Дельфиний спецназ

МЕНЮ


Искусственный интеллект. Новости
Поиск

ТЕМЫ


Внедрение ИИНовости ИИРобототехника, БПЛАТрансгуманизмЛингвистика, обработка текстаБиология, теория эволюцииВиртулаьная и дополненная реальностьЖелезоКиберугрозыНаучный мирИТ индустрияРазработка ПОТеория информации

RSS


RSS новости

Авторизация



Новостная лента форума ailab.ru

Дельфиний спецназ

На носу дельфина закреплен штырь с куском пластилина и буй-обозначатель. Обнаружив предмет, животное нажимает на него обозначателем, и на пластилине остается отпечаток искомого предмета. В этот момент буй отсоединяется и всплывает, обозначая место находки. Фото: Михаил Семенов

Дельфиний спецназ

В ходе археологической экспедиции АН СССР, проходившей в Черном море, с помощью военных дельфинов была найдена античная керамика и остатки древних кораблей. Фото: Михаил Семенов

Дельфиний спецназ

Данные об использовании дельфинов в интересах Министерства обороны были строго засекречены до конца 1990-х. На фото: боевой дельфин нашел заблудившегося водолаза, на место обнаружения оперативно прибыли сотрудники военной базы. Фото: Михаил Семенов

Дельфиний спецназ

На задание дельфинов доставляли на вертолете в огромной ванне с морской водой. Уровень нервного напряжения у пилотов зашкаливал: они должны были ухитриться не пролить воду в процессе транспортировки — возможность ошибки исключалась. Затем дельфинов помещали в подвесные носилки и спускали на воду (на фото). Важно было расположить дельфина правильно, не повредив плавники. Опытные животные не сопротивлялись и дополнительных трудностей экипажу не создавали. Все оборудование на дельфине крепилось на резинках, для того чтобы в случае аварии животное могло порвать резиновые тяжи, сбросить все с себя и всплыть на поверхность. Фото: Михаил Семенов

Дельфиний спецназ

Дельфин закрепил на учебной торпеде захватное устройство. Фото: Михаил Семенов

После Второй мировой войны гонка вооружений двух сверхдержав стремительно набирала обороты. Были задействованы не только люди, но и животные: военные применяли уникальные способности дельфинов для морской разведки. Ставка была сделана верно: иногда животный спецназ выполнял задания лучше и быстрее людей.

Первыми прибегли к помощи дельфинов американцы: на территории Соединенных Штатов функционировало несколько военных дельфинариев. Естественно, данные и программы были секретными, только во время Вьетнамской войны мир узнал об их разработках. В одном из заливов Южно-Китайского моря, где базировался американский флот, специально подготовленные дельфины уничтожили вьетнамских боевых пловцов. Когда этот опыт стал достоянием гласности, в Советском Союзе также задумались о возможностях использования этих животных не только «в мирных целях».

Методики подготовки дельфинов-военных не было: никто не знал, как их ловить, дрессировать и тем более обучать.

Постановлением Совета Министров СССР от 23 февраля 1966 года в бухте Казачьей на окраине Севастополя заложили научно-техническую базу Военно-морского флота, перед которой была поставлена задача разрабатывать программы использования дельфинов в армейских целях.

Приказы не обсуждались, и ученым нужно было незамедлительно приступать к решению сложной задачи. Дело в том, что методики подготовки дельфинов в СССР в те времена просто не было: никто не знал, как их ловить, дрессировать и тем более обучать. Биологи были вынуждены методом проб и ошибок разрабатывать план действий. К проекту были привлечены специалисты из 40 научно-исследовательских учреждений Советского Союза, в том числе НИИ экспериментальной медицины АМН СССР и Института высшей нервной деятельности и нейрофизиологии МГУ.

Дельфины никогда не перепрыгивают через сети, хотя это и не составляет для них никакой сложности. Эту особенность решено было использовать при отлове. Сначала дельфинов погружали в карантинный бассейн. Оправившись от шока, животные занимали круговую позицию: собирались вместе и становились носами друг к другу. Только самые любопытные и смелые особи подплывали к людям, находившимся в бассейне. Но скоро дельфины успокаивались, начинали брать рыбу из рук. В стадо новичков подсаживали уже обученного дельфина — так процесс привыкания проходил быстрее.

