того же машинного обучения.

Это первые шаги — но уже не в режиме тестов, а в режиме повседневной деятельности врачей — по использованию систем распознавания визуальных данных для диагностики различных заболеваний, в том числе онкологических. Фармацевтические компании тоже начали применять системы машинного обучения в разработке новых лекарств.

Медицинские технологии не ограничивались программными решениями. Экзоскелеты различного типа начали активно применяться для реабилитации больных с нарушениями опорно-двигательного аппарата (и для облегчения жизни тех, кого не удаётся вылечить).

С отечественными достижениями всё немного скромнее, но хотя бы начало положено: принят закон о телемедицине, далёкий от идеала и требующий серьёзной доработки, но уже позволяющий развиваться разным дистанционным подходам.

Аддитивные технологии

Это вполне оправдавшийся прогноз: чего только не печатали 3D-принтеры в 2017 году — от кондитерских изделий и биологических тканей до жилых домов и пешеходных мостов. Уходящий год вполне можно назвать годом, в котором не только активно печатали разные объекты, но и начали выпускать серийное оборудование для такой печати. А это и есть внедрение в промышленность.

Здесь, кстати, приятно, что российские эксперименты вызывали глобальный интерес, например, в случае с печатью жилого дома. В мире пока не очень много отраслей материального производства, где российские новинки так достойно выступают.

3D-печать за год смогла доказать свою применимость в областях, где требования к качеству материалов очень жёстки: в авиа- и ракетостроении, в фармацевтической промышленности.

Аддитивные технологии начинают понемногу быть заменой телепортации: если у вас нет возможности доставить какую-то деталь в нужное место, но в этом месте есть правильный 3D-принтер, достаточно доставить туда просто файл, а деталь распечатается на месте.

Я не удивлен, что такой подход вызывает большой интерес в применении к космическим станциям и МКС в первую очередь: туда точно нет шансов что-то доставить в любой момент для срочного ремонта.

А теперь очень хочется написать о том, что было очень серьёзным в уходящем году и что напрочь отсутствовало в годичной давности моих трендах.

Блокчейн и криптовалюты

Кажется, даже апологеты этой технологии не ожидали столь оглушительного успеха: про биткоин теперь по всему миру знают очень далёкие от технологий люди, с Виталиком Бутериным пообщался Владимир Путин, на ICO кто только и с чем только не выходит.

Мне самому представляется важным ещё один не очень публичный аспект: массовый восторг и увлечённость блокчейн-технологиями расшевелили очень консервативные, традиционные индустрии типа финансовой. Кажется, ещё ни одна технология не заставляла их всерьёз задуматься о серьёзной модернизации, причем достаточно быстрой.

И, конечно же, блокчейн все больше и больше заставляет людей задуматься об эффективности иерархических систем, которые сейчас в нашей жизни доминируют.

Очень разные традиционные общественные институты, как и очень разный бизнес, начали ощущать то же беспокойство что и банки: их незаменимость стала массово подвергаться сомнению. Блокчейн и всевозможные применения этой технологии, мне кажется, можно назвать самым ярким для общества технологическим новшеством года.

Альтернативная энергетика

Мы мало видим этих историй в России, но в разных странах в уходящем году были достигнуты важные вехи в области выработки электроэнергии с помощью возобновляемых источников.

Наконец от отдельных субсидируемых проектов такая энергетика стала переходить к промышленным масштабам (где в масштабе регионов, а где и в масштабе целых стран). Темпы ввода новых мощностей солнечной и ветровой энергетики растут, подтянулась промышленность, изготавливающая необходимые генераторы: в общем, во многих странах новая энергетика стала просто важнейшей из существующих энергосистем, а не экспериментом.

Электромобили и законодательные приговоры ДВС

В некоторых странах законодатели приняли запреты на продажу автомобилей с двигателями внутреннего сгорания, начиная с определённого года. Где-то это 2030 год, где-то — 2045 год. Но точный год — это подробности.

Общая картина выглядит так: не футурологи, а правительства подписали ДВС смертный приговор. Приговор пока отложенный, потому что никто не хочет хаоса и смерти автопрома, огромной и важной части экономики, но уже публично оглашённый.

Это важнейшее событие уходящего года, потому что перевод автомобилей на электропривод тянет за собой колоссальное количество действительно неизбежных изменений и модернизаций.

Уже очевидно, что традиционные автопроизводители не захотят уступать рынок Tesla и прочим бодрым стартапам, а значит, сами вынуждены будут модернизировать производство такими темпами, чтобы стартапы обогнать. Это интересный эффект.

А другой эффект — это изменения инфраструктуры: новые заправки, новые автосервисы, новые комплектующие и запчасти. Потихоньку, по мере вымывания автопарка, нуждающегося в жидких углеводородах, начнёт меняться и нефтехимическая промышленность. И там начнётся своя цепочка перемен.

Можно было бы много писать ещё, но главным мне кажется то, что 2017 год превзошёл ожидания в части освоения новых технологий и их влияния на нашу жизнь. Это даёт надежду на ещё более интересную жизнь в 2018 году: я думаю, что это будет год ещё более мощного и быстрого воздействия технологий на всё вокруг. Не всегда к лучшему, но болезни роста обычно излечимы.

 

Источник: vc.ru