Научные заблуждения и лженаука: проблема демаркации

МЕНЮ


Искусственный интеллект. Новости
Поиск

ТЕМЫ


Внедрение ИИНовости ИИРобототехника, БПЛАПсихологияТрансгуманизмЛингвистика, обработка текстаБиология, теория эволюцииВиртулаьная и дополненная реальностьЖелезоКиберугрозыНаучный мирИТ индустрияРазработка ПОТеория информации

RSS


RSS новости

Авторизация



Новостная лента форума ailab.ru

Автор: Афанасьев И.А., к.филос.н.

Статья из сборника «ЛЖЕНАУКА В СОВРЕМЕННОМ МИРЕ: МЕДИАСФЕРА, ВЫСШЕЕ ОБРАЗОВАНИЕ, ШКОЛА»

Последнее десятилетие подвело своеобразный итог в развитии науки. Чем сложнее становится наука, чем больше она двигается в направлении специализации и дифференциации научного знания, тем больше она отдаляется от «среднестатистического землянина». У современного человека она скорее вызывает больше вопросов, чем дает ему ответов. Действительно, даже ученым, занимающимся различными направлениями научных исследований, все сложнее становится понять друг друга.

В связи с этим возникает проблема популяризации научных достижений, обществу все труднее понять, чем занимаются ученые и куда идут деньги налогоплательщиков и корпораций. Особенно это актуально для фундаментальной науки, последние достижения которой выходят за грань привычной логики, а также разрушают традиционные представления о целях и задачах производства научных знаний. Поэтому закономерно, что в последние несколько десятилетий лженаучные концепции не просто сосуществовали рядом с наукой, но и благодаря этим факторам, а также при активном содействии средств массовой информации стали весьма популярными, а главное – стали очень действенным способом воздействия на массовое сознание. Поэтому проблема демаркации науки и лженауки является, с одной стороны, весьма важной социальной проблемой, а с другой – выступает «лакмусовой бумажкой» для самой науки, так как позволяет анализировать современное ее состояние и выявляет проблемы ее развития.

Строго говоря, основная плоскость данной проблемы лежит в определении понятия истины вообще и научной истины в частности. Даже самый краткий анализ философских концепций истины позволяется прийти к выводу о том, что истина есть продукт оценки неких знаний в соответствии с определенными критериями. Необходимо заметить, что сами эти критерии весьма обширны и разнообразны по качеству и что внутри самой науки не существует единого мнения по этому поводу. Сама по себе истинность отнюдь не означает приближенность к реальности, к тому, как оно есть на самом деле. Да и вообще, проблема «как оно есть на самом деле» после трудов И. Канта перестала быть актуальной ввиду своей неразрешимости. Кроме того, само понятие истины фактически ставит крест на классическом разделении субъекта и объекта познания, показывая, что научные выводы и законы – это не итог беспристрастного отстраненного познания природы с позиции внешнего наблюдателя, а результат творческого взаимодействия ученого и внешнего мира.

В.А. Бажанов и А.М. Конопкин [1] выделяют несколько направлений, в которых делаются попытки проанализировать проблему демаркации науки и лженауки.

При логико-гносеологическом подходе, зародившемся и развивавшемся в рамках традиций позитивизма, исходят из того, что пытаются определить основные критерии научности, используя логический и методологический аппарат. Всего было предпринято три крупные попытки решить данную задачу. В рамках классического позитивизма основной акцент был сделан на определении методов, а главное – объектов и проблем научного познания (О. Конт) и вынесения непознаваемой с точки зрения науки объектов «за скобки» (Г. Спенсер). Неопозитивизм сосредоточился на конструировании логически непротиворечивого языка науки и построения системы, так называемых «протокольных предложений» – высказываний, построенных на строго научных основаниях, способных недвусмысленно выражать ход научной мысли и облекать в языковую форму научные истины (Р. Карнап, Л. Витгенштейн). Постпозитивизм, признав относительность научной истины и внеся большой вклад в развитие теории научного развития, поставил во главу угла выдвижение и обоснование критериев демаркации научного и ненаучного знания (К. Поппер, Т. Кун). На сегодняшний день можно с уверенностью утверждать, что этот последний проект исчерпал себя, так как обнаружить единые и исчерпывающие критерии для такой демаркации не удалось, а в спорах, ведущихся вокруг этих критериев, не удается избежать проблемы Платона, когда поиск критериев рождает проблему критериев для поиска этих критериев. Попытка оживить данный проект введением критерия историчности науки также не удалась, так как она в конце концов пошла вразрез самим принципам позитивистского направления в эпистемологии: в конце концов, не историки же должны выступать окончательной инстанцией демаркации науки и лженауки.

