Лучше сама: как Наталья Касперская стала участницей рейтинга богатейших женщин

МЕНЮ


Искусственный интеллект. Новости
Поиск

ТЕМЫ


Внедрение ИИНовости ИИРобототехника, БПЛАТрансгуманизмЛингвистика, обработка текстаБиология, теория эволюцииВиртулаьная и дополненная реальностьЖелезоКиберугрозыНаучный мирИТ индустрияРазработка ПОТеория информации

RSS


RSS новости

Авторизация


логин:

пароль:


регистрация
восстановить пароль

Новостная лента форума ailab.ru

2017-10-14 20:00

it новости

Президент InfoWatch Наталья Касперская о своих самых интересных проектах

«Совместный бизнес сильно подкосил нашу семейную жизнь. Мы как семья протянули в нем чуть больше четырех лет, хотя до этого прожили вместе около десяти», — признается Наталья Касперская, президент группы компаний InfoWatch, рассказывая о «Лаборатории Касперского», которую они вместе с бывшим мужем Евгением Касперским в свое время превратили в успешный бизнес. Работать с Касперским она начала в компании «Ками», куда пришла в 1994 году. «Женя писал свой антивирус, который не продвигался системно и не продавался, и это стало моей задачей», — рассказывает предпринимательница. Их собственная «Лаборатория Касперского» родилась в 1997 году. Касперская стала генеральным директором компании, построила продажи на партнерской сети, и уже через десять лет оборот «Лаборатории Касперского», по ее словам, превышал $200 млн. 

Однако в 2007 году бывшие супруги бизнес поделили: Касперской досталась 100%-ная «дочка» «Лаборатории Касперского» — InfoWatch — и обязательство постепенно продать свои акции антивирусной компании. Полностью она вышла из совместного с Касперским бизнеса к 2011 году и значительную часть средств вложила в молодой InfoWatch, специализирующийся на разработке программного обеспечения для защиты компаний от утечек информации. 

Новый бизнес

Сейчас от того InfoWatch, который родился в 2003 году, практически ничего не осталось, говорит предпринимательница: она полностью поменяла команды разработки и маркетинга, несколько раз сменила технического директора. Это дало свои результаты: объем продаж InfoWatch вырос с 365 млн рублей в 2012 году до 1,5 млрд рублей в 2016 году, а при сделке с РФПИ («Российский фонд прямых инвестиций») в марте 2017 года только российские активы группы оценивались в 5 млрд рублей. Сегодня среди клиентов InfoWatch — государственные ведомства, такие как ФНС и ФТС, крупные банки, например Сбербанк и Альфа-Банк, телекоммуникационные игроки («Билайн», «Мегафон»), следует из продуктового каталога компании. Всего у группы более тысячи клиентов, оценивает Касперская.


Хорошо отработанные на «Лаборатории Касперского» схемы продаж оказались для новой компании неэффективными. Во-первых, пришлось продвигать не только продукт, но и тему DLP (Data Leakage Prevention, защита от корпоративных утечек), профильную для компании: тема была на рынке новой, люди не понимали, зачем им тратить на это деньги. Во-вторых, Касперская была вынуждена отказаться от партнерской сети, которая так хорошо работала в «Лаборатории», — там к 2011 году было 40 000 партнеров. InfoWatch в основном работает с крупными системными интеграторами и выстроила собственную региональную систему продаж. Цикл продаж достаточно долгий: необходимо в каждом отдельном случае понимать, какие именно утечки информации компания будет ловить, поэтому есть pre-DLP этап, консалтинговый, когда специалисты InfoWatch разбираются в потребностях конкретного заказчика. «Каждое предприятие имеет уникальную задачу — даже в рамках одной отрасли. Например, для кого-то утечка финансовой информации не является очень важной, зато важен уход персонала или репутационные риски. В зависимости от задачи можно по-разному настраивать систему», — объясняет Касперская.

В 2009 году в InfoWatch задумали выход на зарубежные рынки и начали с Германии. Решение Касперская объясняет тем, что у «Лаборатории Касперского» там сильные позиции и со времен работы в антивирусной компании у нее остались в стране личные связи и контакты. Однако в Германии продавать DLP-системы оказалось невозможно: немецкие профсоюзы видели в таком ПО нарушение права на частную жизнь. Продажи не шли и у конкурентов InfoWatch, так что спустя два года компания свернула операции в стране.

