Нарциссизм смерти

МЕНЮ


Искусственный интеллект. Новости
Поиск

ТЕМЫ


Внедрение ИИНовости ИИРобототехника, БПЛАТрансгуманизмЛингвистика, обработка текстаБиология, теория эволюцииВиртулаьная и дополненная реальностьЖелезоКиберугрозыНаучный мирИТ индустрияРазработка ПОТеория информации

RSS


RSS новости

Авторизация



Новостная лента форума ailab.ru

2017-11-07 21:35

Психология

Фрейдом были открыты два вида влечений (инстинктов) – либидо (влечение к жизни) и мортидо (влечение к смерти). Либидо включает в себя все инстинкты, отвечающие за самосохранение человека, за его жизнь (сексуальное влечение, реализация творческого потенциала - любые драйвы, которые поддерживают нас в тонусе). Мортидо – обратное либидо стремление, выражающееся в тяге к саморазрушению.

Существует теория, согласно которой либидо, которое не может быть выражено, превращается в мортидо или деструдо (термин, введённый психоаналитиком Сабиной Шпильрейн). Преобладание деструктивных паттернов в поведении (деструдо) в конечном счёте приводит человека сначала к внутреннему напряжению и раздражению, усилению тревоги, а потом к депрессии.

Физиологически преобладание инстинкта смерти проявляется в замедлении процессов метаболизма, снижении иммунной активности и выработки гормонов. Это может привести к затяжной депрессии. Такое состояние наступает из-за дисбаланса системы эндорфинов и энкефалинов в нейрохимической структуре головного мозга: при невозможности реализовать базовые потребности в центральной нервной системе вырабатываются не гормоны удовольствия (эндорфины), а энкефалины, которые вызывают подавленное состояние, чувство тоски, неудовлетворенности и тревоги.

Человек может поддерживать себя в тонусе и добром здравии, если он в подавляющем большинстве случаев находится в состоянии катексиса (энергии бессознательного, во взаимодействии с катектируемыми объектами (люди, предметы, идеи) – вызывающими интерес, душевный подъём, имеющими личностный смысл. То есть, его внутренние потребности находят отклик в других объектах. Это способствует душевному балансу в человеке, называемому «самость».

Основатель селф-психологии в психоанализе – Хайнц Кохут определяет самость (селф) как чувство единения и согласия человека с самим собой, потребность в обретении смысла, не без участия ближнего («Я мыслю (чувствую), следовательно, я сущетсвую» Декарт).

Самость содержит три составляющие:

элементарные потребности или амбиции;

таланты и способности;

идеалы (потребность в признании и уважении).

Если эти чувства удовлетворены, появляется гармоничная самость, если нет, то самость получается нестабильная и пустая. Здоровое стремление человека – искать объекты отношений, которые будут удовлетворять и укреплять его селф. Если таких объектов нет, то их может заменять творческая реализация.

Нарциссизм смерти или деструктивный нарциссизм, за которым скрыта тяга к мазохизму, ведёт человека к саморазрушению. Если он стремится к саморазрушению, значит его самость нестабильная, она не может взять от своего окружения то, что ей необходимо.

Нарциссическое деструдо мазохиста выражается в утверждении своей грандиозности за счёт идеализации не позитивной, а негативной стороны самости – например, в обесценивании значимых объектов, способных наполнить его самость, сопротивление позитивным (либидинозным) отношениям или отказ от них. Так, например, пациент на психотерапии выражает сопростивление путём засыпания в какой-то момент сессии, отторжения, агрессии из страха открыться психотерапевту и ощутить в нём потребность. Измениться, принять помощь означает слабость; это переживается как ошибка или неудача деструктивной нарциссической организацией, которая обеспечивает пациенту чувство превосходства. В случаях такого рода наблюдается наиболее решительное хроническое сопротивление терапии, и только чрезвычайно подробное демонстрирование этой системы позволит достичь позитивных результатов, уравновесив 2 инстинкта.

Инстинкт смерти также связан с тягой к страданию. Страдание – это агрессия, направленная на себя. Тяга к страданию также может являться сильным побудительным стимулом, который, в отличие от либидинозного инстинкта, ведёт человека к саморазрушению. Страдание – это защитный механизм, позволяющий растворять ненависть в любви (жертвенная любовь к Богу или получение эротического наслаждения посредством переживания страдания, душевная боль как усиление близости с человеком). Также вытесняемое чувство ненависти к определённому объекту у человека может быть заменено тягой к страданию как способу искупления грехов и поддерживает жертвенную модель поведения.

Слиянию с объектом желания, однако, способствует не только сильное эротическое возбуждение и любовь, но также интенсивная боль и ненависть, как предположил Якобсон. Когда взаимодействие с матерью носит хронически агрессивный — насильственный, фрустрирующий, провоцирующий характер, интенсивная физическая или психическая боль младенца не может быть интегрирована в нормальную эротическую реакцию.

В экстремальных случаях чрезмерная агрессия находит выражение в примитивной аутодеструктивности. Тяжелые заболевания в раннем возрасте, сопровождающиеся продолжительной болью, физическое или сексуальное насилие, хронически травмирующие и хаотические отношения с родительским объектом.

Садомазохистский деструктивный нарциссизм выражается в ощущении человеком своей грандиозности, выраженной фразой: «Теперь мне уже не нужно бояться боли или смерти: причиняя их себе или другим, я приобретаю превосходство над всеми остальными, навлекающими на себя эти беды или страшащимися их».

Мазохист страшится «поднять» свою злость на человека, в отношении которого чувствует негатив, а потому предпочитает вытеснять, что приводит к усилению тревоги и мазохистских паттернов (моделей поведения).

Как у женщин, так и у мужчин безответное чувство усиливает любовь, вместо того что бы ослаблять ее, как положено при нормальной печали. Помимо безответной любви человек с деструктивным нарциссизмом неосознанно находит для себя множество других поводов для страдания и саморазрушения, выстраивая свою жизнь по этим паттернам.

Буркова Елена Викторовна