Как спецслужбы России следят за гражданами в сети

МЕНЮ


Искусственный интеллект. Новости
Поиск

ТЕМЫ


Внедрение ИИНовости ИИРобототехника, БПЛАПсихологияТрансгуманизмЛингвистика, обработка текстаБиология, теория эволюцииВиртулаьная и дополненная реальностьЖелезоКиберугрозыНаучный мирИТ индустрияРазработка ПОТеория информации

RSS


RSS новости

Авторизация



Новостная лента форума ailab.ru

Объясняем, почему вы не параноик, если думаете, что за вами следят.

Баталии на тему анонимности в сети ведутся не первый год по всему миру, а российские законодатели не оставляют попыток зарегулировать интернет. Стать параноиком, если часто об этом думать, очень легко. По просьбе GQ журналист Андрей Каганских изучил, как за вами на самом деле следит государство, какие мессенджеры любят сами чиновники (и стоит полюбить вам) и почему до мира Оруэлла нам еще далеко.

КАК СЛЕДЯТ

В России самым известным способом слежки за гражданами является Система технических средств для обеспечения функций оперативно-разыскных мероприятий (или просто СОРМ). Принцип работы прост – многократное создание копий нашего интернет-трафика и записей наших телефонных разговоров для последующего препарирования агентами ФСБ. По идее, эту систему должны за свой счет устанавливать абсолютно все операторы и «организаторы» связи – начиная с «Ростелекома» и заканчивая смотрителем за университетскими Wi-Fi-роутерами.

Звучит внушительно, но бояться не стоит. По словам журналиста Андрея Солдатова, написавшего с коллегой книгу о СОРМ, эта система слишком громоздкая, чтобы быть эффективной. Силовики предпочитают точечный шпионаж, а городские легенды о поиске угроз по ключевым словам так и остаются современным фольклором.

Что касается точечных прослушек, то проводить их спецслужбы могут только с разрешения суда. В 2015 году (это пока самая свежая статистика) суды выдали 845 631 такое разрешение. Лучше не гадайте, есть ли в этой статистике вы. Все равно не узнаете, ведь такие ордера, как правило, никогда не становятся достоянием общественности.

КАКИЕ МЕССЕНДЖЕРЫ ЛЮБЯТ ЧИНОВНИКИ

Самый удобный способ обойти правительственную прослушку и главная головная боль для вуайеристов в погонах – шифрованные мессенджеры вроде WhatsApp, Viber и Telegram. Чиновники и сами их любят. Из-за постоянных междоусобиц в отечественных силовых структурах и страха слежки со стороны западных коллег некоторые госслужащие неплохо овладели искусством тайной переписки. Ритуалов, традиций и баек хватит на небольшой этнографической справочник, а вам есть чему у них поучиться, запоминайте.

Прежде всего выбор мессенджера зависит от того, где чиновник трудится. В большинстве госучреждений пользуются Telegram. Но бывают и оригиналы. По словам одного приближенного к ФСБ предпринимателя, в московском управлении спецслужбы есть группа, предпочитающая всем другим мессенджерам FaceTime. Выбор объясняется просто – приложение для видеозвонков тоже шифруется, лицо собеседника всегда в поле зрения, а компрометирующие видеочаты нигде не сохраняются.

Если верить источнику GQ в Госдуме, полицейские руководители якобы предпочитают живущий на гранты и пожертвования мессенджер Signal. В самом парламенте дела обстоят хуже – большинство депутатов все еще предпочитают секретным чатам встречи в банях и офисах. В Администрации президента РФ за информационной дисциплиной следят активнее. Список внутренних требований в одном из отделов, кроме всего прочего, включает письменную отчетность по социальным сетям (в том числе по анонимным аккаунтам) и связям через VPN (Virtual Private Network). Технологии VPN позволяют создавать зашифрованные соединения в интернете, в том числе и закодированные телефонные линии. Только следует аккуратно выбирать VPN-сервер или вовсе обзавестись своим: после закона Яровой годятся уже не все, на них теперь тоже активно стараются вешать СОРМ.

