Как формируется поведение одаренной личности?

МЕНЮ


Искусственный интеллект. Новости
Поиск

ТЕМЫ


Внедрение ИИНовости ИИРобототехника, БПЛАТрансгуманизмЛингвистика, обработка текстаБиология, теория эволюцииВиртулаьная и дополненная реальностьЖелезоКиберугрозыНаучный мирИТ индустрияРазработка ПОТеория информации

RSS


RSS новости

Авторизация



Новостная лента форума ailab.ru

2017-11-02 08:45

Психология

Вопросы гениальности и психологии творческого процесса неизменно интересуют и привлекают к себе внимание. Но сколько бы мыслители, люди искусства, творчески одаренные личности ни размышляли о механизмах творчества, все равно остается некая тайна, недосказанность, творческий акт все так же воспринимается как «чудо вдохновения», и никаким волевым усилием невозможно его «удержать».

Суммируя обобщенный опыт размышлений, попробуем выявить, каковы закономерности поведения творческих людей, что именно их объединяет – в разные эпохи, на разных континентах, во всевозможных способах самовыражения. Несмотря на проявление ярких индивидуальностей, в поведении творческих людей всегда проявляется нечто общее, универсальное. Об этом же свидетельствуют многочисленные дневники и мемуары ученых, поэтов и писателей в разные эпохи: при всей разности мировоззрений и творческой манеры в них действительно есть «общие места». Это вдохновение, страстное погружение в тему вплоть до физического изнеможения, равнодушие к бытовой стороне существования, аскетизм в какие-то моменты жизни и прочее. Эти закономерности могут быть обусловлены индивидуальными особенностями психики, а могут быть подчинены более общим тенденциям, зависеть от внешних обстоятельств и окружения. В первой части нашей статьи рассмотрим внутренние механизмы, предопределяющие поведение одаренных людей.

Законченность в процессе самовыражения, стремление к завершенности. Это очень важная черта одаренного человека (в любой области: в науке, искусствах). Она отличает, например, графоманов от подлинных поэтов и писателей, отвлеченных мечтателей-ученых от скрупулезных экспериментаторов. Как писал в своем дневнике Делакруа, «они [бездарности. – прим. авт.] подчеркивают своё презрение к полному совершенству, которое является естественным завершённом всякого искусства» [1, С. 235]. Бездарностям важнее, скорее, некая поза, маска, собственная принадлежность к миру «богемы», но не суть творческого процесса.

«Закон регрессии к среднему» Ф. Гальтона, согласно которому каждое последующее поколение в состоянии взрослости объективно проявляет меньшее свойство расти и интеллектуально развиваться по сравнению с родителями [2, С. 213]. Это заявление выглядит довольно спорным и неожиданным – так как несколько противоречит идее прогресса человеческой цивилизации. С одной стороны, наша цивилизация за последние 50-70 лет достигла небывалых вершин развития науки и техники, в области инновационных технологий, медицины. Но с другой – в психологическом смысле взросления не только не происходит, но, наоборот, смещаются границы «юношества» и «взрослости», растет число инфантильных молодых людей, отрицается ценность старости и зрелости.

«Еретичество». Эта черта присуща всем гениальным людям – ибо гений не может идти проторенной тропой – он создает новое, причем это новое всегда объективно значимо для целого поколения, а то и нескольких поколений людей. Как считал Э. Дюркгейм, «Сократ был преступником, и осуждение было вполне справедливым. Между тем его преступление – именно самостоятельность его мысли – было полезно не только для человечества, но и для его родины» [3, С. 78].

