Ненадежный мозг: Почему не стоит верить самому себе

МЕНЮ


Искусственный интеллект. Новости
Поиск

ТЕМЫ


Внедрение ИИНовости ИИРобототехника, БПЛАТрансгуманизмЛингвистика, обработка текстаБиология, теория эволюцииВиртулаьная и дополненная реальностьЖелезоКиберугрозыНаучный мирИТ индустрияРазработка ПОТеория информации

RSS


RSS новости

Авторизация



Новостная лента форума ailab.ru

2017-11-07 18:05

Психология

Наши воспоминания — не настоящие, наши решения — не наши, а наше будущее повлияет на нас не так, как мы думаем. Рассказываем почему.

Мы думаем, что знаем себя и можем доверять своим ощущениям. Ученые так не считают: судя по результатам экспериментов, наше прошлое — собственные воспоминания — можно «отредактировать». В настоящем мозг принимает решения раньше, чем мы их осознаем. А наши представления о будущем счастье или горе часто оказываются преувеличенными.

Как хакнуть воспоминания.

В 1970-х годах американский психолог Лофтус провела знаменитый эксперимент: она показывала испытуемым видеозаписи дорожно-транспортных происшествий, а потом спрашивала участников, на какой скорости, по их мнению, двигались автомобили, когда случилось столкновение.

Оказалось, что наводящие вопросы меняют воспоминание: оценки людей менялись в зависимости от формулировки. Если экспериментатор употреблял слово «ударились» (hit), то указанная скорость была меньше, чем если говорили о машинах, которые «разбились» (smash). Во втором эксперименте спустя неделю после просмотра испытуемых опрашивали: «Вы видели разбитое стекло?» Люди, которым ранее говорили слово «smash», чаще отвечали утвердительно, хотя на видеоролике не было разбитого стекла.

Многие думают, что память работает как видеоархив, где хранятся копии произошедших событий. На самом деле мы каждый раз реконструируем историю, постепенно отдаляясь от истины. Иногда люди даже «присваивают» чужие воспоминания, забывая источник.

Эта особенность человеческой памяти имеет большое значение, когда речь идет о свидетельских показаниях. Американский психолог Элизабет Лофтус посвятила десятилетия изучению ложных воспоминаний. В своем выступлении на конференции TED она говорит: «Воспоминание напоминает страницу в Википедии. Вы можете отредактировать ее, но то же самое могут сделать и другие люди».

Ученым удалось имплантировать ложные воспоминания 70% участников эксперимента.

В другом эксперименте ученая заставила четверть испытуемых поверить в то, что в 5-6 лет они потерялись в торговом центре. Участникам эксперимента был выдан буклет с описанием четырех случаев из детства (три из них были правдивыми). Испытуемым сказали, что все истории были предоставлены их родственниками. Спустя несколько недель участников просили вспомнить как можно больше деталей о каждом случае. В результате люди начинали «вспоминать» то, чего не было, — подробности того, как они якобы потерялись в торговом центре.

Рецепт имплантации воспоминаний, разработанный Лофтус, до сих пор используется в научных исследованиях. Джулия Шоу, автор книги «Ложная память. Почему нельзя доверять воспоминаниям», и Стивен Портер в 2015 году смогли имплантировать ложные воспоминания о преступлении, совершенном в подростковом возрасте, 70% участников.

Где лежит свобода выбора.

Одна из иллюзий человеческого разума — осознанное принятие решения. Классический эксперимент американского нейробиолога Бенджамина Либета показал, что мы делаем выбор подсознательно.

В 1980-х годах Либет изучал нейронные импульсы, порождающие движение. Участники эксперимента смотрели на циферблат, позволяющий с точностью до долей секунды определять время, и должны были спонтанно согнуть руку и запомнить, когда они приняли это решение. Одновременно при помощи электродов замерялись изменения мозговой активности участников.

Перед совершением движения происходит всплеск нейронной активности в двигательной зоне коры головного мозга, который называют потенциалом готовности. Ученый обнаружил, что потенциал готовности возникает примерно за полсекунды до того, как человек принимает решение согнуть руку. Другими словами, мозг делает выбор до осознания намерения.

Современные технологии позволяют более точно определить интервал между потенциалом готовности и движением. В исследовании 2008 года, напоминающем классический эксперимент Либета, ученые использовали функциональную магнитно-резонансную томографию. Они обнаружили, что мозговая активность изменялась за 7 секунд до осознания. Более того, исследователи могли предсказать, какой рукой испытуемый нажмет кнопку — левой или правой.