Видеть сквозь стены

Выбор пал на дельфинов даже не из-за пресловутого суперинтеллекта, которым славятся эти животные. Нет — военных привлекли прежде всего некоторые физические возможности дельфинов, о которых мы, люди, можем только мечтать. Бесценными для морской разведки стали возможности эхолокации. Фактически, это способность видеть с помощью звука.

Дельфины издают сигналы частотой от 16 Гц до 170 кГц и принимают множественные отражения этих сигналов от предметов, получая тем самым четкое детальное изображение. Если дельфину показывали торпеду, он запоминал ее звуковой контур и легко находил замытые в грунте снаряды на дне моря.

Натренированные животные различали не только геометрическую форму предмета, но и материал, из которого он сделан, и даже соотношение веществ в материале. Например, дельфины понимали разницу между двумя стальными шариками одного диаметра, но с разными долями железа и углерода в сплаве. Способность видеть предметы, замытые на дне, сделала из дельфинов отличных саперов. Мины, сброшенные с самолетов на мелководье, не могли обнаружить ни корабли-тральщики (из-за малых глубин), ни сухопутные саперы, которым мешала вода. Тогда за работу брались дельфины — они в считанные часы обнаруживали мины, оставляли на поверхности буи, так что водолазам-саперам оставалось только разминировать подступы к берегу.

Для нахождения потерянных предметов хороши были и другие способности необычного спецназа: дельфины легко ныряют на большие глубины, и, в отличие от людей, эти животные меньше рискуют умереть при всплытии от кессонной болезни — закупорки сосудов.

Научить дельфина снимать под водой — дело сложное, но в результате обучения дельфин неплохо освоился даже со вспышкой.

На длительных заданиях дельфины оказались просто незаменимы: они могут спать и работать одновременно. «За тысячи лет жизни в воде многие китообразные, в том числе дельфины, научились спать с одним открытым глазом, находясь в непрерывном движении и поддерживая высокий уровень бдительности и работоспособности, — рассказывает научный сотрудник Института проблем экологии и эволюции имени А. Н. Северцова и Центра по изучению сна Калифорнийского университета в городе Лос-Анджелес Олег Лямин. — Сон у дельфинов «однополушарный», то есть полушария головного мозга у них спят по очереди — пока одно полушарие спит, другое бодрствует и обрабатывает информацию о состоянии окружающей среды».

Здесь интересно заметить то, что исследования способностей животных, которые потенциально могут принести практическую пользу армии, в США проводятся и в наше время. «В 2002—2005 годах Агентство перспективных исследований Министерства обороны США (DARPA) поддерживало исследования по программе «Предотвращение последствий депривации сна». Согласно официальному заявлению агентства, «Устранение потребности в сне во время боевых операций… приведет к радикальному изменению самого характера боевых действий». В рамках этой программы исследовались способности разных животных (от мух-дрозофил до обезьян) обходиться минимальным количеством сна, а также уникальные особенности сна дельфинов и морских котиков», — продолжает Олег Лямин.

Ванна для дельфина

Никто и не сомневался, что, получив задание правительства, зоологи в бухте Казачьей разработают эффективную методику спецприменения дельфинов — но какой ценой был получен результат! Каждый этап работ был полон технических сложностей. До зоны поиска животных транспортировали на вертолетах. Дельфины, понятно, не могут долго находиться вне воды: их кожа высыхает, да и внутренние органы у них к «сухопутной жизни» не приспособлены.

Поэтому был придуман экзотический способ транспортировки. Дельфина погружали в ванну с водой и в этой ванне помещали в вертолет. В вертолете из ванны дельфина перемещали в носилки и уже из носилок сбрасывали в воду. Перед животным в воду спрыгивал человек, чтобы в воде надеть на дельфина седло. Как ни странно, весь этот цирк животные переносили прекрасно. Больше всех доставалась вертолетчикам, которые летали с ванной, полной морской воды, — аттракцион требовал высочайшего мастерства пилотирования. В принципе, животные довольно легко приспособились к любой транспортировке: иногда дельфинов перевозили по суше, на поезде и даже на грузовиках.