Погруженность в тему. Вы, конечно, помните историю про Т. Эдисона – о том, как он предпринял тысячу попыток изобрести лампу, и на тысяча первый раз ему это удалось. Или как Д. Менделеев настолько «прожил» свою периодическую систему, что она в завершенном виде предстала ему во сне. Как вспоминает В. Кандинский, «Г. Сенкевич в одном из своих романов сравнивает духовную жизнь с плаванием: кто не работает неустанно и не борется всё время с погружением, неизбежно погибает. Тут дарование человека, его «талант» (в евангельском значении слова) может стать проклятием не только для художника – носителя этого таланта, но и для всех, кто вкушает этот ядовитый хлеб» [4, С. 17-18]. А М. Цветаева в статьях об искусстве рассуждала о той мощной силе, которая толкает авторов на создание художественных произведений: не всегда эта сила – светлая, иногда она подобна дьявольскому искусу. От некоторых полотен Ван Гога веет этим ужасом смерти и одиночества, одна из самых популярных картин в истории человечества – «Крик» Э. Мунка, тоже вызывает мощную волну эмоций, которые, имея некоторый терапевтический эффект, всегда свидетельствуют о состоянии автора, их создавшего, и это состояние далеко от гармоничного. Есть множество авторов, которые не могли творить без своеобразного эмоционального, физиологического, психологического «допинга». Иногда тяга к искусству приобретала черты маниакальные. Особенно ярок в этом отношении русский Серебряный век – достаточно вспомнить обстоятельства биографии М. Цветаевой, В. Брюсова, А. Белого, В. Маяковского, А. Блока и многих других.

Половая принадлежность. Это звучит несколько вызывающе, однако давайте проанализируем, сколько женщин-творцов вошли в историю мировой культуры, и сколько мужчин. Именно мужчины составляют абсолютное большинство в мире науки и искусства, и ученые, философы и социологи посвятили свои размышления этому вопросу. Так, В. А. Геодакян считает, что дело – в разнице подходов к реальным задачам мужчин и женщин. Мужчины, согласно эволюционной теории пола, легче и успешнее справляются с новыми вызовами, которые не требуют высшего проявления мастерства, но подразумевают проявление креативности, спонтанности, поиска новых путей. Женщины же «настроены» на то, чтобы филигранно совершенствовать уже имеющийся материал, доводить его до состояния шедевра (см.: [5, С. 475-476]).

Многоуровневость мозговой активности в процессе творчества. Процессы, проходящие в человеческой физиологии в моменты творческого состояния, исследовал Г. С. Альтшуллер. Ученый был убежден, что изучение этого аспекта позволит разработать методику обучения творчеству. Низшие уровни мозговой деятельности обеспечивают поиск приблизительного разрешения несложных вопросов. Это простейший уровень, который осваивает большинство. На высших уровнях требуется медленное и поэтапное разрешение сложных задач, чего в эволюционном процессе выработано не было. Именно поэтому гении – это одиночки, заметные каждый в свою эпоху, и поэтому мы говорим о «вдохновении» – особом состоянии ума и воли, когда, практически независимо от самого человека, приходит решение, создается художественный образ, возникает идея эксперимента и т. д. «Драма изобретательства состоит в том, что на высших уровнях приходится работать методами, соответствующим низшим уровням… Эвристические механизмы высших порядков не могут быть о т к р ы т ы – их нет. Но они могут и должны быть созданы» [6, С. 46]. Каким образом созданию этих механизмов можно способствовать? По мысли Г. Альтшуллера, нужно «уметь быстро сужать поисковое поле, превращая «трудную» задачу в «лёгкую» [7, С. 19].

Возрастной критерий. А. Пушкину, В. Маяковскому, В. Хлебникову в момент ухода не было и сорока. И сколько еще мы знаем о гибели людей искусства в юном или молодом возрасте? Существует даже миф о том, что истинный гений «сгорает» быстрее (хотя этому есть очевидные контраргументы в лице долгожителей, например, Леонардо да Винчи, прожившего 67 лет). Если до сорока лет творческая личность может оставаться «подающей надежды», то к моменту кризиса среднего возраста немногие справляются с тем, как много мечталось и как мало оказалось сделано. Кто-то только начинает творить после 30. Например, первый сборник И. Анненского вышел, когда автору было далеко за сорок, или первые картины Гогена, которые только появились после достижения автором тридцатилетнего возраста. Однако есть статистика, свидетельствующая в пользу того, что возраст между 35 и 39 годами для художников, актеров, поэтов и писателей является критическим – множество смертей фиксируется именно в этот период. Чем это объясняется? «Обычный человек» более адаптивен с этой точки зрения: он может успокоиться тем, что имеет, может сформировать следующие цели, обрести смысл в служении близким и родным. Это дает новую почву под ногами, позволяет сместить фокус восприятия с себя на других, заменив эгоцентрическую позицию альтруистической. С творческими людьми, более эгоцентричными в силу своего дара, этот механизм зачастую просто не срабатывает: как только они начинают ощущать спад творческой активности, наступает экзистенциальная тревога, связанная с потерей смыслов, которые находились всегда именно в творческом процессе и его результатах.