«Из забавного: из офисной техники механическим образом удалены микрофоны, которые обычно используют для громкой связи», – рассказывает сотрудник кремлевского аппарата. Пока вы спали, оборудованные уязвимым ПО холодильники, телевизоры и видеокамеры маршем вышли на рынок, сделав интернет вещей реальностью. В 2016-м с помощью бытовой техники были проведены первые массивные DDoS-атаки, а в сливах WikiLeaks уже фигурируют технологии превращения «умных» телевизоров Samsung в дорогостоящие жучки. Весной 2016 года в эфире передачи медиахолдинга Vice на канале HBO Эдвард Сноуден занялся вскрытием телефона журналиста Шейна Смита. После извлечения микрофонов и видеокамер бывший сотрудник АНБ нарек аппарат безопасным, так что технические упражнения российских чиновников не выглядят такими уж параноидальными. Изощренная осторожность соседствует с традиционной апатией. «Честно говоря, многие госслужащие – полные профаны. Никто толком не организовывает свою безопасность. В Роскомнадзоре вообще email-адреса на mail.ru – и вся защита сводится к завуалированным фразам», – жалуется на коллег один из собеседников.

Самыми продвинутыми в вопросах информационной безопасности, как ни странно, можно считать людей из Генеральной прокуратуры. Якобы прокуроры категорически не принимают документы с флешек и не обсуждают свои секреты по электронной почте и в популярных мессенджерах. Более того, они не стесняются шифрования трафика через TOR – надежного способа уйти от СОРМа и перехвата данных. «Еще они увлекаются разными устройствами анонимизации подвижной связи. Недавний пример – мобильный телефон с постоянно меняющимся IMEI (международный идентификатор мобильного оборудования. – Прим.), который подключается к любой ближайшей антенне передачи сотовых данных и, используя эту сеть, позволяет совершать анонимные звонки», – рассказывает источник в Госдуме. В отличие от чиновников обычным россиянам, похоже, пользоваться доступным телефонным шифрованием осталось недолго. Еще осенью 2016 года одна из компаний – поставщиков СОРМа Con Certeza искала подрядчиков для взлома шифрованных мессенджеров, но, видимо, сломать их не вышло. В начале 2017 года из-под пера МВД и Роскомнадзора вышел набор очередных поправок к закону «О связи». Главная цель – поставить под контроль мессенджеры. По задумке МВД, компании – владельцы мессенджеров должны предоставлять силовикам ПО для идентификации юзеров. В случае неповиновения чиновники ожидают повторения истории с блокировкой LinkedIn в российских Google Play и App Store. Силовиков можно понять: кроме любителей сплетен и авторов анонимных телеграм-каналов про политику, в зашифрованных чатах общаются и террористы. Telegram на фоне других мессенджеров вообще выглядит как «дикий Запад», в каналах которого без особого труда можно заказать проститутку, наркотики или организовать себе стартап по отмыву денег. При желании наши спецслужбы умеют взламывать Telegram уже сейчас, пусть и грубо. Например, методом перехвата отделом технической безопасности МТС СМС-сообщений с кодами аутентификации. Им есть чему поучиться у западных коллег. Если верить последней пачке документов WikiLeaks, ЦРУ умеет читать ваши секретные чаты с помощью специальных вирусов. Однако сломать Telegram им так и не удалось: агенты использовали необнаруженные разработчиками слабые места мобильных операционных систем, а не отдельных приложений.

КАК ЗА ВАМИ СЛЕДЯТ В ДАРКНЕТЕ

Спокойно скроллить интернет в России все еще можно. Пусть VPN-провайдеры почти под контролем, еще остается надежный луковичный TOR. Во всяком случае, пока российское правительство не решит подражать примеру Эфиопии и Турции, где TOR заблокирован. В принципе, теневой сектор интернета пока надежно защищен от внимания силовиков, но попасться все равно несложно. Например, если хватает глупости выключить антивирус или не деактивировать скрипты в браузере. Именно так австралийские полицейские массово ловили любителей детской порнографии с сайта The Love Zone. Подвох с TOR в следующем: провайдеры знают, что вы заходите в него, но не знают, что вы в нем делаете.