Пять лет назад InfoWatch предприняла попытку номер два, но на этот раз пошла на Ближний Восток и в Юго-Восточную Азию. Довольно долго развитие шло на собственные средства компании, но международная экспансия для InfoWatch обходится дорого: необходимо напрямую общаться с клиентами, поэтому нужно физически присутствовать в стране. Первый офис открыли в Дубае в мае 2017 года, в сентябре планируется запуск второго — в Куала-Лумпур. Сама Касперская сейчас летает в Дубай два-три раза в год. Среди ближневосточных клиентов InfoWatch — Центральный банк Бахрейна, Первый энергетический банк Бахрейна и Кувейтский финансовый дом. 

Фонды и гранты

Для международной экспансии в марте 2017 года InfoWatch привлекла финансирование от РФПИ: источники «Ведомостей» оценивали приобретенную фондом долю в 3,75%, а объем привлеченных средств — в сумму до 187,5 млн рублей. В 2015 году ходили слухи о том, что InfoWatch вела переговоры с венчурным фондом Baring Vostok, но ни одна из сторон их тогда не подтвердила.

Впрочем, Наталья Касперская уверена, что компаниям стоит обходиться своими средствами, если есть такая возможность, или привлекать государственные гранты. «Когда венчурный инвестор заходит в компанию, у него короткий горизонт планирования — через 3–5 лет он уже хочет выйти, что может не соответствовать интересам бизнеса, особенно если горизонты планирования у него длинные, как у InfoWatch, — объясняет она. — Если есть возможность получить грантовые деньги, за которые не надо «попадать в рабство» к венчуристу, это очень здорово». На первых этапах развития высокотехнологичный бизнес сталкивается с нехваткой ликвидности, и это может продолжаться 5–7 лет, говорит Касперская. Она сторонник того, чтобы такие серьезные технологии запускать с более крупной площадки: так «Лаборатория Касперского» в свое время родилась внутри «Ками», а InfoWatch — внутри «Лаборатории Касперского».

РФПИ, по словам Касперской, находится где-то между государственными грантами и венчурным капиталом: они берут небольшую долю акций и требуют высокий IRR (внутреннюю норму доходности), который ограничен сверху, но при этом не вмешиваются в деятельность компании.

Защита от утечек

DLP-система — это набор программ-перехватчиков для предотвращения утечек конфиденциальной информации за счет анализа коммуникаций: электронной почты, облачных хранилищ, копирования файлов на внешние носители.

 Когда InfoWatch только создавался как дочерняя структура «Лаборатории Касперского», DLP была спроектирована как защита периметра организации, то есть контролировались рабочие компьютеры, через которые могла уйти информация. Сейчас корпоративный периметр размылся — данные можно отослать, например, через рабочий смартфон и вне офиса, объясняет Касперская. Поэтому DLP становится системой, которая отслеживает конфиденциальную информацию на всех устройствах.

DLP-система InfoWatch состоит из двух частей: агентской и серверной. Первая собирает данные о коммуникациях на корпоративных устройствах. А на сервере полученная информация анализируются — и в случае, если зафиксирована утечка, оповещается отдел безопасности.

Остается проблема: как быть с личными телефонами сотрудников, через которые также, очевидно, сегодня возможны утечки. Некоторые фирмы выдают сотрудникам корпоративные устройства, а личные запрещают. Другие ставят агентские приложения на их мобильные устройства, но тогда, если нет специальных средств для разделения личных и корпоративных данных, DLP «видит» и всю личную переписку пользователя. Чтобы решить эту задачу, InfoWatch работает совместно с компаниями «ИнфоТеКС» и MobilityLab. «ИнфоТеКС» создает зашифрованную область для рабочего использования, MobilityLab — софт для работы в защищенной среде, а InfoWatch отслеживает, к каким документам обращались на этом устройстве. Личная переписка остается вне поля зрения системы.

Интересный бизнес

«Когда в 2011 году я рассталась с «Лабораторией Касперского», казалось, что у меня бесконечное количество денег, и я покупала разные активы, из интереса, можно сказать, просто ради удовольствия. Какие-то из этих компаний так и не взлетели, какие-то вошли в группу InfoWatch, но в целом, если компания не растет, ее надо закрывать. А это сложно. Так как компании — они как дети, всех жалко», — рассказывает глава InfoWatch.