Темпы развития исполнительских и творческих способностей индивида. Исполнительские способности – это, по сути, то, чему быстро от взрослых учится малыш, потом школьник. Это вначале простейшие навыки, потом чуть более сложные, но они отличаются тем, что их можно довести до уровня автоматизма (это же касается и мыслительных простых операций), и развиваются они довольно стремительно. Развитие творческих способностей проходит в замедленном темпе, основной импульс для этого – активный личный интерес, увлеченность, и развитие этого потенциала фактически безгранично при наличии благоприятных условий. Последнее является особенно важным. Если на точке высшего пика развития творческие способности оказываются невостребованными, то они исчезают, не реализовавшись в достаточных навыках, и скорость их исчезновения прямо пропорциональна степени применения. Если они применяются редко, то и исчезают быстрее. Поэтому дело не столько в генетической обусловленности гениальности (эта гипотеза никак не подтверждается) – гениальных рождается намного больше, чем принято думать, в силу особенностей нервной системы человека - но в том, каковы условия, стимулы, обстоятельства развития творческих способностей.

«Логика или метод проб и ошибок». Согласно теории гениальности Н. Б. Новикова, именно эти два пути предопределяют научный прогресс. Однако логика, применяемая в науке, характеризовалась им как имеющая «вероятностный характер. В структуре этой логики конечный вывод не вытекает однозначно из исходной информации, связь между заключением и теми посылками, на которых оно базируется, является неопределённой, нечёткой, расплывчатой» [8, С. 169]. Всякое интуитивное озарение или то, что необъяснимо с точки зрения психологии, отрицается ученым как несостоятельный и ненаучный подход. Если не срабатывают законы логического мышления, то ученые просто перебирают из возможных вариантов, находя тот, который и становится подлинным открытием. А логическое мышление или просто перебор вариативных возможностей – то, что доступно любому человеку, и это с легкостью применяется даже в повседневной жизни. Однако есть серьезное противоречие между быстротой обработки информации и проявлением творческого мышления (этот вопрос касается и дискуссий о создании искусственного интеллекта). Здесь одно исключает другое, так как подразумеваются прямо противоположные процессы – автоматизированная переработка уже имеющегося и создание качественно нового. И скорость процессов, и их специфика принципиально отличны.

Умение «жить в потоке». Этот тезис, высказанный современным психологом и мыслителем М. Чиксентмихайи, основан на убеждении, что творческие люди применяют свои способности, в том числе, и для создания своих жизней – ни с чем не сравнимых биографий. Способности творить оказываются настолько яркими, сильными, что не позволяют одаренному человеку «плыть по течению». Поэтому автор этой теории считает, что «творческие люди …обычно бывают вынуждены изобретать работу, которой они хотели бы заниматься всю жизнь. До Фрейда не было психоаналитиков, до братьев Райт – инженеров-авиастроителей, до Гальвани, Вольта и Эдисона – специалистов по электричеству, до Рентгена – рентгенологов. ...Таким образом, у творческого человека карьера не складывается – он сам её создает» [9, С. 228-229].

Процессы мышления и синусоида творческой активности у одаренных и «обычных» людей имеют принципиальные различия. Приведем выводы исследований А. Бодалёва и Л. Рудкевича, которые посвятили свою работу изучению природы творчества и обстоятельств его проявления. 1. Самым важным аспектом полученных данных ученые считают то, что «длительность периода оптимальной продуктивности положительно коррелирует со значимостью творческого работника» [10, С. 264]. 2. «Более выдающиеся представители творческого труда, как правило, раньше начинают профессиональную деятельность» [10, С. 264]. И при этом, добавляют исследователи, они дольше «сохраняют форму», в сравнении с менее выдающимися представителями. При этом у более выдающихся фигур менее выражена фазовая активность, она проявлена у них стабильнее, причем время обучения длится на порядок дольше, а порой и не оканчивается до самой смерти. Менее выдающиеся творческие люди более подвержены синусоидальной активности: у них наблюдается время кульминации, а потом закономерного спада. 3. В области философии и биологии созревание творческой активности отсрочено, если сопоставлять с точными дисциплинами и искусством. 4. Завершение деятельности в сферах биологии, астрономии и геологии отсрочено, по сравнению с точными науками и экспериментаторством. Ослабление активности происходит чаще у представителей точных наук и экспериментаторов, чем у людей искусства. 5. Великие ученые, заявившие о себе после середины 19 века, начинают позже своих предшественников, а менее значимые в этот же период, наоборот, ранее проявляют активную и продуктивную творческую деятельность. 6. Ослабление творческой активности чаще наблюдается у тех, чье творчество совпало с расцветом развития либо концом соответствующей области, а также у тех, кто отличается консерватизмом. 7. У литераторов «средней руки» после сорока уменьшается число произведений, создаваемых за единый временной фрагмент. У писателей после сорока отмечается уменьшение числа произведений, создаваемых в единый промежуток времени. При этом число неудачных произведений меньше у великих. 8. Рано умершие (до 50-летнего возраста) начинали несколько раньше. 9. Повторная волна творчества наблюдается вовсе не у каждого. 10. «У представителей творческого труда редко наблюдается спад продуктивности в годы, предшествующие смерти. Напротив, у наиболее выдающихся деятелей науки и искусства в эти годы часто происходит подъем» [10, С. 266].