Второе направление, культурно-мифологическое, связано с сомнением в возможности такой демаркации. Псевдонаука понимается здесь как особая форма вненаучной культуры и определяется как форма мифа. В этом случае предлагается сохранить статус-кво, однако в современных реалиях, когда лженаучные теории стремительно захватывают массовое сознание и оказывают непосредственное влияние на принятие важных решений, такой подход оказывается контрпродуктивным.

Поэтому в последние годы более продуктивным становится социально-психологический направление, в котором утверждается, что основная демаркационная линия между наукой и лженаукой лежит в социальной плоскости, а если быть еще точнее, то в плоскости социального действия и социальной мотивации субъекта. Например, по мнению В.С. Степина [2], начиная с эпохи Просвещения формируется традиция, когда наука получает право формировать картину мира. Из этого неизбежно следует, что научные идеалы, ценности, научная методология становятся основанием для принятия самых разнообразных решений, в том числе в политике, экономике, идеологии. Кроме этого, под давлением научной рациональности миф и религия вынуждены были трансформироваться и приспосабливаться к новым реалиям, обеспечивая почву для развития лженаучных теорий [2].

В связи с этим классическое определение лженауки как деятельности или учения, осознанно или неосознанно имитирующих науку, должно быть дополнено дефинициями, определяющими феномен лженауки как целенаправленного социального действия, преследующего определенные социальные цели. В дополнение к классическому логико-методологическому анализу знания на предмет его отнесенности к науке сегодня необходимо учитывать как личностно-психологические особенности исследователя, так и социальные факторы и мотивы, побуждающие его к исследовательской деятельности, а также ее праксиологические следствия. Среди основных причин развития лженауки выделяются падение уровня образования, развитие массовой культуры, популярность ценностей общества потребления, информационные технологии, идеология, коммерческие интересы.

Например, А. Невеев выделяет такие социально-психологические признаки лженауки: броскость и яркость упаковки, сенсационность; наличие простых решений, базирующихся на известных всем истинах, изучаемых в школе; наличие посвященности в тайну; ложная экспертность, голословность, то есть отсутствие корректных ссылок на труды или высказывания авторитетных ученых; коммерческий характер лженаучной деятельности, целевой аудиторией которой выступают широкие слои населения [3].

Расцвет лженауки – это процесс, неотъемлемо связанный с её мифологизацией. Но помимо этого он также выступает индикатором состояния непосредственно самой науки. Кризис институтов рецензирования, растущее число прикладных исследований и их разобщающей специализации с их упором на частные детали, множественностью научных идеалов и теоретико-методологическим редукционизмом являются прямым условием растущей популярности лженаучных концепций.

Ошибка – естественная и неотъемлемая часть научного исследования, поскольку само оно представляет собой процесс проб и ошибок, результатом которого является освобождение от ошибок и установление истины. Квази- или лженаука не интересуется научным исследованием или истиной. Она интересуется продвижением своих идей а также лженаучных продуктов, в общественное сознание с целью манипулирования мнениями и кошельками своих потребителей.

Библиографические ссылки

1. Бажанов В.А., Конопкин А.М. О классификации подходов к определению псевдонауки: традиции и новации // Эпистемология и философия науки. – 2012. Т. XXXI. №1.

2. Степин В.С. Наука и лженаука // Науковедение. – 2000. – № 1.

3. Невеев А. Признаки лженауки. Электронный ресурс: http://neveev.ru/content/priznaki-lzhenauki (дата обращения 21.06.2014г.)

______________________________________________

Сборник «ЛЖЕНАУКА В СОВРЕМЕННОМ МИРЕ: МЕДИАСФЕРА, ВЫСШЕЕ ОБРАЗОВАНИЕ, ШКОЛА». Санкт-Петербург, 2014.


Источник: neveev.ru