Мозговая активность изменялась за 7 секунд до осознания принятия решения.

Еще один показательный эксперимент — айовский игровой тест нейробиолога Антонио Дамасио. Участников просили вытаскивать карты из четырех колод. Каждая карта давала или выигрыш, или штраф. Люди не знали, что две из четырех колод были выгодными, а две — рискованными. Во время игры замерялась реакция проводимости кожи, которая служит показателем эмоций. В одном из экспериментов Дамасио обнаружил, что тело «знало», какая колода рискованная, еще до того, как человек осознавал расклад игры.

Эксперименты Либета породили споры о том, обладает ли человек свободой воли в контексте нейробиологии. Сам Либет считал, что, хотя действие запускается бессознательно, у человека остается около 100 миллисекунд, в которые он может «наложить вето». Таким образом, свобода воли существует.

Насколько туманно будущее.

Каждый человек хочет быть счастливым. Чтобы знать, к чему стремиться, нужно предвидеть, какие чувства вызовет достижение цели. Конечно, мы понимаем, что поездка на море радостнее, чем развод или увольнение; но насколько счастливыми мы почувствуем себя в отпуске?

Американский психолог Дэниел Гилберт, автор бестселлера «Спотыкаясь о счастье», изучает способность предвидеть интенсивность и длительность своих эмоций. Он показал, что люди плохо оценивают уровень своего счастья в будущем. Яркий пример — выигрыш в лотерею. Большинство уверенно говорят, что будут на седьмом небе, если получат миллион. Но истории реальных выигрышей в лотерею не настолько однозначны. Эйфория быстро испаряется, а миллионы иногда становятся причиной серьезных неприятностей. У Дэниела Гилберта есть и хорошие новости. Люди также переоценивают влияние негативных событий на уровень счастья. Когда происходит что-то плохое — смерть близкого человека, развод, серьезная болезнь, мы возвращаемся к базовому эмоциональному уровню быстрее, чем думали.

Хорошие новости: люди также переоценивают влияние негативных событий на уровень счастья.

Дэниел Гилберт провел многочисленные эксперименты, подтверждающие его гипотезу. В одном исследовании первокурсников Гарвардского университета просили оценить будущий уровень счастья в зависимости от того, попадут они в общежитие, которое им нравится, или нет. Студенты считали, что распределение по общежитиям окажет сильное влияние на их эмоциональное состояние. Но через год все участники имели приблизительно одинаковый уровень счастья, независимо от совпадения мест проживания с желаниями студентов.

Феномен связан с несколькими ошибками сознания. Одна из них — фокусировка на определенном событии. Представьте ваше эмоциональное состояние через два месяца после расставания с любимым человеком: обычно люди считают, что поскольку они ужасно чувствуют себя в момент разрыва, то и через два месяца мало что изменится. Тем не менее за это время произойдут другие события (вечеринки, походы в кино, поездки на дачу), которые окажут на эмоциональное состояние слабый, но накапливающийся эффект. Еще одна причина — способность к рационализации, поиску новых смыслов. Человек может сказать себе: «На самом деле мы друг другу не подходили. Хорошо, что пожениться не успели».

В одном из экспериментов Гилберт пригласил студентов на бесплатный мастер-класс по фотопечати. Участников попросили отобрать два своих лучших снимка, но забрать с собой разрешили только один. Половине студентов объяснили, что они могут через пару дней передумать и обменять снимки, а половине — что это невозможно. Кто же был более доволен своим выбором спустя неделю? Люди, которым сказали, что обменять фотографии нельзя. Те же, кому предоставили возможность передумать, остались раздосадованными: им помешали рационализировать выбор.

Способны ли люди предвидеть такой поворот событий? Гилберт отобрал новых студентов и предложил тот же мастер-класс, но заранее предупредил, что в одной группе можно будет обменять фотографии, а в другой — нет. Две трети студентов предпочли первый вариант! Они не понимали, что добровольно соглашаются на ситуацию, где будут чувствовать себя неудовлетворенными. Люди далеко не всегда знают себя. Поэтому нам ничего не остается, кроме как относиться с легкой долей скепсиса к достоверности своих воспоминаний и прогнозов.