Чем обусловлено ослабление творческой деятельности? Авторы исследования считают, что переменами в образе жизни, изменениями личности и характера, старением, невозможностью перенаправления на другую проблему. Характерно, что административная нагрузка одаренного человека, по выводам авторов исследования, не понижает творческого потенциала, а наоборот, сохраняет его и в зрелости.

Набор «критической массы знаний». При погружении в определенную тему накапливается некая сумма знаний, которые способствуют переходу на новый виток понимания и раскрытия темы. Если этого не происходит, получается регресс и упадок в данном направлении. Очень часто именно об этом погружении вспоминают мемуаристы и биографы знаменитых людей: Как, например, И. Бунин писал повесть «Суходол», - много часов, забывая о еде и сне, как самозабвенно часами может работать художник у картины, или как ученому не дает покоя мысль о предполагаемом эксперименте, вычислении и т. п. Если есть жгучее желание продолжить, если тема волнует, то рано или поздно скопившаяся масса знаний ведет к неожиданному прозрению, хотя неожиданно ли оно, в строгом смысле слова? Ведь к нему вела серьезная и многочасовая подготовительная работа.

Наличие четырех необходимых условий для развития гениальности, которые обосновал в своих работах В. П. Эфроимсон. Каковы же они? «1. Становление в детско-подростково-юношеском периоде твердых ценностных установок. Это подкрепляется фактором «импринтинга»…, то есть яркого впечатления в особо чувствительном периоде человека, подсознательно действующего и направляющего в последующей жизни. 2. Выбор деятельности в соответствии с индивидуальными дарованиями. 3. Оптимальные условия для развития этих дарований, иногда активно созданные, даже вопреки социуму. 4. Наличие благоприятных социальных условий (социального заказа, «спроса») для самореализации. В зависимости от этих социальных причин, гениальных людей различают как «гениев потенциальных, развившихся и реализовавшихся» (цит. по: [11, С. 59- 61]). То есть, гениев родившихся гораздо больше, чем сполна реализовавших свой потенциал.

Особые физиологические процессы, выступающие в роли механизмов гениальности. К их числу относят нарушение гомеостаза из-за возрастания в крови уровня мочевой кислоты, активизацию выброса адреналина, возрастание уровня половых гормонов андрогенов, резко обозначенные циклы подъемов и спадов настроения, увеличение лобных областей мозга. Эти процессы отличают ученых и некоторых представителей искусства от среднестатистических людей.

Стремление максимально реализовать тягу к ощущению жизни. Этот тезис сформулирован на основе гипотезы М. Веллера о том, что человек представляет собой двухуровневую систему, функционирующую на основе ощущений и действий. Чтобы ощутить себя живым, важно ощущать: «Базовый инстинкт – инстинкт жизни (т. е. заряд самой энергии существования субъекта) – определяет ему жить в мощность его энергетического уровня, т.е. возбуждений и усилий центральной нервной системы, т. е. чувствовать максимум всего, на что он способен» [12, С. 365]. А тяга ощущать толкает человека на ряд поступков и опций, направленных на чувствование. Разум М. Веллер считает вторичным образованием, способствующим преобразованию ощущений в действия. При этом и первые, и вторые самоценны априори, вне зависимости от их модуса. И, следует дальше писатель за своей мыслью, «бедное и агрессивное варварское государство эффективнее – в том плане, что человек в нем больше напрягает свои чувства, оно даёт больше места подвигам и великим делам» [12, С. 98].