Работали дельфины в сопровождении надувной моторной лодки: как только хвостатый боец обнаруживал искомый предмет, он давал возможность надеть на себя намордник, на котором были закреплены буй, указатель и груз. Дельфин подплывал к предмету, нажимал на него указателем — груз с веревкой отцеплялся, и буй всплывал, обозначая место находки. Затем в дело вступали водолазы: они стропили и поднимали найденные предметы.

Дельфиний спецназ последовательно расширял свои возможности. Постепенно животные научились не только обнаруживать, но и стропить предметы. В одном НИИ Министерства обороны было разработано захватное устройство для остропки торпед. Достаточно быстро дельфина научили застегивать это устройство на торпеде без участия человека и поднимать торпеду на поверхность воды: животное четко понимало, в какое место надо установить и как сориентировать захват, чтобы он защелкнулся. Совершенно уникальным оборудованием была подводная фотокамера. Научить дельфина снимать под водой — дело сложное, поначалу все попытки это сделать безнадежно проваливались. Американцы в проекте подводной лаборатории Sealab 11 использовали дельфина Тэффи, который носил фотокамеру, но дальше эксперимента дело не пошло.

Дельфины научились приносить дополнительные баллоны с воздухом, инструменты, помогали выйти в заданный район, приводили заблудившихся водолазов.

В бухте Казачьей ученые смастерили подводный бокс под сухопутный фотоаппарат, снабдив его фотовспышкой. Камеру изготовили так, чтобы дельфин мог нажимать спусковую кнопку носом — животные научились фотографировать найденные объекты. Один существенный недостаток: камера была тяжелой, а дельфин может без ущерба для здоровья таскать на носу не более восьми килограммов. Камеру переделали, но тут возникла новая проблема: на малых глубинах все было прекрасно, а вот на большой глубине фотовспышка сильно пугала и раздражала дельфина. Нашли выход и из этой ситуации: животное отправляли на съемку сначала днем, затем вечером и только потом — ночью, в результате дельфин неплохо освоился со вспышкой: он научился закрывать глаза в момент съемки (как делают это люди).

Однажды спецназ из Казачьей вызвали на серьезную операцию: был утерян очень важный предмет вооружения, и на ушах стоял весь флот. Применение всех возможных технических сил и средств результата не дало, и на дельфинов никто серьезно даже не надеялся. Но через два часа поиска на столе командующего операцией лежала фотография потерянного предмета, сделанная хвостатым спецназовцем.

Человек и дельфин

Люди, работавшие с дельфинами в Казачьей, привязались к своим подопечным. Дельфины очень выручали водолазов: животные научились приносить дополнительные баллоны с воздухом, инструменты, помогали выйти в заданный район, приводили заблудившихся водолазов. Должность человека, работавшего с дельфинами, называлась «тренер», потому что слово «дрессировщик» в данном случае не подходило. Если дельфин погибал, его гибель воспринималась как потеря личного состава. Безопасность дельфинов всегда была на первом месте: водолазы сначала проверяли все устройства на себе и только потом надевали их на животных. Дельфины служили исправно (в принципе, у животных не было выбора — без человека они уже не выжили бы в дикой природе). Они работали в открытом море, но уходы в самоволку были очень редки.

Однажды во время сильного шторма на мысе Фиолент (летняя база проекта) разрушило клети, в которых находились дельфины; часть животных отправилась в Казачью бухту — за несколько десятков километров — и добралась до вольеров.

В 1990-е годы в нашей армии прошла волна сокращений, и в 1995-м группу дельфиньего спецназа расформировали. Люди разъехались по разным войсковым частям, оборудование было обречено пылиться на складах, а животные отправились доживать свой век в дельфинарии.


Источник: www.nat-geo.ru