Философия сознания: Аргумент удачи

МЕНЮ


Искусственный интеллект. Новости
Поиск

ТЕМЫ


Внедрение ИИНовости ИИРобототехника, БПЛАПсихологияТрансгуманизмЛингвистика, обработка текстаБиология, теория эволюцииВиртулаьная и дополненная реальностьЖелезоКиберугрозыНаучный мирИТ индустрияРазработка ПОТеория информации

RSS


RSS новости

Авторизация



Новостная лента форума ailab.ru

2017-12-28 22:32

Психология

Шесть передач, посвященных ключевым мысленным экспериментам в философии сознания

Аргумент удачи

Нам кажется, что свобода воли несовместима с предопределенностью. Действительно, если мои поступки определены факторами, находящимися вне моего контроля, а именно это говорит нам детерминизм, то как я могу за них отвечать? Если свобода воли очевидно несовместима с детерминизмом, то нам нужен индетерминизм, нам нужна неопределенность. Мы считаем неопределенность выбора сущностным признаком свободы. От меня зависит, каково будет будущее. Но для того, чтобы вписать нашу интуицию в научную картину мира, нам нужно признать, что неопределенность должна существовать и на каком-то физическом уровне. Если на базовом, биологическом уровне все детерминировано, то на более высоком уровне, который надстроен над базовым, ни о каком индетерминизме речи идти не может.

Зомби

Философский зомби — это персонаж мысленных экспериментов. С его помощью философы хотят показать сложность проблемы сознания, объяснить, что феноменальные, субъективные аспекты сознания несводимы к функциональным фактам. Это попытка показать, что сознание является чем-то большим, чем то, что рисует нам физикалистская картина мира. Философский зомби, по сути, наш двойник. То есть мы можем представить нашего двойника: физического, функционального, — молекула в молекулу он повторяет нас. У этого существа есть все психические способности, которые есть у нас: он так же обрабатывает информацию, так же говорит, он может писать книги о проблеме сознания. Но у зомби, у этого существа, нет квалиа или феноменальных свойств.

Китайская комната

Джон Серл считает, что вымышленная ситуация с «китайской комнатой» хорошо подходит для описания компьютерной программы. Все действия, которые совершает компьютер, такие же бессмысленные для самого компьютера, как и действия Серла, находящегося в «китайской комнате». Мы можем сделать вывод, что, как бы мы ни запрограммировали компьютер, как бы идеально он ни симулировал поведение, в том числе лингвистическое, рационального существа, он все равно не сможет понимать. Мысленный эксперимент с «китайской комнатой» можно привести к виду аргумента: все программы являются синтаксическими системами, а сознание человека — семантическая система. Исходя из двух простых посылок, очевидно, что никакая машина, которая действует на основании только символов, в силу того, что она действует, как программа, не может быть рациональной. К такому выводу приходит Серл.

Свобода воли и детерминизм

Есть проблема в совместимости нашего представления о свободе и того, как устроен мир. С одной стороны, мы знаем, что каждое событие имеет свою причину. Цепочка причин уходит очень далеко. И, кажется, то, что происходит сегодня, предопределено событиями прошлого. С другой стороны, есть представление, что мы способны сами инициировать действие, мы действительно можем изменить будущее. Метафизическая проблема свободы воли — это проблема соотношения между каузальным порядком, между тем, что все события детерминированы, и тем, что мы совершаем свободный выбор или свободное действие. Но это не абстрактная проблема. На представлениях о наличии свободы построено представление о личности и ответственности.

Телепорт

Вопрос о тождестве личности — это вопрос о критериях тождественности личности самой себе на протяжении времени. Исходя из каких критериев мы можем сказать, что я тождественен самому себе сегодня, пять или десять лет назад?

Ученый Мэри

Джексон придумал этот мысленный эксперимент, чтобы сформулировать аргумент знания, аргумент против физикализма. Представим, что есть нейроученый Мэри. Всю свою жизнь она провела в черно-белой комнате. Она обучалась через черно-белые мониторы, читала черно-белые книги, даже ее кожа выглядела только как оттенки серого. Мэри никогда не видела цветов, но была специалистом в нейрофизиологии и знает абсолютно все о том, как люди воспринимают цвета, какие процессы происходят в этот момент в мозге, какие физические факты сопутствуют этому. Обратим внимание: она знает все физические факты. В один день Мэри выпускают из ее комнаты. Она выходит и впервые видит красную розу. Джексон задается вопросом: а получила ли она новое знание?