Способность волевым усилием направлять энергию на созидание. Существует миф о том, что поэты, писатели творят по наитию, а ученых, по примеру Архимеда, просто «осеняет». Как писал Пушкин, вторя этому расхожему мнению, «минута – и стихи свободно потекут…». Но достаточно прочесть черновики Пушкина, чтобы увидеть кропотливую работу над каждой строкой, моменты застоя и раздражения и моменты «свободного течения», когда просто нужно найти наиболее удачный вариант. Если полагаться только на вдохновение, то вряд ли может получиться достойный результат. Так создают только дилетанты, подлинные гении знают о кропотливой работе, бессоннице, раздражении и упадке сил.

Обреченность на одиночество. В этом признавались многие художники, писатели и поэты. «Свита» поклонников или толпа хулителей – это не одно и то же, что партнерское единомыслие и способность к диалогу. Вспомним, какая сильная связь была у А. Блока и А. Белого, пока не произошел разрыв вследствие любовного треугольника, где оказалась замешана и Л. Д. Менделеева-Блок. Оба переживали эту драму как глубокое потрясение еще и потому, что утратили друг в друге собеседников, партнеров, равных по личностному масштабу. «Одиночки» неизменно противостоят здравомыслящему большинству.

Закон творческой волны, по Э. С. Ханку. Согласно этой гипотезе, в синусоиде творческой активности выделяют пять ключевых моментов: «точка отрыва, подъём, пик, спад и волновой след» [13, С. 201]. Длительность «творческой волны», как формулирует это композитор, «в шоу-бизнесе колеблется в пределах четырёх-семи лет» [13, С. 202]. И если говорить об этой сфере, Э. Ханок считает, что здесь большинство тех, у кого обычно наблюдается два творческих пика. Хотя применительно к шоу-бизнесу понятие «гениальности» использовать не совсем корректно. Но здесь ведь тоже речь о творческом процессе, а закономерности этого процесса порой никак не связаны с его результатом.

Автор статьи выражает благодарность И. Л. Викентьеву. Материал его сайта vikent.ru помог систематизировать и классифицировать аспекты рассматриваемой темы.

Литература:

  • 1. Дневник Делакруа в 2-х томах. Том 1. - М.: «Издательство Академии художеств СССР», 1961.
  • 2. Психологическая энциклопедия / Под ред. Р. Корсини, А. Ауэрбаха. СПб: «Питер», 2006.
  • 3. Дюркгейм, Э. Метод социологии. Харьков-Киев, 1899.
  • 4. Кандинский В.В. О духовном в искусстве. М.: «Архимед», 1992.
  • 5. Кон И.С. Междисциплинарные исследования. Социология. Психология. Сексология. Антропология. Ростов-на-Дону: «Феникс», 2006.
  • 6. Альтшуллер Г.С. Алгоритм изобретения. М.: «Московский рабочий», 1973.
  • 7. Альтшуллер Г.С. Творчество как точная наука. М.: «Советское радио», 1979.
  • 8. Новиков Н.Б. Новая теория гениальности (исследование законов творческого мышления). М., 1996.
  • 9. Чиксентмихайи М. Креативность. Поток. Психология открытий и изобретений. М.: «Карьера Пресс», 2013.
  • 10. Бодалёв А.А. Рудкевич Л.А. Как становятся великими или выдающимися? М.: «Издательство Института Психотерапии», 2003 .
  • 11. Пешкова В.Е. Феномен Гения. Ростов-на-Дону: «Феникс», 2006 г., с. 59-61.
  • 12. Веллер М.И. Кассандра, СПб: «Фолио», 2003.
  • 13. Ханок Э.С. Пу-га-чёв-щи-на… Десять лет спустя (Три «оттепели в жизни Примадонны). М.: «Грифон», 2008.
  • 14. Викентьев И. Л. Закономерности поведения творческих личностей [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://vikent.ru/enc-list/category/28

Автор: Павловская Гражина, психолог

Редактор: Чекардина Елизавета Юрьевна Источник: https://psychosearch.ru/napravleniya/psychology-of-creativity/459-kak-formiruetsya-povedenie-odarennoj-lichnosti-ili-geniy


Источник: psychosearch.ru