В 2012 году Касперская приобрела 16,8% акций немецкого производителя антивирусов G Data Software AG. С сооснователем компании Каем Фигге она была на тот момент знакома уже 16 лет. Касперская только что продала свой пакет акций «Лаборатории Касперского» и согласилась стать акционером G Data. Сейчас она входит в совет директоров компании. С 2012 года бизнес вырос на 50%, что неплохо, говорит она, но он мог бы расти быстрее.

Она также купила контрольный пакет в другой немецкой компании — cynapspro (сейчас — EgoSecure), производителя ПО для защиты корпоративной информации на конечных устройствах. «Они генерируют хорошую прибыль, это было удачное приобретение», — объясняет предпринимательница.


Тогда же компания Натальи Касперской инвестировала в Appercut Security Рустэма Хайретдинова, заместителя генерального директора InfoWatch. Фирма разрабатывала решения для анализа исходного кода бизнес-приложений на предмет уязвимостей. Сейчас продукт продается под брендом InfoWatch — как InfoWatch Appercut.

Сегодня о покупке новых компаний Касперская советуется с нынешним мужем Игорем Ашмановым, основателем компании «Ашманов и партнеры». Совместный бизнес у них уже есть: например, компании «Крибрум» и «Наносемантика». В совместных проектах действует четкое разделение ролей: Наталья Касперская занимается маркетингом и продвижением, а Ашманов — технологической стороной бизнеса. «Когда надо помочь с продажами, найти главного маркетолога или генерального директора, Игорь обращается ко мне за помощью. Если у меня возникает технологическая проблема, даже в моем собственном бизнесе, я к нему обращаюсь за советом», — рассказывает она о муже. Офисы InfoWatch и «Ашманов и партнеры» расположены на одном этаже офисного центра на западе Москвы, но кабинеты супругов разнесены в разные стороны здания.

Касперская признается, что не вполне понимает вопросы о рецептах успеха: «Когда просят, например, сформулировать три правила бизнеса. Почему три? Почему не шесть, не семь, не два? Если бы были общие принципы, которые срабатывают в каждом бизнесе, все были бы предпринимателями и мир вообще был бы другим». «Чем больше у меня бизнесов появляется, тем больше я понимаю, как мало я понимаю», — добавляет она. Тем не менее некоторые принципы она все-таки выделяет. Например, Касперская не нанимает людей по знакомству и старается находить кандидатов «умнее себя». А еще не стоит разменивать стратегические решения на тактические ради сиюминутной выгоды, говорит она.

В рейтинг богатейших женщин России Forbes Наталья Касперская вошла в 2013 году с состоянием $220 млн, но это не было ее дебютом в списках состоятельных россиян. «У меня с рейтингами связана личная и очень неприятная история: после публикации первого списка, в который я попала в 2011 году, у меня похитили сына, — говорит она. — Люди воспринимают эти рейтинги так: раз денег заработала, значит у нее есть вертолет, дача в Монако и Ferrari. При этом мое состояние оценивается косвенно — по долям в компаниях, которые не являются публичными. Какие-то из этих проектов более успешны, какие-то — менее, и к реальным деньгам эти доли относятся опосредованно». 

Пятая часть сообщений, которые поступают Касперской сейчас в Facebook, сводятся к просьбам о деньгах — на какие-нибудь непрофильные для нее стартапы или даже просто на жизнь. Она же воспринимает деньги как ресурс, с помощью которого можно что-то построить, пусть даже не все компании, в которые она инвестирует, сильно «выстреливают». 

От первого лица

  • В детстве я мечтала стать ветеринаром, но реально оценила свои знания по биологии и химии и поняла, что просто не сдам эти дисциплины. И пошла в технический вуз, на математику. Но детскую мечту реализовала недавно практическим образом — устроила себе фермерское хозяйство с 40 козами. От молока коз остается обрат, выливать его жалко, поэтому завели еще 5 хрюшек, есть чем их кормить. 
  • У фермы есть управляющий и разводчик коз, сейчас ищем ему помощника. Собираюсь из фермы сделать малый бизнес. Мы уже посчитали и выяснили: молоко продавать невыгодно, будет перерабатывать в сыр и йогурты. Я пока не решила — использовать ли бренд Касперской для фермерских продуктов или не запутывать покупателей.

Источник: www.forbes.ru