Зимой 2013 года второкурсник Гарвардского университета Элдо Ким с помощью TOR отправил с временного ящика на Guerrilla Mail письмо в администрацию кампуса, местное полицейское управление и редакцию университетской газеты. В письме была угроза о двух размещенных в кампусе бомбах. Никакой взрывчатки в университете, конечно, не было, Ким просто пытался увильнуть от экзамена. Спустя два дня студента поймали без всякого декодирования шифров. Найдя в письме след «луковичного» IP-адреса, федералы догадались проверить записи в университетских интернет-сетях на предмет обращения к узлам TOR. Нерадивый студент быстро признался в содеянном. Поимка Кима – типичный пример корреляционной атаки, когда оперативники сверяют время совершения действия в TOR и обращения к входным узлам даркнета и ищут совпадения. Эти обращения долгие годы хранятся в СОРМе, так что корреляционные атаки российским силовикам проводить проще.

«Если нужно, найти можно кого угодно. Все выходные узлы TOR слушаются. Представь, тобой интересуются и слушают твой трафик, а ты включил TOR, торренты и из TOR-браузера заходишь в свой «ВКонтакте», – рассказывает молодой госслужащий, занятый в сфере IT-аналитики. В прошлом году он рассуждал о безопасных способах купить наркотики в даркнете, попутно заправляя травой бонг и пуская в комнату дым. Судя по всему, своим же заветам он следует неукоснительно: «Существует набор признаков, по которому можно определить, на какие сайты во внешнем интернете ты заходил. И эти признаки включают, например, размер окна браузера. Если ты его растянул и оно стало нестандартным – это сразу выделит тебя из миллионов человек. Соответственно, чем развязнее ты себя ведешь – чем больше сайтов посещаешь во время одной сессии и чем больше действий совершаешь, – тем больше вероятность спалиться. Но для простого наркомана никто так запариваться не будет». Эти электронные отпечатки собираются в том числе для того, чтобы выдавать пользователю контекстную рекламу. По мнению собеседника GQ, в особых случаях утекшие данные рекламных агрегаторов можно использовать и для деанонимизации пользователей даркнета.

ПОЧЕМУ ТОТАЛЬНАЯ СЛЕЖКА – ЭТО ФИКЦИЯ

Воцарению оруэлловской технократии в России мешают чиновничьи мечты о покупке собственной виллы в Тоскане и банальная техническая неграмотность. Как показывает практика, российской полиции даже не обязательно искать преступника. Достаточно посадить владельца выходного узла TOR, IP-адрес которого остался на компрометирующем посте. Именно это, по-видимому, и произошло с московским учителем математики Дмитрием Богатовым, арестованным за призывы к массовым беспорядкам. Просмотрев список IP-адресов Владивостока, Норвегии, Нидерландов и Японии, с которых якобы заходил агитирующий за митинг в Москве пользователь sysadmins.ru, некий Айрат Баширов, следователи нашли один-единственный московский IP-адрес. Этот узел держал Богатов. По сообщениям СМИ, пока Богатов сидит, пользователь «Айрат Баширов» продолжает агитацию на сайте.

Более основательные попытки установить слежку за всем и вся в России терпят неудачи из-за бытовой коррупции. В феврале 2013 года компания «Комплексные технологии безопасности» (КТБ) заключила контракт с МВД на поставку комплекса «Спартан 300» для установленных в Москве камер наружного наблюдения. По заверению разработчиков, в системе использовалась нейросеть, умеющая определять намерения человека по его мимике и поведению. Заявленный функционал вызвал подозрения у всех, кроме сотрудников МВД, – по факту комплекс оказался бесконтактным контроллером Kinect с наклеенным лого «Спартана» поверх логотипа Microsoft. Оригинальный девайс позволяет играть на Xbox с помощью движений рук. Со своим функционалом предложенный полиции контроллер справлялся плохо, даже при отсутствующем инструментарии по распознаванию мимики. Ситуация могла бы показаться злым анекдотом, если бы не эфир о чудо-ящике на телеканале «Москва 24» и последующие претензии от Microsoft. Иска от Зака Снайдера и Warner Bros. вроде не последовало.

«Два года назад на конференции «Инфофорум» одна команда предлагала поставить к камерам в транспорте микрофоны, – рассказывает журналист Солдатов. – Разработчики говорят: «Вбегут какие-нибудь наркоманы в автобус и начнут кого-то грабить. Водитель не сможет отреагировать – он должен смотреть на дорогу. Микрофоны помогут водителю слышать происходящее и среагировать». На практике дорогостоящие микрофоны, скорее, будут ретранслировать шумы салона семнадцатиметрового «икаруса» не очень настроенным на подвиги водителям. CCTV-камеры, щедро развешанные в московском метро, чиновники уже который год собираются заменить «умными» камерами с ПО для распознавания лиц преступников и выявления драк и других явных правонарушений. В 2015 году стоимость всей системы оценивалась в 3,7 миллиарда рублей. Текущий дедлайн – чемпионат мира 2018. На публике представители метрополитена и полиции скупятся на подробности, так что технические подробности реализации проекта все еще решительно непонятны.

Собеседник GQ из области IT-предпринимательства выразил сомнения в работоспособности этих камер. Если на 150-метровый перрон приходится всего пара камер, то захваченный объективом размытый пиксель, может, так и останется размытым пикселем, похожим на миллионы других туманных пятен-пассажиров. Текущие данные о госзакупках не дают конкретного представления об итоговом количестве «умных» камер на станциях и техническом оснащении системы. Хотя системы отслеживания очередей в кассах и забытых сумок в метро уже тестируются, и, похоже, успешно.

ЧТО НАС ЖДЕТ В БУДУЩЕМ

Вместо гудков в трубке играет запись: «Я вас [насиловал]. Всех вместе. Хачуян, ты не решаешь...» Я звоню Артуру Хачуяну. Он носит дреды, сам миксует свои мелодии для звонка, а его компания Fubutech поставляет чиновникам ПО для распознавания лиц. От пилящих деньги конкурентов компанию Хачуяна отличает как минимум наличие коммерческих клиентов и функционирующий сайт. Алгоритмы Fubutech ежесекундно штурмуют интернет в поисках доступных фотографий из открытых источников. По первому требованию уже другой алгоритм ставит контрольные точки на найденном лице и ищет в собранной базе данных совпадения. Чтобы, например, находить террористов на случайных снимках из кальянных или искать студентов на фотографиях с митинга на Тверской и лишать их стипендии. Как FindFace, но с совершенно другой технической начинкой.

По мнению Артура, будущее за антитеррористическими дронами, распознающими лица и стаями кружащими над Москвой в поисках неблагонадежных граждан. Отвечая на мой вопрос о способах обмануть его алгоритм, Артур не скрывает иронии: «Просто: очки на половину лица и шарф в пол. Еще видел в паре сериалов спреи для лица с краской, излучающей свет в инфракрасном диапазоне. Вполне реалистично». Возможно, вместо Артура правильный ответ подскажет искусство. В 2013 году художник Адам Харви опубликовал свой взгляд на вдохновленную всеобщей паранойей моду будущего. Проект получил название CV Dazzle. В программе – челки на пол-лица, смелый унисекс-макияж и акценты на асимметрии, в сумме эффективно делающие лицо невидимым для алгоритмов. Сейчас художник трудится над созданием нового (и фешенебельного) типа городского камуфляжа. Камеры будут безуспешно искать лица в камуфляжных узорах, превращая поиск по лицам в рудимент. Возможно, когда-нибудь это и правда войдет в моду. Возможно, даже среди чиновников, которые станут появляться на совещаниях и пленарных заседаниях в камуфляжных тройках, с игривыми челками и пестрым макияжем.